АРАПКИНА МОЛИТВА

Мохнатый пес,
Шершавый Арапка,
Подыми нос,
Сложи лапки.
Стой!
Повторяй за мной:

Милый Бог!
Хозяин людей и зверей!
Ты всех добрей,
Ты все понимаешь,
Ты всех защищаешь...
Прости меня, собаку,
Вора и забияку.
Прости, что я стянул у кухарки
Поросячьи шкварки.
Всего ложек шесть -
Очень хотелось есть...
Спешил и разбил посуду.
Больше не буду!
Прости меня, добрый Бог!
Чтоб соседний не грыз меня дог,
Чтоб блохи меня не кусали,
Чтоб люди меня не толкали,
Чтоб завтра утром с восхода
Была хорошая погода...
Чтоб собаки все были сыты
И не были биты.
Чтоб я нашел на помойке
У старой постройки
Хорошую кость.
Я тоже буду хороший,
Буду слушаться только Антоши,
Уйму свою злость,
Не буду рычать
И визжать -
Пусть только в доме не воют на флейте,
Бейте, не бейте, -
А я не могу - сам буду выть,
Не могу выносить!

И еще, если можно, пусти меня в рай
Вместе с Антошей -
Хоть в какой-нибудь старый сарай -
Ты ведь хороший...
Помилуй меня, не забудь, не покинь!
Спокойной ночи!
Аминь.

Саша Черный
Батюшка крестил пятилетнего ребенка, при этом он неутешно плакал и сопротивлялся таинству как мог. Отталкивал священника и кривлялся. Когда мальчика трижды окунали в купель, он кричал так, будто его погружали в котёл с кипящей водой. Взрослые бывшие при нем, содрогались видя все это. Наконец мать ребенка не выдержала, подошла к священнику, совершавшему Таинство Крещения и сказала:

- Ну, долго это будет еще продолжаться?
- Примерно столько же.
- А нельзя ли этот процесс как-то ускорить, вы же видете, что ребенок уже измучался.
- Нет, нельзя, чин должен быть исполнен от начала до конца, иначе Таинство не состоиться.
Мамаша тяжело вздохнула:
- Ну, что же делать? Вы же видите как он надрывается плачем, он не выдержит еще столько же...
- Он мучается не от этого, - тихо сказал священник.
- А от чего же? - с изумлением спросила мать ребенка.
- От грехов взрослых.
- Как? - на лице женщины отразился шок, она не верила своим ушам.
- Брак венчан? - спросил батюшка, не дав ей опомниться.
- Нет.
Между тем священник что-то высчитывал, потом сказал:
- Зачат ребенок, судя по всему, в Великий пост?
- ....
- Аборты делали?
Снова молчит.
- Сами в храм Божий никогда не ходили, не исповедались, не причащались?
Пожимает плечами, не отвечает.
- А как жили? Наверное вели жизнь далекую от благочестия?
-....
- И хотите, чтобы ваш сын чувствовал себя в храме благостно? Вам здесь находиться тягостно, а ему тем более. Хотите благих изменений сыну, измените себя к лучшему.
По щекам молодой женщины текли слезы, она вернулась на свое место, утирая глаза. Таинство продолжилось, но интересное дело, ребенок успокоился, перестал сопротивляться и плакать, будто батюшка говорил с ним, а не с матерью...
Кандидат богословия архимандрит Феогност (Пушков)

Наследуют ли дети при рождении вину и личную ответственность за грехи родителей? Нет? Тогда почему болезни предков, как следствие грехов, передаются по наследству ни в чем не повинным потомкам? Можно ли молиться об исцелении от таких болезней? И почему Бог наказывает «вину отцов в детях»?
...

Евангелие, т.е. Благая Весть о спасении, приносит нашему сердцу радость совершенного отпущения грехов, данного каждому верующему в Едином Крещении именем Святой Троицы. С другой стороны, живя в мире, преисполненном страданий, человеческая мысль пытается осмыслить окружающую нас реальность. Особенно когда страдания входят в нашу жизнь – касаются наших ближних или нас самих. Нередко поверхностно рефлектирующая мысль приходит к упрощенным вариантам ответа, а жизнь «разбивает» возникшие у нас теории. В таком случае многие люди говорят об «утрате веры», отчасти это именно так, только необходимо уточнить, что это была вера в наши концепции, что отнюдь не равнозначно подлинной религиозной вере, основанной на живом Откровении Слова Божьего.

В основе религиозного откровения лежит не теория, а факт: Бог вступил в «собеседование» со Своим творением. Любой религиозный догмат представляет собою реальность жизненную, реальность духовного опыта (даже если излагается схематическим методом). И на вопрос «наследуют ли дети при рождении вину и личную ответственность за грехи родителей?» Церковь твёрдо отвечает: «Нет! И тем более, ни о каком наследовании вины по факту рождения не может быть и речи после возрождения человека в Крещении». Но у нас налицо факт наследственных заболеваний, которые иной раз и являются у родителей следствием тех или иных их личных грехов, но передаются совершенно не повинным в том детям. Как объяснить этот факт? Так же в Священном Писании (собственно, в Ветхом Завете) даны четкие указания, что Бог наказывает «вину отцов в детях». Как объяснить эти библейские высказывания? Начнем с последних.

Дурной пример

Язык Священого Писания с трудом понимается современным читателем. Не потому, что это «язык шарад и загадок» (это совсем не так), а потому, что текст написан в категориях мышления и способах изъяснения, присущего людям, жившим в очень далекие от нас времена. Это, если хотите, «социо-лингвистический разрыв». Вот библейский текст, на который чаще всего ссылаются те, кто распространяют далекие от Библии мнения, что Бог карает детей за грехи родителей: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи [родов], прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх.34:6-7 – см. так же Исх.20:5-6; Втор. 5: 9-10; Иер.32:18).

Смысл этого библейского текста невозможно понять, не учитывая патриархального уклада библейской культуры. При патриархальном укладе дети наследовали профессию (и все «секреты ремесла») своих родителей. Если отец был плотник, то им будет и сын, и его сын и так далее. «Отрыв от корней» очень строго осуждался обществом, а лица, ставшие маргиналами, как правило, становились изгоями. Итак, отец - плотник, и сын его – так же. Мать - ткачиха? И дочь ее так же. Ну а если отец - грабитель или пират, то кем будет его сын? Правильно, грабителем или пиратом. А если мать - блудница из публичного дома, то кем будет ее дочь, согласно «обычаям общества»? Правильно, пойдет по стопам матери.

Вот потому в данном тексте и сказано, что Бог наказывает «в детях вину отцов», т.е. если Он увидит, что дети развивают не доброе, а злое наследство, то Он покарает детей за то, что они продолжают грехи родителей. Наказание Божие простирается к потомкам в том случае, если они становятся подражателями грехов родителей (т.е. родители – виновники того, что дети грешат, ибо отцы детям дали дурной пример). Точность этого подчеркивается словами Исх. 20:5 «Я – Господь, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого [рода], ненавидящим Меня», т.е. если вражда к Богу простирается до 3 или 4 колена – Бог простирает руку для наказания. Это прекрасно подтверждает преп. Ефрем Сирин комментарии на Исх. 20:5: «Бог, по Долготерпению Своему, терпит человека лукавого, и сына, и внука его. Но если они не покаются, налагает наказание на главу четвертого, коль скоро он в лукавстве своем подобен отцам своим». В прямом юридическом смысле «отец не возьмет греха сына, ни сын не возьмет греха отца своего, но каждый умрет в собственном своем грехе».

Отказ «искупить вину»

Однако понятие «наследование вины» имеет еще и второе значение – это отказ «искупить вину» (в случае если это возможно) своих родителей. К примеру, родители путём подлога и подкупа отобрали у своего соседа его имущество и передали его своему сыну, который знает о происхождении этого наследства. И хотя он сам лично не грабил, но он несет вину за то, что не возвращает обнищавшему с помощью его родителей соседу то, что ему причитается. Наверное, именно эта степень вины весьма актуальна для немалого числа наших современников. Не говоря про всё перевернувшую вверх дном трагедию 1917 года, напомним лишь времена «приватизации», когда многое было нажито «предприимчивыми людьми» ценою слез и даже крови людей «не предприимчивых». Конечно, в таком случае вина пользующегося всем этим наследника не очищается самим актом Крещения, так как после Крещения он вновь возвращается к тому, что залито слезами и кровью невинных жертв.

Еще в Ветхом Завете Бог твердо убеждает народ, что только в случае отказа детей исправить вину отцов (т.е. в случае продолжения ими греха родителей) Он взыщет с них как с виновным. «Зачем вы употребляете в земле Израиля эту пословицу, говоря: "отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина"? Живу Я! говорит Господь Бог, - не будут вперед говорить пословицу эту в Израиле. Ибо вот, все души - Мои: как душа отца, так и душа сына - Мои: душа согрешающая, та умрет» (Иез. 18:2-4). И далее говорится, что если грешник оставит путь зла и исправит свои злодеяния (вернет награбленное, отпустит долги должникам и т.д.), то и ему Бог просит все грехи. Эту личную причастность детей ко грехам родителей прекрасно понимают сами наказываемые дети: «Со дней отцов наших мы в великой вине до сего дня, и за беззакония наши преданы были мы, цари наши, священники наши, в руки царей иноземных, под меч, в плен и на разграбление и на посрамление, как это и ныне» (Ездр. 9:7). «Мы лежим в стыде своем, и срам наш покрывает нас, потому что мы грешили пред Господом Богом нашим, - мы и отцы наши, от юности нашей и до сего дня, и не слушались голоса Господа Бога нашего» (Иер. 3:25). Если же человек видит глубокую испорченность нравов своего общества (в т.ч. и родителей), он должен выйти из этого общества – что, впрочем, и совершил Авраам, «порвав с корнями». А так как этот разрыв был во Имя Божье и ради святости и верности, а не из-за гордыни, то Бог благословил Авраама. Авраам, конечно, не мог отвечать за греховные дела своих родителей и своего общества, так как он полностью с ними порвал, т.е. не соучаствовал в их делах и не жил «согласно системе», насаждающей грех.

Люди, которые рвут с корнями, перестают себя осознавать и чувствовать как продолжение свих родителей. Осознающий же и чувствующий свою преемственность от предков, видит в себе и плоды их дел (хороших или плохих), волей или неволей, сталкивается с менталитетом, наследованным от отцов. Вот почему «наши грехи» и «грехи отцов», как правило, стоят в паре, где-то рядышком друг с другом.

Генетический момент

Теперь остается рассмотреть не нравственный, а генетический (или органический) ракурс данной проблемы. Если дети не виновны по самому факту рождения в грехах родителей, то почему болезни и страдания часто приходят по цепочке именно к детям?

Если в нравственной области человек представляет собою независимую личность, свободную «порвать с прошлым» (а значит, отказаться от наследства, заработанного не честным путем или полученного в результате отпадения от веры), то в области физиологической, органической человек является частью общей «плоти мира». Все Божье творение, вся природа представляет собою единый цельный живой организм. И как в нашем теле страдание одного члена (порез пальца) приводят к тому, что боль чувствует весь человек, а не только его палец, точно так же и в природе, частью которой (пусть и возглавляющей ее), является человек. Наше безнравственное поведение разрушает нас не только духовно, но и физически. И удивительно ли, что рождаются больными дети у людей, чей организм с юности был разрушен алкоголем, нервными стрессами, «свободной любовью» и т.п.? Скорее удивительно и чудесно, если при таком раскладе дел рождаются здоровые дети. А если еще учесть то состояние экологии, к которому пришли все мы совместными усилиями в погоне за «прогрессом», то удивительно, что все мы еще живы. Своими грехами, своим образом жизни (разрушающим единство человека с низшей природой) мы сами строим себе гроб. И тут не идет речь о «каре Божьей». Это не Бог карает нас, а мы сами собираем худое приданное будущим поколениям. Кто же виноват, что дети живут тем, что им оставили их родители? Ведь никому не придет в голову сказать, что «Бог покарал смертью того, кто выпил полный стакан цианистого калия»? Почему же мы говорим о «каре Божьей», когда видим, что ребенок алкоголиков рождается больным? Это неправильное суждение!

Христианское отношение к данному вопросу можно суммировать так: родители передают своим детям последствия своих грехов в виде болезней и других страданий, но не сами грехи, а потому и детей, которые страдают не "за вину", а "по вине" родителей, мы не считаем грешниками, проявляем к ним сострадание и стараемся облегчить их жизнь.

Конечно, Бог Всемогущий силен исправить то, что в нас было нарушено грехом. Он силен и детей, рожденных от «больного корня», исцелить. Но это уже совершенно другая тема. И верующие люди с любовью могут возносить свои просьбы к Богу об исцелении наследственных болезней, прилагая, в том числе, и естественные усилия на борьбу с ними.

Источник: Православная жизнь
Конвейер по производству моральных калек

Я детский психолог, и я временами жутко задалбываюсь. Моя главная проблема — родители моих маленьких клиентов, которые сами их уродуют. Вот не знаю — это лично мне так «везёт» или и в самом деле чуть ли не у половины детей, которых к психологу направляют врачи или педагоги с подозрением на разные расстройства (именно так ко мне приходит большинство клиентов), диагноз один: окружающие взрослые — идиоты.

Четырёхлетний мальчик ведёт себя агрессивно, кидается на других детей на площадке и обижает младшую сестрёнку. Уже через десять минут общения с его мамой и отчимом всё становится очевидно. В семье даже взрослые не знают слов «извините», «пожалуйста» и «спасибо», у них принято общаться с помощью ора друг на друга, обещаний «щас как врезать» и так далее. Самое ласковое, что при мне сказали ребёнку — «Заткнись, гадёныш!» И вообще, отчиму ребёнка (стареющему гопнику, которому по паспорту за сорок, а по уму — лет 13–14) кажется, что научить малыша на любые слова бабушки отвечать «Заткнись, сука старая!» — отличная остроумная шутка. В общем, нет у мальчика никаких расстройств, просто на родителей похож.

Шестилетняя девочка Саша говорит о себе в мужском роде и пытается всех убедить, что она мальчик Саня. Расстройство гендерной идентификации? Да ни фига. Просто папа с мамой хотели второго сына и с младенчества твердят дочери, как жаль, что она не родилась мальчиком, на любое проявление слабости говорят: «Что ты как девчонка?!» (алё, гараж, ваш ребёнок вообще-то и есть девчонка!), а просьбу купить красивые туфельки воспринимают как признак, что дочь вырастет проституткой — это слово она уже отлично знает. Со старшим братом девочки при этом носятся как с писаной торбой: он же мальчик. У Саши, естественно, два выхода: либо навеки признать себя человеком второго сорта, либо пытаться хоть как-то стать человеком первого сорта. Она выбрала последний вариант, и это совершенно нормально для человека со здоровой психикой (пусть и маленького). Ненормально — так загадить умненькой и не по годам развитой девочке голову ещё до школы!

Первоклассник постоянно пытается лезть к другим детям в трусы, пристраивается сзади, имитируя половой акт, и уговаривает девочек станцевать стриптиз… Тревогу забили родители девочки, которой он предложил за шоколадку, цитирую, «пососать ему писю». Повышенный интерес к этой теме в таком раннем возрасте может быть симптомом нескольких больших проблем. Либо ребёнка развращали, либо у него серьёзный гормональный сбой (взрослый гормональный набор в теле ребёнка), либо некоторые проблемы с корой головного мозга… Однако выясняется, что просто папа ребёнка считает совершенно нормальным в присутствии сына смотреть на компе порнушку: «А чё такого, он же маленький, не понимает ничего. А если и понимает — пусть мужиком растёт, гы-гы-гы».

Десятилетняя девочка буквально ненавидит всех мальчиков и любые намёки на межполовые отношения, на соседа по парте, который сказал, что она красивая, налетела фурией и разбила ему нос. Выясняем, что вся ситуация возникла из-за мамы девочки. Это мать-одиночка. Женщина с бурной, но не очень счастливой личной жизнью. Череда «новых пап», некоторые из которых не продержались и трёх месяцев (а один из них девочку ещё и бил), и «мы с ней как подружки, я ей всё-всё рассказываю». То есть мама сделала дочь конфиденткой. Ребёнок с раннего детства в курсе, у кого из маминых «дядь» проблемы с потенцией, у кого — ревнивая жена, подкарауливающая маму на работе у проходной (после этого на лицо пришлось накладывать два шва), кто «жмот, даже колечко не купил», от кого она сделала три аборта и так далее. Мама искренне считает, что готовит девочку к взрослой жизни. Девочка считает, что «взрослая жизнь» — это только бесконечные разборки с чьими-то жёнами, аборты и нестоящие члены, и в гробу всё это видела (и её в данном случае сложно не понять).

Десятилетний мальчик. Редкий случай: ребёнка привела мама. С запросом «Сделайте что-нибудь, он раздражает отца» (вообще, поиск «кнопки», на которую можно нажать, чтоб ребёнок стал удобным — любимая тема родителей, которые приводят детей сами). В общем, ситуация почти классическая: папа время от времени находит новую любовь и уходит к ней, потом мама «отвоёвывает» его обратно борщами и шёлковыми халатиками, некоторое время в семье идиллия, а затем всё повторяется. Промежутки становятся всё короче, а ребёнок вообще «всё портит» — относится к папе как к папе, а не как к восточному падишаху. Недавно — подумать только! — попросил страдающего от похмелья родителя помочь ему решить задачу (был обматерён и получил такой подзатыльник, что улетел к стене). Ответ «Лучше, блин, папе выпишите целебных пенделей!», понятное дело, в рамки профессиональной этики не входит, но это едва ли не главное, что в данном случае приходит в голову.

Все описанные случаи — буквально за последний месяц. Пока все эти (и многие им подобные) дети — лишь нормальные малыши, которым не повезло с семьёй. Но пройдёт совсем немного времени — чужие дети, как известно, растут очень быстро — и они превратятся во вполне взрослых, сформировавшихся упырей, которые будут калечить уже следующее поколение малышей. И как остановить этот конвейер по производству моральных калек — я не знаю.

Семья

Apr. 22nd, 2015 06:52 pm
Ко мне пришла одна женщина, у которой двое детей, и говорит: «Вы знаете, батюшка, что-то у меня совсем все плохо с мужем, никаких чувств у меня к нему почему-то не осталось, и вообще, хочу с ним развестись». Я говорю: «Ну, как? Представь себе, у тебя есть папа, мама, есть дети твои. Ты скажешь завтра: “Знаете, мне чего-то дети надоели, все время меня достают, плачут, не слушаются, капризничают. Отдам их в детский дом. А папа с мамой старенькие, все время ноют, все время что-то требуют, учат меня жизни. Я их в дом престарелых сдам”. А ведь твой муж тебе и по закону церковному, и по закону гражданскому, светскому – это самый близкий родственник, гораздо ближе даже, чем твои дети и твои родители. А ты хочешь с ним развестись. По принципу: нет человека – нет проблемы. А на самом-то деле проблемы все равно будут. Через какое-то время, когда ты замуж опять выйдешь, у тебя те же самые проблемы и начнутся, потому что от себя не убежишь. Тебе самой надо свой внутренний мир менять и изменять отношение к этому человеку и к твоей семейной жизни. В жизни семейной всегда так: сначала хорошо, потом не очень, потом опять хорошо. Вот так вот идет то в горку, то под горку. Но, вообще-то, надо стремиться к тому, чтобы всегда было хорошо.

Священник Павел Гумеров
“...Но самых трудных ребят отдают мне”
Почти в каждой школе есть совершенно особенные учительницы. Проработав в школе много лет, они повидали столько всяких экспериментов, решительных преобразований, что в конце концов перестали обращать внимание на руководящие указания. Возможно, они даже перестали обращать внимание на педагогические премудрости и умные речи. Но именно у них на уроке задерживаются самые отъявленные прогульщики и двоечники.
Смотришь, совершенно разбойничьего вида молодой человек бережно несет такой учительнице стопку тетрадей в кабинет и улыбается, довольный, что-то рассказывает, а она слушает, кивает. И не пробуйте поведать ей, что за бездельник и лоботряс ваш ученик, она не поверит: мальчик замечательный, просто у него переходный возраст, трудности в семье – да мало ли что. Все равно он замечательный, хотя и не учит математику, не читает книг… Наивная? Возможно. Как ребенок. Или мудрая, как много переживший человек. Своим терпением, мудростью, любовью и пониманием эти учителя достигают порой большего, чем энергичные знатоки новейших методик и стандартов.
Нелли Гайковна БарсегЯн – учитель словесности. Дело не в том, что она заслуженный учитель с многолетним стажем, опытом. Она тот человек, слушая которого понимаешь нечто важное. А бывает, просто веришь на слово. Ей легко верить. Вот мы сидим в учительской, в кабинете на перемене, и она рассказывает.
Учителю особенно важно помнить свое детство. Хорошо, если ребенок любим и счастлив в семье. Но так бывает не всегда. Значит, счастливое детство должны дать школа, педагог. Обязательно счастливое, светлое, чтобы было на что опереться в будущем, чтобы потом своих детей смог любить и баловать сегодняшний подросток. Чтобы мог потом верить людям. Атмосфера доверия и абсолютного приятия – непременное условие нормальных взаимоотношений взрослого и ребенка. Может, есть какие-то безупречные люди, не совершавшие ошибок, они, наверное, могут ругать, стыдить этих грубых, лживых детей. А я так хорошо помню свои собственные неудачи, обиды, так хорошо понимаю своих учеников, когда они опять не сделали упражнение (а у них любовь), обманули, надерзили. Когда помнишь собственные грехи – и ребят понимаешь, прощаешь.
В общем, я благодарна своей семье, родителям. Они меня многому научили. Мой дед до революции был священником в Нагорном Карабахе. У него было восемь сыновей. Жили небогато, но дружно, весело. Дети были главным сокровищем, счастьем, дарованным от Бога. В каждом ребенке родители видели целый мир, с каждым из восьмерых много разговаривали, обсуждали все проблемы.
И пусть они пишут с ошибками...
У меня никогда не бывает чувства, что я все знаю, мне не бывает легко. Всегда трудно. Каждый день иду на урок и не знаю, получится ли сегодня разрушить стену между мной и детьми, станем ли мы хоть ненадолго одним целым. Когда получается, я счастлива. А вот сейчас у меня десятый класс и чувствую: «не беру» я их. Не слушают, не читают. Просто отчаяние охватывает. Что делать?
Всегда много читаю вслух на уроке. Не рассказываю, не объясняю, а именно читаю. Как можно рассказать о Достоевском, Толстом? Я не настолько уверена в себе. Есть строчки, которые надо прочесть и помолчать. А мое понимание, мой восторг – все это в голосе, интонации. Пусть звучат слова автора – не мои.
В девятом классе – «Герой нашего времени». Всегда читаю письмо Веры к Печорину. И всегда такая тишина. Молчим, даже не смотрим друг на друга. Каждый о своем молчит.
Я никогда не выдаю блестящих результатов. Ни по каким стандартам мои ученики не заработают высших баллов. Но самых трудных подростков в школе отдают мне. И пусть они говорят коряво, пишут с ошибками. Для меня важно, что думают, чувствуют. И знаете, тонко чувствуют. Иногда и отличник не поймет того, что они понимают. Я одного недавно спрашиваю: «Что ты у меня на уроке делаешь? На парте ни книги, ни тетради». А он отвечает: «Я у вас на уроке думаю много».
Не торопите детей!
Я не от предмета иду (чему надо научить? чем овладеть?) – я от ребенка иду (какие у него проблемы? что ему сегодня нужно для счастья?). Вот девочка сидит. Умница, но эгоистка страшная. Всегда одна, ничему не рада. Я не осуждаю ее, не раздражаюсь. Ей и так трудно. И она как-то сказала: «Меня никто так не знает и не бережет, как вы». Конечно, трудно всех принимать. Случается, начинаешь испытывать к какому-то ребенку просто неприязнь. Я в таких случаях вспоминаю все положительное, доброе, что есть в этом ребенке. Начинаю почаще хвалить (даже в слабой работе можно обнаружить удачную фразу), специально больше общаюсь, разговариваю. Вдруг замечаю: что-то изменилось. И во мне, и в ребенке.
Я стараюсь дать ребенку возможность работать так, как он хочет. Алена. Ничего не делает – только стихи пишет. Отлично! Я ей в стихах ошибки исправлю, она перепишет – вот и грамотность, а правила потом когда-нибудь. Зато она начала чужие стихи читать. Ее брат совсем не может писать – плохая мелкая моторика. Я ему разрешаю все работы на компьютере делать. А с Сережей последние два года веду переписку. Он мне пишет письма о своей жизни, я ему отвечаю, задаю вопросы, советую, что почитать, специально повторяю слова, в которых он делает ошибки. У него даже тетради нет. Только наши письма. Я предпочитаю выждать. Пусть ребенок просто сидит, слушает. Со временем он и писать начнет, и говорить, и читать. Я сама лишь недавно полюбила оперу. Муж у меня – страстный меломан, меня с молодости приучал, а я только сейчас дозрела. 60 лет понадобилось, чтобы к музыке прийти. Как же я могу детей торопить?
Людмила ПЕЧАТНИКОВА

*********************************************************************************
Один директор школы посылал это письмо каждому учителю, которого брал на работу:
"Уважаемый учитель!
Я пережил концлагерь, мои глаза видели то, чего не должен видеть ни один человек:
- как ученые инженеры строят газовые камеры;
- как квалифицированные врачи отравляют детей;
- как обученные медсёстры убивают младенцев;
- как выпускники высших учебных заведений расстреливают и сжигают детей и женщин...
Поэтому я не доверяю образованности.
Я прошу вас: помогайте ученикам стать людьми. Ваши усилия никогда не должны привести к появлению учёных чудовищ, тренированных психопатов, образованных Эйхманов.
Чтение, письмо, арифметика важны только тогда, когда помогают нашим детям стать более ЧЕЛОВЕЧНЫМИ"!

Profile

live124578

December 2016

S M T W T F S
     123
4 56 7 89 10
1112 13 14 15 16 17
18 19 20 21 222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:47 am
Powered by Dreamwidth Studios