К чему скрывать: мы боимся бедности, преступников, болезни, катастроф, конца света и вечной гибели. При этом масштабы наших страхов отнюдь не соответствуют масштабу того, чего мы боимся. И часто мы забываем, что совершенная любовь изгоняет страх (1 Ин 4:18). А если проще, то забываем, что Господь с нами; от души поем в храме С нами Бог! или Господь просвещение мое и Спаситель мой — кого убоюся?, а в жизни (или, как принято нынче говорить, «по жизни») боимся всего вышеназванного.

Честно говоря, бояться есть чего. Read more... )
Религией может быть названо только то мировоззрение, в котором присутствует мысль о Боге, идея Бога, признание Бога, вера в Бога. Если нет этого, нет и религии. Мы можем называть такую веру как угодно: шаманством, фетишизмом, астрологией, магией... Но это уже не религия, это псевдорелигия, вырождение религии. Сегодня мне и хочется поговорить с вами по основополагающему для любой религии, конечно же, и для христианства, вопросу - учение о Боге.

Вопрос о Боге не прост. Вам придется не раз услышать: "Вот вы, христиане, говорите нам о Боге, доказываете, что Он есть. А Кто Он такой? О Ком вы говорите, когда произносите слово "Бог"?" Об этом сегодня и поговорим с вами.

Начну очень издалека, не удивляйтесь и потерпите минуточку. У Платона, ученика Сократа, есть такая мысль: первоначала (простые вещи, не имеющие никакой сложности) не поддаются определению. Их невозможно описать. Действительно, сложные вещи мы можем определить через простые. А простые через что? Если человек никогда не видел зеленого цвета, как мы объясним ему, что это такое? Остается только одно - предложить: "Посмотри". Рассказать же, что представляет собой зеленый цвет, нельзя. Отец Павел Флоренский как-то спросил свою кухарку, самую простую, необразованную женщину: "Что такое солнце?" Искушал ее. Она на него посмотрела с недоумением: "Солнце? Ну посмотрите, что такое солнышко". Он был очень доволен этим ответом. Действительно, есть вещи, которые невозможно объяснить, их можно только видеть.

На вопрос "Кто же Такой Бог?" приходится отвечать так. Read more... )

История Анании и Сапфиры

В четвертой и пятой главах Деяний святых апостолов рассказывается о массовом добровольном отказе от личной собственности в общине первых христиан и передаче всех средств на общие нужды. Но Анания, член первохристианской иерусалимской общины, и его жена Сапфира решили обмануть апостолов и утаить часть вырученных средств: Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду. <…> Некоторый же муж, именем Анания, с женою своею Сапфирою, продав имение, утаил из цены, с ведома и жены своей, а некоторую часть принес и положил к ногам Апостолов. Но Петр сказал: Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? Чем ты владел, не твое ли было, и приобретенное продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоем? Ты солгал не человекам, а Богу. Услышав сии слова, Анания пал бездыханен; и великий страх объял всех, слышавших это. И встав, юноши приготовили его к погребению и, вынеся, похоронили. Часа через три после сего пришла и жена его, не зная о случившемся. Петр же спросил ее: скажи мне, за столько ли продали вы землю? Она сказала: да, за столько. Но Петр сказал ей: что это согласились вы искусить Духа Господня? вот, входят в двери погребавшие мужа твоего; и тебя вынесут. Вдруг она упала у ног его и испустила дух. И юноши, войдя, нашли ее мертвою и, вынеся, похоронили подле мужа ее. И великий страх объял всю церковь и всех слышавших это.

Есть в Новом Завете история, которая вызывает страх и смятение у каждого, кто о ней знает. Это гибель Анании и Сапфиры — супругов, которые попытались обмануть Духа Святого, за что тут же были наказаны мгновенной смертью. И, наверное, более всего здесь шокирует радикальная непохожесть такого Божьего действия на все, что рассказывает нам о Боге Евангелие.

Иисус — воплотившийся Бог, много раз показывал Свою ничем не ограниченную власть над бесами, природой и стихиями, но ни разу не употребил эту власть для наказания провинившихся. Он изгонял из людей бесов, исцелял болезни, возвращал людям зрение и способность двигаться, воскрешал мертвых. Но нигде мы не найдем в Евангелии такого, чтобы Иисус за грехи поразил человека болезнью, вселил в него беса или же умертвил его. А тут — немедленная смерть сразу же после согрешения. Евангелие называет Бога  кротким Царем, который льна курящегося не угасит и трости надломленной не переломит.

Read more... )

Оригинал взят у [livejournal.com profile] pretre_philippe в Проверьте себя!
Насколько вы православны. С точки зрения догматики.
http://reverent.org/ru/pravoslavie_ili_eres.html
Надо прочесть 10 отрывков разных древних текстов и оценить их. Есть подозрение, что некоторые "чрез меру у нас православные" могут поставить ересь там, где текст святоотеческий.


Библейское учение о самарянах, в связи с заявленной темой, заслуживает нашего особого внимания. Самаряне – классическая секта (ересь), возникшая внутри иудаизма[1]. Христос воспринимал самарян именно как отступников от истинной веры Израиля. Отправляя учеников на проповедь, Он говорил им: «на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите» (Мф. 10: 5). Подобное низведение еретиков самарян до положения нечестивых язычников наглядно характеризует глубину их заблуждений. В беседе с самарянкой, отвечая на ее вопрос, какая из двух вер более соответствует истине (самарянство или иудаизм), Господь со всею определенностью заявлял: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин. 4: 22); здесь Он отождествляет Себя Самого – словами «мы знаем» – с ветхозаветною верою и прямо противопоставляет ее заблуждениям самарян. К тому же сами самаряне проявляли агрессию по отношению к Сыну Божию, видя в нем только правоверного иудея. Сказано: «но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим» (Лк. 9: 53). Последняя история заслуживает нашего особенного внимания.
Иногда мы, христиане, увы, забываем, каким Духом движимы
Нежелание со стороны самарян принять Христа в свое селение, так как «Он имел вид путешествующего в Иерусалим», наткнулось на резкий протест со стороны апостолов Иакова и Иоанна: сии «сыны громовы» потребовали свести огонь на головы сектантов-самарян: «“Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?” Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: “не знаете, какого вы духа”» (Лк. 9: 54–55). Иногда мы, христиане, действительно забываем, в каком времени живем и каким Духом движимы. Православная «Толковая Библия» А.П. Лопухина поясняет:
«На гневное заявление сынов Зеведеевых, которых Сам Господь назвал сынами грома (Мк. 3: 17), желавших, подобно Илии пророку, низвести огонь на неразумных самарян, Господь отвечает, что они не понимают, очевидно, что, как ученики Христа, живущие уже в Новом Завете, а не в Ветхом, как Илия, они не должны прибегать к тем суровым мерам вразумления, к каким прибегали пророки Ветхого Завета. И Илия также имел в себе Духа Божия, но Тот Дух был иной, иначе проявляющий Себя, чем Дух, под действием Которого находятся ученики Христа»[2].
Господь не оставил «сынов громовых» без наставления и вразумил их следующими словами: «Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9: 56). Святые отцы поясняют: «Но Господь, показывая им, что Его Закон выше жизни Илииной, запрещает им и отводит их от такого образа мыслей и, напротив, научает их переносить обиды с кротостью»[3].
Беседа Сына Божия с самарянкой принесла куда больший результат. Сказано: «И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову» (Ин. 4: 39–41).
Известная притча о добром самарянине (см.: Лк. 10: 30–37) есть не что иное, как притча о добром еретике и сектанте. Именно так она и воспринималась современниками Иисуса Христа. Господь в нравственном отношении ставит сектанта-самарянина выше и правоверного священника, и правоверного левита. Именно добрый самарянин оказался подлинным ближним для пострадавшего от разбойников. Увы! Но и в наше время многие сектанты в нравственном смысле стоят намного выше своих богословских противников. Многие из тех обвинений, которые некоторые православные религиоведы возводят против сектантов, могут в большей мере быть использованы против нас самих.
Самаряне представляются в Евангелиях и более благодарными по отношению ко Христу. Из десяти очищенных прокаженных только один вернулся ко Христу «и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин» (Лк. 17: 16).
Евангельское учение о самарянах и есть евангельское учение об отношении Христа к сектантам (еретикам). Ни в коей мере не уступая им первенство веры, Сын Божий, однако, часто ставит их в пример самим правоверным и выстраивает миссионерскую работу с ними с позиции внимательного и даже любвеобильного отношения к ним самим. Возможно, именно из-за такой нравственно выверенной системы отношений с самарянами для некоторых иудеев Христос и Сам выглядит как «Самарянин». Сказано: «Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин…» (Ин. 8: 48).
Миссионер только тогда будет иметь успех в проповеди, когда постарается, насколько возможно, отождествить себя с объектом проповеди. Христос это сделал всецело. Сказано: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил. 2: 6–7).
Служение проповеди заблудшим всегда должно носить жертвенный характер – как это было и у Христа
Только та проповедь будет услышана, которая учитывает все, даже субъективные, особенности объекта проповеди. Сказано: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 19–22). Апостол Павел ради дела благовествования отождествлял себя даже с фарисеями, этими последовательными врагами Христа и христианства: однажды апостол написал о себе: «Обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей» (Фил. 3: 5). Нам трудно до конца понять всю степень самоотождествления апостола Павла с заблудшими, иногда это доходило и до самоотречения во Христе – так, апостол писал: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9: 3). Иными словами, он сам был готов находиться в аду, только бы знать, что братья его, родные по плоти, находятся в раю. А Сам Сын Божий и сошел во ад, приняв на себя грехи мира, «и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1 Пет. 3: 19). Служение проповеди заблудшим всегда должно носить жертвенный характер – как это было и у Христа, как это было и у апостола Павла, сказавшего: «Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4: 16).
По учению апостолов, «еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3: 10). «После первого и второго» – то есть необходимо употребить максимум усилий. Апостолы не рекомендуют проявлять и чрезмерную враждебность по отношению к отпавшим: «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (2 Фес. 3: 14–15). А апостол Павел рекомендует проявлять милосердие и к находящимся под дисциплинарным (каноническим) запрещением: «Для такого довольно сего наказания от многих, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь» (2 Кор. 2: 6–8). Предварительно предав его тело «сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5: 5).
Общая тональность религиозных собеседований (даже носящих обличительный характер) не должна переходить в грубые формы: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3: 15). Но подобное внешне мягкое отношение к еретикам никогда в апостольском учении все же не переходило пределов дозволенного.
Апостол любви Иоанн Богослов учил: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2 Ин. 1: 10–11). Апостол Иуда призывал гнушаться «даже одеждою, которая осквернена плотью» (Иуд. 1: 23). Конечно, здесь имеются в виду ругатели, «поступающие по своим нечестивым похотям» (Иуд. 1: 18). Но и весь строгий тон послания апостола Иуды не избежал напоминания о милосердии к отпавшим: «И к одним будьте милостивы, с рассмотрением…» (Иуд. 1: 22).
Святоотеческое и церковное учение об отношении к еретикам (сектантам)
Святитель Иоанн Златоуст учил: «Еретические учения, несогласные с принятыми нами, должно проклинать и нечестивые догматы обличать, но людей нужно всячески щадить и молиться об их спасении»[4]. Эти слова и сегодня звучат достаточно актуально.
Проповедь Православия идет не от отрицания чего бы то ни было, а, напротив, от утверждения положительного учения Православной Церкви. Ибо Церковь «есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3: 15). Это протестанты «протестуют», а мы утверждаем.
Дать человеку правильное понимание Священного Писания в свете Священного Предания, объяснить ему, что значит «согласование библейских текстов» и «согласие отцов», что значат для нас Святые Таинства, – вот смысл евангельской проповеди в Православии.
К сожалению, в наше время православного миссионера нередко провоцируют стать на соблазнительный путь сыскаря-любителя или, хуже того, «сексота» (секретного сотрудника), что превращает само миссионерское служение в некий придаток секуляризированного общества, а религиозный опыт такого человека мало чем отличается от сектантского. Об этом хорошо сказал архиепископ Иоанн (Шаховской):
«Ошибочно думать, что все православные суть действительно не сектанты и что все сектанты суть действительно не православные. Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить “православного” – настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку, не алчущего, не жаждущего правды Божией, но пресыщенного горделивой своей правдой, строго судящего человека с вершины этой своей мнимой правды, внешне догматически правой, но лишенной рождения в Духе. И наоборот, можно встретить сектанта, явно не понимающего смысл православного служения Богу в Духе и Истине, не признающего то или иное выражение церковной истины, но на самом деле таящего в себе много истинно Божиего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям… Тогда как среди иновероисповедных христиан есть множество живущих в истине Православия – духом своим. Есть сектанты, которые горят духом и любовью к Богу и к ближним гораздо более, чем иные православные, и вот этот дух горения любви к Богу и к человеку есть признак истинного, жизненного Православия. Кто его не имеет среди православных, тот не истинно православный, и кто его имеет среди неправославных, тот истинно православный. По-человечески он заблуждается, по-человечески он не понимает того или другого, не видит тот или иной цвет в природе мира (духовный дальтонизм; не видит, например, смысла икон, общения со святыми, ушедшими из этого мира); но по духу, по внутреннему человеку он – верный и истинный, нелицемерной любовью преданный Живому Богу Воплощенному Господу Иисусу Христу до смерти»[5].
Святитель Иоанн Златоуст писал о поспешных анафемах:
«Но кто ты, присвояющий себе такую власть и великую силу? Тогда сядет Сын Божий и поставит овцы одесную, а козлища ошуюю (Мф. 25: 31–33). Почему же ты присвояешь себе такую честь, которой удостоены только сонм апостолов и истинные и во всем точные их преемники, исполненные благодати и силы? И они, строго соблюдая заповеди, отлучали еретика от Церкви, как бы исторгая этим у себя правый глаз, чем доказывается их великое сострадание и соболезнование, как бы при отнятии поврежденного члена. Посему и Христос назвал это исторжением правого глаза (см.: Мф. 5: 29), выражая сожаление отлучающих… Объясняя тяжесть этого слова (анафема. – прот. О.С.), он (апостол Павел. – прот. О.С.) употребил такое сравнение: как облекший себя в царскую багряницу простолюдин, и сам, и его сообщники предаются смерти, как тираны, так, говорит он, и злоупотребляющие определением Господним и предающие человека церковной анафеме подвергают себя совершенной погибели, присвояя себе достоинства Сына Божия». Далее Златоуст дает совет, как надо обличать упорного еретика: «без ненависти, без отвращения, без преследования, но оказывая искреннюю и истинную любовь к нему… Ибо тот, кого ты решился предать анафеме, или живет и существует еще в этой смертной жизни, или уже умер. Если он существует, то ты поступаешь нечестиво, отлучая того, кто еще находится в неопределенном состоянии и может обратиться от зла к добру; а если он умер, то – тем более. Почему? Потому, что он своему Господеви стоит или падает (Рим. 14: 4), не находясь более под властью человеческою»[6].
Святитель Иоанн Златоуст: «Хулящий святую веру – тот же упавший… подними его и словом, и делом, и кротостью»
Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая о православных и сектантах, утверждает:
«И не говори мне таких бессердечных слов: “Что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего”. У нас нет ничего общего только с диаволом, со всеми же людьми мы имеем очень много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют Одного и Того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас нет с ними ничего общего, потому что это голос сатанинский, диавольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого и покажем подобающую братьям заботливость. А я обещаю со всей уверенностью и ручаюсь всем вам, что если все вы захотите разделить между собою заботу о спасении обитающих в городе, то последний скоро исправится весь… Разделим между собою заботу о спасении наших братьев. Достаточно одного человека, воспламененного ревностью, чтобы исправить весь народ. И когда налицо не один, не два и не три, а такое множество могущих принять на себя заботу о нерадивых, то не по чему иному, как по нашей лишь беспечности, а отнюдь не по слабости многие погибают и падают духом. Не безрассудно ли, на самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся. Да что я говорю: драку?! Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку, чтобы поднять его на ноги, а о гибнущих братьях не заботимся. Хулящий святую веру – тот же упавший осел; подойди же, подними его и словом, и делом, и кротостью, и силою – пусть разнообразно будет лекарство. Если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближним, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление»[7].
Как видим, Златоуст воспринимал брезгливо относящихся к еретикам и заблудшим, без желания им помочь, как сатанистов («потому что это голос сатанинский, диавольское бесчеловечие»).
Итак, святитель Иоанн Златоуст увещевает нас быть заботливыми братьями для тех, кто заблудился. Конечно, мы не можем общаться с ними в молитвах, таинствах и обрядах, но свидетельствовать им о Православии мы обязаны.
«Миссионерские беседы должны быть открыты, проникнуты духом пастырской кротости и растворяемы христианской любовью… Во время собеседований миссионер в отношении к раскольникам и сектантским совопросникам и вообще к раскольникам и сектантам должен соблюдать потребное проповеднику и защитнику истины душевное спокойствие, кроткое обращение и снисходительное терпение, не смущаться их дерзостями, но братолюбиво обличать их неприличие, не отвечая безумным по безумию их… Конечно, если эти беседы – только публичный суд над вероучением сектантов, тогда сектанты уклонятся от этих бесед»[8].
Святитель Феофан, Затворник Вышенский, писал в письме, отвечая на некоторое недоумение, связанное с сектантами: «Зачем он (то есть сектант. – прот. О.С.) приходил к вам? Вы должны были помочь ему. Мне думается, что вы хорошо сделаете, если, встречаясь с теми лицами, будете ласково говорить с ними, как будто ничего не было. Можно сказать: “Я тогда немного вспылил, прошу извинить. Но это не значит, что я одобряю поступок ваш”…»; «О молоканах теперешних надо судить снисходительнее. Зачинщики всему виной, а эти с молоком матери всасывают ересь»[9].
Многие неофиты, недавно пришедшие в Церковь, привносят в нее дух нетерпимого отношения к любым формам несогласия с их собственным мнением. И порою христианские истины защищают совсем не христианским, скорее большевицким образом и действием.
Подобное нетерпимое отношение к неправославным имело место быть в нашем народе при подписании Царственным Страстотерпцем Николаем II Высочайшего указа 17 апреля 1905 года о веротерпимости. Полемика, которая возникла тогда вокруг данного указа, заслуживает и нашего внимания. Преосвященный Иоанникий (Казанский), епископ Архангельский и Холмогорский, писал тогда:
«Миссия хотя и давно у нас существует, но, вследствие различных исторических обстоятельств, ей все как-то не счастливило, она всегда была какой-то падчерицей… поэтому приходилось вступать в разные непрочные и неблагодарные сделки и компромиссы и покрываться тенью какого-то даже полицейско-сыскного дела. Ведь нельзя позабыть, что еще не так давно от миссии требовали выслеживания за раскольниками и сектантами, за их молитвенными домами, их противозаконными действиями и т.п., – что, собственно, есть сфера деятельности только чиновников… Миссия – это служение делу евангельской проповеди, распространению христианства как среди не знающих совершенно Христа, так и среди имеющих неправильное о Нем и Его деле понятие… Итак, слово без всяких правительственных подпорок, полицейско-сыскных поддержек и изысканий… Только теперь миссионерам придется больше бывать в разъездах и меньше исполнять разные канцелярские поручения; почаще посещать центры сектантства и подольше проживать в них. А для этого необходимо нужно предоставить им как можно более свободы, инициативы и самостоятельности»[10].
Преосвященный Никанор (Надеждин), епископ Пермский и Соликамский, писал:
«Меры полицейского воздействия в них (других верах. – прот. О.С.) все более и все сильнее возбуждали вражду и ненависть к Церкви. Правда, применялись широкие меры и миссионерского влияния на заблуждающихся, но и здесь часто сказывалось тяжкое влияние полицейских мероприятий и нередко искажался сам характер отношений миссии к заблуждающимся»[11].
Преосвященный Флавиан, митрополит Киевский и Галицкий, по этому же вопросу писал:
 «1) Репрессивные меры по отношению к разномыслящим в вере вызывают в среде их озлобление против господствующей Церкви и служат одним из главных тормозов к воссоединению с ней. Пример – наш раскол, в течение двух с половиной веков испытывавший на себе всевозможные репрессии и доселе твердо и стойко отстаивающий свои заблуждения.
2) Репрессии привели к тому, что Православная Церковь, вопреки своему догматическому определению («есть от Бога установленное общество человеков, соединенных православной верой, священноначалием и Таинствами»), стала наполняться и достаточно наполнилась людьми, только формально к ней принадлежащими, чуждыми ей по религиозным побуждениям…
4) Но самое главное зло от означенных репрессий состояло в том, что они, охраняя Православную Церковь внешними средствами, содействовавшими долговременной спячке значительной части нашего духовенства, замедляли в нем подъем его духовных сил, имевших быть направленными к утверждению Православия и охранения его от напора враждебных сил. Таким образом, появление Высочайшего указа 17 апреля сего года (о веротерпимости) должно быть объясняемо давным-давно назревшими потребностями – и политическими, и религиозными – и отнюдь не должно быть толкуемо как событие, неблагоприятное для Церкви Православной. Мысль эта подчеркнута и в Высочайшем указе. “Призывая благословение Божие на дело мира и любви” (веротерпимость), Государь уповает, что “оно послужит к вящему возвеличению православной веры, порождаемой благодатью Господней, поучением, кротостью и добрыми примерами”. В последних словах находится и указание, в каком направлении должна быть усилена деятельность православного духовенства»[12].
Жизнь всегда сложнее, чем кажется: она не есть красиво раскрашенная лубочная картинка. Этого нельзя забывать. К сожалению, многие православные оказались не готовыми к вызову, который нам предъявили сектанты и процессы демократизации законов, касающихся религиозных вопросов. Мы разучились решать свои проблемы именно христианскими церковными средствами и ищем мирские ответы на духовные вопросы. Но мир, погрязший в собственных противоречиях и проблемах, едва ли сможет помочь нам.
Нельзя бороться с сектантами нехристианскими методами, отодвигая в сторону Библию и беря в руки Кодекс
Повторю: нельзя бороться с сектантами нехристианскими методами, как делают это некоторые миссионеры. Такие миссионеры отодвигают в сторону Библию и берут в руки Гражданский или Уголовный Кодекс. Они занимаются только сбором компромата на руководителей сект и на рядовых сектантов. Что можно сказать об этом? Их изыскания, с религиозной точки зрения, заведомо бесполезны, их деятельность на руку противникам Православия.
Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме» (декабрь 1994 г.), в частности, уточняет:
«В то же время Архиерейский Собор призывает всех верных чад Русской Православной Церкви широко проповедовать Евангелие Господа нашего Иисуса Христа, создавать катехизические школы, разъяснять людям пагубность лжеучений, помогать тем, кто временно оступился, поддавшись пропаганде сектантских проповедников. Однако противостояние ложным взглядам не должно сопровождаться нетерпимым отношением к самим носителям несовместимых с христианством учений… Мы призываем всех членов Церкви молиться о просвещении одержимых ложными учениями и твердо хранить переданное нам, “отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания” (1 Тим. 6: 20)».
Протоиерей Олег Стеняев, 4 апреля 2016 г.
[1] Самаряне – этническо-религиозная группа, классическая секта внутри иудаизма. Данная этническая группа возникла из смешения евреев, населявших Северное (Израильское) царство, с переселенцами из разных областей ассирийской империи (см.: 4 Цар. 17: 24; 1 Езд. 4: 9–10), которые и заселили опустевшие (после изгнания евреев в Вавилон) города Самарии. Первоначально самаряне окормлялись иудейскими священниками (левитами. См.: 4 Цар. 17: 27), но позже они создали свое собственное священство, альтернативное иудейскому. Есть у самарян и свой собственный (альтернативный) текст Торы (Пятикнижия Моисея) – известное «Самарянское Пятикнижие». Данный текст имеет отличия от масоретского (еврейского) текста пяти первых книг Библии. Так, например, название горы «Гевал» (Втор. 27: 4) заменено на «Гаризим» и т.д. – всего около 6 тыс. несовпадений. Самаряне ежегодно празднуют на горе Гаризим Пасху и др. религиозные праздники, установленные в Книге Левит.
[2] Лопухин А.П. Толковая Библия, или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Изд. преемников А.П. Лопухина. Стокгольм, 1987. Т. 3. С. 186.
[3] Комментарий блаженного Феофилакта на Лк. 9: 56.
[4] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. СПб., 1898. Т. 1. С. 766.
[5] См.: Иоанн (Шаховской), архиепископ Сан-Францисский. Сектантство в Православии и Православие в сектантстве // К истории русской интеллигенции. М., 2003.
[6] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Кн. 2. С. 762–765.
[7] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 2. С. 25–26.
[8] Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе // Общество любителей церковной истории. М.: Издательство Крутицкого подворья, 2004. Ч. 1. С. 710–711.
[9] Георгий (Тертышников), архим. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского. Т. 1. С. 426–427.
[10] Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе. Ч. 1. С. 383–384, 390.
[11] Там же. С. 990.
[12] Там же. С. 704.
http://www.pravoslavie.ru/92077.html
Ветхий Завет почитается православными, как Боговдохновенное откровение, но абсолютно весь опыт из него мы не берем, потому что надо учитывать для кого он написан, когда он написан, для чего он написан. А он написан еще для тех времен и для того народа, в котором только в далеком будущем должен был появится Спаситель. Весь Ветхий Завет был пронизан ожиданием прихода Мессии в этот мир и именно из среды еврейскрнр народа сохранившего веру Адама. И соответственно все правила, указания, законы были еще дохристианские и учили, как нужно правильно жить тому народу, чтобы сохраниться как народу и обществу, не потерять правильную веру и знания, не опоганится в плотном окружении язычников и не стать такими же как их окружавшие народы почитателями идолов, ваалов, молохов и прочей нечисти, что выдумали люди и приносили своим выдуманным божкам человеческие жертвоприношения. ВЗ только лишь готовил людей к принятию Нового Завета. Даже само Еврейское общество, недавно вышедшее из египетского рабства, а уж тем более окружавшие иудеев язычники были совершенно не готовы к принятию Нового откровения. И поэтому с мерками Нового Завета подходить к ВЗ неразумно и нелогично.
А если абсолютно всё брать из Ветхого, да и еще при этом не исследуя Новый Завет по заданному вопросу - неправильно. Сначала смотрим в Новом Завете, а потом уже в Ветхом.
Допустим, Ветхий Завет предлагает верующим обрезание. Христиане делают обрезание? Нет. Соответственно сознательно нарушается Ветхий Завет и никого из христиан это не пугает. Так что указывать на правила Ветхого, предварительно не изучая Новый Завет - это совершенно недопустимо.
Религия это связь с Богом, но и связь надо настроить правильно. Ведь не Бог нуждается в нас, а мы в Боге. Не Бог меняется из-за наших молитв с грозного судьи на любящего отца, а это мы меняем своё представление о Боге. Ведь Бог есть Дух, Бог есть Любовь, Благо, Красота, Добро, Истина. И Он как был таким, такой есть и таким останется всегда, одно из Его имён Сущий. Бог есть Любовь и только Любовь. Если мы ведём в нем грозного, гневного и справедливого судью, то с нашим представлением что-то не так.
Конечно, тут может появится вопрос, а как же так вот в Ветхом Завете. Любовь это не слащавое сюсюканье. У вас болезнь, опухоль, надо оперировать, а к вам приходить слащавое существо, жалеет вас, вот мол бедный-несчастный, вот тебе конфеточка и обезболивающее, давай я прочту тебе сказочку, ой нет, ты же уже взрослый дядечка, давай я тебе скачаю новую игрушечку для айфончика. Таблеточка помогла? Не болит у нашего заиньки? Вот и славненько, вот и чудненько. И так до тех пор, пока ваш организм окончательно не сгниет. Хотите такую любовь? Мне что-то не хочется. Любовь это когда врач придёт, осмотрит, возьмёт анализы, противопоказания, аллергии, реакции, поставит предварительный диагноз, перепроверит и даст заключение, в нашем случае надо срочно оперировать, наркоз на стол, режет, кровь, мясо, ткани, вырезает опухоль, сшивает, терпит всю операцию три-пять-десять часов и т.д. После следит за вашим состоянием, самочувствием, указывает лекарства, смотрит динамику, назначают безвкусную склизкую кашу и т.д и т.п. Понятно, что нам лично все это неприятно, досаждает, занимает время, нас таскают по разным кабинетам, смотрят, щупают, давят, сканируют, впихивают какие-то трубки, нам холодно, то жарко, то что-то где-то чешется где нельзя достать, то нас мучает тошнота, то не спиться по ночам, то соседи храпят, то душно, то страшно, то одиноко, то днем не дают спать. Но что мы предпочтем прожить остаток жизни комфортно и безболезненно, умереть с сюсюканьем и конфетками или использовать шанс, бороться, мучаться и лечиться? Выбор за нами. И ещё один момент. Ваша болезнь и только вы её можете победить, настроем, верой, упованием, соблюдением данных инструкций, положительными эмоциями, молитвой, врач лишь только помощник в победе. Он профессионал и может сотворить чудо. Но как может вас вылечить врач, если вы выбрасываете таблетки, срываете бинты, не сдаёте анализы, не ходите на процедуры, не даёте ставить уколы, курите, пьёте, кушаете, что было запрещено, забили на лечение и решили с телом вместе умереть. Тогда либо можно оставить вас в покоое, либо можно для вашего же блага ввести вас в искусственную кому, чтоб вы побыли немного растением и дали своему телу возможность восстановиться.

Поэтому что лучше лишний раз спросить, уточнить и посмотреть на себя со стороны, лучше когда тебе подскажут правильно ли ты движешься и что нужно изменить именно в самом себе, чтобы приблизится к Богу. А не изменять Бога под себя и свои хотелки. Самому же, действуя в одиночку можно вообще попасть в ложный самообман, беседуя со своим карманным божком, который тебе все позволяет, прощает, разрешает, одобряет и раздувает в тебе лишь гордость, самомнение и тщеславие. Простой Пример молитва. Как молиться, представляя себе образ, картинки, ища себе удовольствия в словах молитвы или в количестве сказанного? Посмотрите истеричные "молитвы" харизматиков или любовные романы со Христом у некоторых католических святых, разве можно это действительно считать связью с Богом? Да просто представьте ситуацию, вас пригласили к Путину/Обаме/Порошенко (кому кто нравиться) и вы, что будете искать телесных наслаждений от этой встречи, падать в истерике и экстазе, стонать от истомы, будете кокетливо соблазнять? Вытащите бумажку и будете, что то бубнить себе под нос, достаньте список хотелок и зачитаете 10 начальных страниц? Мне то-то, то-то и то-то, я вычитал извольте завтра подвести не сильно рано и не сильно поздно.
1. Любите справедливость, судьи земли, право мыслите о Господе, и в простоте сердца ищите Его, 2. ибо Он обретается неискушающими Его и является не неверующим Ему. 3. Ибо неправые умствования отдаляют от Бога, и испытание силы Его обличит безумных. 4. В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху, 5. ибо святый Дух премудрости удалится от лукавства и уклонится от неразумных умствований, и устыдится приближающейся неправды. 6. Человеколюбивый дух - премудрость, но не оставит безнаказанным богохульствующего устами, потому что Бог есть свидетель внутренних чувств его и истинный зритель сердца его, и слышатель языка его. 7. Дух Господа наполняет вселенную и, как все объемлющий, знает всякое слово. 8. Посему никто, говорящий неправду, не утаится, и не минет его обличающий суд. 9. Ибо будет испытание помыслов нечестивого, и слова' его взойдут к Господу в обличение беззаконий его; 10. потому что ухо ревности слышит все, и ропот не скроется. 11. Итак, хранитесь от бесполезного ропота и берегитесь от злоречия языка, ибо и тайное слово не пройдет даром, а клевещущие уста убивают душу. 12. Не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни и не привлекайте к себе погибели делами рук ваших. 13. Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, 14. ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле. 15. Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть: 16. нечестивые привлекли ее и руками и словами, сочли ее другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть ее жребием. 1. Неправо умствующие говорили сами в себе: "коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада. 2. Случайно мы рождены и после будем как небывшие: дыхание в ноздрях наших - дым, и слово - искра в движении нашего сердца. 3. Когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух; 4. и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягченный теплотою его. 5. Ибо жизнь наша - прохождение тени, и нет нам возврата от смерти: ибо положена печать, и никто не возвращается. 6. Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью; 7. преисполнимся дорогим вином и благовониями, и да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни; 8. увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли; 9. никто из нас не лишай себя участия в нашем наслаждении; везде оставим следы веселья, ибо это наша доля и наш жребий. 10. Будем притеснять бедняка праведника, не пощадим вдовы и не постыдимся многолетних седин старца. 11. Сила наша да будет законом правды, ибо бессилие оказывается бесполезным. 12. Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания; 13. объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа; 14. он пред нами - обличение помыслов наших. 15. Тяжело нам и смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его: 16. он считает нас мерзостью и удаляется от путей наших, как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога. 17. Увидим, истинны ли слова его, и испытаем, какой будет исход его; 18. ибо если этот праведник есть сын Божий, то Бог защитит его и избавит его от руки врагов. 19. Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его; 20. осудим его на бесчестную смерть, ибо, по словам его, о нем попечение будет". 21. Так они умствовали, и ошиблись; ибо злоба их ослепила их, 22. и они не познали тайн Божиих, не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных. 23. Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего; 24. но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его. (Книга Премудрости Соломона. Глава 1-2)


21. ... Ты все расположил мерою, числом и весом. 22. Ибо великая сила всегда присуща Тебе, и кто противостанет силе мышцы Твоей?
23. Весь мир пред Тобою, как колебание чашки весов, или как капля утренней росы, сходящей на землю. 24. Ты всех милуешь, потому что все можешь, и покрываешь грехи людей ради покаяния. 25. Ты любишь все существующее, и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел. 26. И как могло бы пребывать что-либо, если бы Ты не восхотел? Или как сохранилось бы то, что не было призвано Тобою? 27. Но Ты все щадишь, потому что все Твое, душелюбивый Господи. (Книга Премудрости Соломона. Глава 11)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] olgaw в Введение в христианство для атеиста. Часть 3.
3. Третья аксиома (взаимоотношение Бога и человека)
Итак мы можем сказать, что наши рассуждении привели нас к признанию существования в окружающей реальности двух реальных объектов - Бога и бессмертного человека. Но если есть Бог и человек, то каковы отношения между ними? Понятно, что Бог необходим человеку, без Бога не существовал бы ни окружающий мир ни сам человек. Но нужен ли человек Богу?
Итак, мы попытаемся ответить на вопрос: "Для чего человек нужен Богу", или, иначе говоря, на вопрос о смысле существования человека.
Read more... )

Что делает протестант? Хватает чужую книгу и пытается из нее подчерпнуть какие-то знания и сделать свои выводы.
Почему чужую, потому что апостолы писали свои книги для церкви, для общества правильно верующих, а не для разбора этих писаний всеми подряд, без базовых знаний, традиции, без учителей, прошлого опыта и преданий.

Итак обыкновенный протестант или сектант.

«Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, — кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно; а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, — знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, — и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что у меня именно эта болезнь. Несколько минут я сидел, как громом пораженный; потом, с безразличием отчаяния, принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел об ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; тут я заинтересовался всей этой историей и решил разобраться в ней досконально. Я начал прямо по алфавиту. Прочитал об анемии — и убедился, что она у меня есть и что обострение должно наступить недели через две, Брайтовой болезнью, как я с облегчением установил, я страдал лишь в легкой форме, и будь у меня она одна, я мог бы надеяться прожить несколько лет. Воспаление легких оказалось у меня с серьезными осложнениями, а грудная жаба была, судя по всему, врожденной. Так я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.
Вначале я даже обиделся: в этом было что-то оскорбительное. С чего это вдруг у меня нет родильной горячки? С чего это вдруг я ею обойден? Однако, спустя несколько минут, жадность была побеждена более достойными чувствами. Я стал утешать себя, что у меня есть все другие болезни, какие только знает медицина, устыдился своего эгоизма и решил обойтись без родильной горячки. Зато тифозная горячка меня совсем скрутила, и я этим удовлетворился, тем более что ящуром я страдал, очевидно, с детства. Ящуром книга заканчивалась, и я решил, что больше уж мне ничто не угрожает.
Я задумался. Я думал о том, какой интересный клинический случай я представляю собою, каким кладом я был бы для учебных демонстраций. Студентам незачем было бы практиковаться в больницах и участвовать во врачебных обходах, если бы у них был я. Я сам — целая больница. Им нужно только совершить обход вокруг меня и сразу же отправляться за дипломами.
Тут мне стало любопытно, сколько я еще протяну. Я решил устроить себе врачебный осмотр. Я пощупал свой пульс. Сначала никакого пульса не было. Вдруг он появился. Я вынул часы и стал считать. Вышло сто сорок семь ударов в минуту. Я стал искать у себя сердце. Я его не нашел. Оно перестало биться. Поразмыслив, я пришел к заключению, что оно все-таки находится на своем месте и, видимо, бьется, только мне его не отыскать. Я постукал себя спереди, начиная от того места, которое я называю талией, до шеи, потом прошелся по обоим бокам с заходом на спину. Я не нашел ничего особенного. Я попробовал осмотреть свой язык. Я высунул язык как можно дальше и стал разглядывать его одним глазом, зажмурив другой. Мне удалось увидеть только самый кончик, и я преуспел лишь в одном: утвердился в мысли, что у меня скарлатина.
Я вступил в этот читальный зал счастливым, здоровым человеком. Я выполз оттуда жалкой развалиной».
«Трое в лодке, не считая собаки», Джером Клапка Джером.
Кандидат богословия архимандрит Феогност (Пушков)

Наследуют ли дети при рождении вину и личную ответственность за грехи родителей? Нет? Тогда почему болезни предков, как следствие грехов, передаются по наследству ни в чем не повинным потомкам? Можно ли молиться об исцелении от таких болезней? И почему Бог наказывает «вину отцов в детях»?
...

Евангелие, т.е. Благая Весть о спасении, приносит нашему сердцу радость совершенного отпущения грехов, данного каждому верующему в Едином Крещении именем Святой Троицы. С другой стороны, живя в мире, преисполненном страданий, человеческая мысль пытается осмыслить окружающую нас реальность. Особенно когда страдания входят в нашу жизнь – касаются наших ближних или нас самих. Нередко поверхностно рефлектирующая мысль приходит к упрощенным вариантам ответа, а жизнь «разбивает» возникшие у нас теории. В таком случае многие люди говорят об «утрате веры», отчасти это именно так, только необходимо уточнить, что это была вера в наши концепции, что отнюдь не равнозначно подлинной религиозной вере, основанной на живом Откровении Слова Божьего.

В основе религиозного откровения лежит не теория, а факт: Бог вступил в «собеседование» со Своим творением. Любой религиозный догмат представляет собою реальность жизненную, реальность духовного опыта (даже если излагается схематическим методом). И на вопрос «наследуют ли дети при рождении вину и личную ответственность за грехи родителей?» Церковь твёрдо отвечает: «Нет! И тем более, ни о каком наследовании вины по факту рождения не может быть и речи после возрождения человека в Крещении». Но у нас налицо факт наследственных заболеваний, которые иной раз и являются у родителей следствием тех или иных их личных грехов, но передаются совершенно не повинным в том детям. Как объяснить этот факт? Так же в Священном Писании (собственно, в Ветхом Завете) даны четкие указания, что Бог наказывает «вину отцов в детях». Как объяснить эти библейские высказывания? Начнем с последних.

Дурной пример

Язык Священого Писания с трудом понимается современным читателем. Не потому, что это «язык шарад и загадок» (это совсем не так), а потому, что текст написан в категориях мышления и способах изъяснения, присущего людям, жившим в очень далекие от нас времена. Это, если хотите, «социо-лингвистический разрыв». Вот библейский текст, на который чаще всего ссылаются те, кто распространяют далекие от Библии мнения, что Бог карает детей за грехи родителей: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи [родов], прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх.34:6-7 – см. так же Исх.20:5-6; Втор. 5: 9-10; Иер.32:18).

Смысл этого библейского текста невозможно понять, не учитывая патриархального уклада библейской культуры. При патриархальном укладе дети наследовали профессию (и все «секреты ремесла») своих родителей. Если отец был плотник, то им будет и сын, и его сын и так далее. «Отрыв от корней» очень строго осуждался обществом, а лица, ставшие маргиналами, как правило, становились изгоями. Итак, отец - плотник, и сын его – так же. Мать - ткачиха? И дочь ее так же. Ну а если отец - грабитель или пират, то кем будет его сын? Правильно, грабителем или пиратом. А если мать - блудница из публичного дома, то кем будет ее дочь, согласно «обычаям общества»? Правильно, пойдет по стопам матери.

Вот потому в данном тексте и сказано, что Бог наказывает «в детях вину отцов», т.е. если Он увидит, что дети развивают не доброе, а злое наследство, то Он покарает детей за то, что они продолжают грехи родителей. Наказание Божие простирается к потомкам в том случае, если они становятся подражателями грехов родителей (т.е. родители – виновники того, что дети грешат, ибо отцы детям дали дурной пример). Точность этого подчеркивается словами Исх. 20:5 «Я – Господь, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящим Меня», т.е. если вражда к Богу простирается до 3 или 4 колена – Бог простирает руку для наказания. Это прекрасно подтверждает преп. Ефрем Сирин комментарии на Исх. 20:5: «Бог, по Долготерпению Своему, терпит человека лукавого, и сына, и внука его. Но если они не покаются, налагает наказание на главу четвертого, коль скоро он в лукавстве своем подобен отцам своим». В прямом юридическом смысле «отец не возьмет греха сына, ни сын не возьмет греха отца своего, но каждый умрет в собственном своем грехе».

Отказ «искупить вину»

Однако понятие «наследование вины» имеет еще и второе значение – это отказ «искупить вину» (в случае если это возможно) своих родителей. К примеру, родители путём подлога и подкупа отобрали у своего соседа его имущество и передали его своему сыну, который знает о происхождении этого наследства. И хотя он сам лично не грабил, но он несет вину за то, что не возвращает обнищавшему с помощью его родителей соседу то, что ему причитается. Наверное, именно эта степень вины весьма актуальна для немалого числа наших современников. Не говоря про всё перевернувшую вверх дном трагедию 1917 года, напомним лишь времена «приватизации», когда многое было нажито «предприимчивыми людьми» ценою слез и даже крови людей «не предприимчивых». Конечно, в таком случае вина пользующегося всем этим наследника не очищается самим актом Крещения, так как после Крещения он вновь возвращается к тому, что залито слезами и кровью невинных жертв.

Еще в Ветхом Завете Бог твердо убеждает народ, что только в случае отказа детей исправить вину отцов (т.е. в случае продолжения ими греха родителей) Он взыщет с них как с виновным. «Зачем вы употребляете в земле Израиля эту пословицу, говоря: "отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина"? Живу Я! говорит Господь Бог, - не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле. Ибо вот, все души - Мои: как душа отца, так и душа сына - Мои: душа согрешающая, та умрет» (Иез. 18:2-4). И далее говорится, что если грешник оставит путь зла и исправит свои злодеяния (вернет награбленное, отпустит долги должникам и т.д.), то и ему Бог просит все грехи. Эту личную причастность детей ко грехам родителей прекрасно понимают сами наказываемые дети: «Со дней отцов наших мы в великой вине до сего дня, и за беззакония наши преданы были мы, цари наши, священники наши, в руки царей иноземных, под меч, в плен и на разграбление и на посрамление, как это и ныне» (Ездр. 9:7). «Мы лежим в стыде своем, и срам наш покрывает нас, потому что мы грешили пред Господом Богом нашим, - мы и отцы наши, от юности нашей и до сего дня, и не слушались голоса Господа Бога нашего» (Иер. 3:25). Если же человек видит глубокую испорченность нравов своего общества (в т.ч. и родителей), он должен выйти из этого общества – что, впрочем, и совершил Авраам, «порвав с корнями». А так как этот разрыв был во Имя Божье и ради святости и верности, а не из-за гордыни, то Бог благословил Авраама. Авраам, конечно, не мог отвечать за греховные дела своих родителей и своего общества, так как он полностью с ними порвал, т.е. не соучаствовал в их делах и не жил «согласно системе», насаждающей грех.

Люди, которые рвут с корнями, перестают себя осознавать и чувствовать как продолжение свих родителей. Осознающий же и чувствующий свою преемственность от предков, видит в себе и плоды их дел (хороших или плохих), волей или неволей, сталкивается с менталитетом, наследованным от отцов. Вот почему «наши грехи» и «грехи отцов», как правило, стоят в паре, где-то рядышком друг с другом.

Генетический момент

Теперь остается рассмотреть не нравственный, а генетический (или органический) ракурс данной проблемы. Если дети не виновны по самому факту рождения в грехах родителей, то почему болезни и страдания часто приходят по цепочке именно к детям?

Если в нравственной области человек представляет собою независимую личность, свободную «порвать с прошлым» (а значит, отказаться от наследства, заработанного не честным путем или полученного в результате отпадения от веры), то в области физиологической, органической человек является частью общей «плоти мира». Все Божье творение, вся природа представляет собою единый цельный живой организм. И как в нашем теле страдание одного члена (порез пальца) приводят к тому, что боль чувствует весь человек, а не только его палец, точно так же и в природе, частью которой (пусть и возглавляющей ее), является человек. Наше безнравственное поведение разрушает нас не только духовно, но и физически. И удивительно ли, что рождаются больными дети у людей, чей организм с юности был разрушен алкоголем, нервными стрессами, «свободной любовью» и т.п.? Скорее удивительно и чудесно, если при таком раскладе дел рождаются здоровые дети. А если еще учесть то состояние экологии, к которому пришли все мы совместными усилиями в погоне за «прогрессом», то удивительно, что все мы еще живы. Своими грехами, своим образом жизни (разрушающим единство человека с низшей природой) мы сами строим себе гроб. И тут не идет речь о «каре Божьей». Это не Бог карает нас, а мы сами собираем худое приданное будущим поколениям. Кто же виноват, что дети живут тем, что им оставили их родители? Ведь никому не придет в голову сказать, что «Бог покарал смертью того, кто выпил полный стакан цианистого калия»? Почему же мы говорим о «каре Божьей», когда видим, что ребенок алкоголиков рождается больным? Это неправильное суждение!

Христианское отношение к данному вопросу можно суммировать так: родители передают своим детям последствия своих грехов в виде болезней и других страданий, но не сами грехи, а потому и детей, которые страдают не "за вину", а "по вине" родителей, мы не считаем грешниками, проявляем к ним сострадание и стараемся облегчить их жизнь.

Конечно, Бог Всемогущий силен исправить то, что в нас было нарушено грехом. Он силен и детей, рожденных от «больного корня», исцелить. Но это уже совершенно другая тема. И верующие люди с любовью могут возносить свои просьбы к Богу об исцелении наследственных болезней, прилагая, в том числе, и естественные усилия на борьбу с ними.

Источник: Православная жизнь

Profile

live124578

December 2016

S M T W T F S
     123
4 56 7 89 10
1112 13 14 15 16 17
18 19 20 21 222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:28 am
Powered by Dreamwidth Studios