Оригинал взят у [livejournal.com profile] mns2012 в Коль скоро речь зашла о режущих предметах
Кроме всем известной бритвы Оккама (эвристический принцип наиболее экономного объяснения наблюдений, легший в основание научного метода: «не стоит усложнять объяснение наблюдений без необходимости») бритвами интересовались Поппер, Хенлон и Хитченс.

Бритва Поппера: всякая научная гипотеза должна иметь (хотя бы теоретическую) возможность быть опровергнутой. Если невозможно хотя бы теоретически опровергнуть некоторую гипотезу, то эта гипотеза считается ненаучной. Этот т. наз. принцип фальсификационизма многими исследователями принимается как однин из критериев научности.

Бритва Хенлона: не стоит в чем-то предполагать злого умысла, если это можно объяснить глупостью.

Бритва Хитченса: необходимость доказательства некоторого тезиса лежит на том, кто этот тезис высказывает. Нет доказательства, нет и тезиса.

Колчуринский Н. Ю.
Эволюционная концепция предполагает наличие огромных промежутков времени для эволюции живого. Поэтому для критики эволюционизма первостепенное значение имеют объективные научные данные в пользу относительно небольшого возраста Земли и короткого периода существования на ней жизни, в рамках которых эволюционный сценарий становится невозможным.
За последние годы накапливается все больше данных, предоставляемых палеонтологией в пользу относительно небольшого возраста ископаемых останков древних животных и растений, исчисляемого не миллионами (и более), а тысячами лет (см. в частности [18]).

Молодость динозавров сомнений не вызывает

Read more... )


Живет без мозга, и прекрасно себя чувствует



В свете последней новости о том, что генетической лаборатории Института Солка удалось вырастить клетки человеческого мозга (см. ниже), ученые опять подняли вопрос, а насколько это все нужно? В смысле, настолько мозг необходим человеку.

Поводом задуматься над этим послужила до сих пор до конца не разгаданная медиками и учеными всего мира история Матье Р., обычного государственного служащего Франции.

Вернее, обычным он считался (и сам считал себя таковым) до тех пор, пока совершенно случайно не выяснилось, что он практически не имеет мозга. Точнее сказать, мозг есть, но он настолько крошечный, что можно говорить об его отсутствии.

Read more... )

61. Брат, будучи возмущаем демонами хулы, пошел к авве Пимену, с намерением открыть свой помысл. Но воротился, ничего не сказав старцу. И вот опять, видя, что этот дух сильно возмущает его, снова пошел к старцу; но стыдясь открыться ему, воротился опять, ничего не сказав старцу. И так поступал он несколько раз, - приходя к старцу, чтобы исповедать ему помысл свой, он от стыда возвращался, не сказавши ничего. - Старец узнал, что брат мучится помыслами, но стыдится открыть их. Таким образом когда брат по обыкновению опять пришел к нему, и ничего не открыл, авва Пимен говорит ему: что с тобою, брат? - ты уходишь, ничего не сказавши мне. - Брат отвечал: что я могу сказать тебе, отец! -Старец говорит ему: я чувствую, что тебя борют помыслы, но ты не хочешь открыться мне, опасаясь, чтобы я не пересказал кому. Поверь мне, брат, - как эта стена не может говорить, так и я никому не открываю чужого помысла. - Ободрившись сим, брат сказал старцу: отче, я нахожусь в опасности - погибнуть от духа хулы; ибо он старается почти убедить меня, что нет Бога, чего не допускают и не думают даже язычники. - Старец говорит ему: не возмущайся сим помыслом: ибо плотские брани хотя приключаются нам часто от нерадения нашего, - но этот помысл находит на нас не от нашего нерадения, но есть навождение самого змия. Потому, когда приходит к тебе сей помысл, встань и молись, и оградив себя крестным знамением, говори в себе, как бы самому врагу: анафема тебе, сатана, сам я верую, что есть Бог, промышляющий о всем, а этот помысл не от меня происходит, но от тебя зложелателя. - и я верую, заключил старец, что Бог избавит тебя от такой скорби. - Вышедши от старца, брат удалился и поступал по наставлению его. - Демон, увидя, что умысел его обнаружен, отступил от него, по благодати Божией.

http://lib.pravmir.ru/library/readbook/16
Оригинал взят у [livejournal.com profile] alexandr_palkin в «У сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — тайна дремучая»
Оригинал взят у [livejournal.com profile] vamoisej в «У сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — тайна дремучая»

Выдающийся российский нейрохирург: «У сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли — тайна дремучая»

Академик, заведующий нейрохирургическим отделом РНПЦ неврологии и нейрохирургии, нейрохирург Арнольд Федорович Смеянович за 47 лет практики провел операции на мозге почти у 9000 пациентов.


Люди, записанные в потенциальные инвалиды, становятся трудоспособными. Более 5 лет у него нет операционной летальности. 250 сложнейших вмешательств каждый год, которые доктор Смеянович выполняет лично. Чуткий к чужой боли человек, готовый круглосуточно спасать других.

— Арнольд Федорович, почти каждый день Вы всматриваетесь в мозг и говорите, что для ученого он на 99,9% — тайна.

— Да, я вижу перед собой вещество, клетки которого наполнены таким объемом знаний, что хочется, подобно Ньютону, снять шляпу перед каждым исследователем его. Не ясно, как он «работает». На любой сигнал от нерва, уха или глаза в нем создается «картинка». Но как в итоге человек понимает, что это — обезьяна, это — светильник, а это — он сам? Ясно, что мозг мощнее любого суперкомпьютера.

Read more... )



Француз 50 лет живет без мозга
И прекрасно себя чувствует
Олег КОЛЕСОВ


В свете последней новости о том, что генетической лаборатории Института Солка удалось вырастить клетки человеческого мозга (см. ниже), ученые опять подняли вопрос, а насколько это все нужно? В смысле, настолько мозг необходим человеку.


Поводом задуматься над этим послужила до сих пор до конца не разгаданная медиками и учеными всего мира история Матье Р., обычного государственного служащего Франции.

Read more... )

Можно ли молиться за кошку?

Часто возникают вопросы: можно ли молиться о своем домашнем любимце, есть ли у кошек и собак душа? Предлагаем вам размышление Марины Андреевны Журинской на эту тему с комментарием Андрея Десницкого (журнал «Фома», № 3, 2010).

— Батюшка, а правда, что все черные кошки — ведьмы?
— На себя бы посмотрели…

Из жизни

Очень часто, когда мы рассуждаем о том, что же это за явление — животные, нам полезнее было бы начать с мыслей о том, каковы мы.

Мы — создания Божии. Животные — тоже. Тем не менее мы от них сильно отличаемся как минимум по двум параметрам:

Read more... )
http://foma.ru/vsex-ix-sozdal-bog.html

Бог свободы и проблема зла

Не только неверующие, но и верующие — те из них, кто серьезно задумываются над вопросами веры, — часто высказывают следующее сомнение: «Если бы Бог существовал, разве допустил бы Он такое господство зла в мире на протяжении тысячелетий?»

Это сомнение высказывается из столетия в столетие, и отмахнуться от него нельзя, потому что повседневный опыт как будто подтверждает его законность: действительно, зло слишком часто торжествует в мире и своим успехом как бы оправдывает себя.

«Если бы Бог существовал, Он этого бы не допустил!» — часто говорит человек в отчаянии.

Read more... )

Оригинал взят у [livejournal.com profile] adam_a_nt в Вы хотите?
"Вы знаете, что и хорошее, и плохое заразительно, как инфекция. Если вы хотите согреться, вы должны побыть у огня, если хотите освежиться - должны окунуться в воду. Если вы жаждете радости, силы, мира, вечной жизни, вы должны приблизиться к их источнику. Это не просто награда, которой Бог мог при желании удостоить любого из нас, это - живой родник энергии и красоты, бьющий из самой сердцевины реальности. Если вы близки к нему, его брызги оросят вас, если вы далеко - останетесь сухим...
Как может человек, соединившись с Богом, не жить вечно?! А отделившись от Бога - что он может ещё, кроме как увять и умереть?"

                 
Клайв Стейплз Льюис. Просто христианство

Перед лицом Жизни

Беседа с отцом Алексием Тимаковым – священником и врачом-реаниматологом – о смысле жизни и смысле смерти

Никита Филатов


Священник Алексий Тимаков по своей светской профессии – врач-реаниматолог и долгие годы проработал в реанимации и отделении интенсивной терапии. Какой опыт получает человек, ежедневно видя, как люди уходят из жизни и как уходят из… смерти, возвращаясь к жизни? Что там, за гробовой чертой? И как нам приготовиться… нет, не к смерти, а к жизни – вечной, истинной Жизни? Об этом – наша беседа с отцом Алексием. И конечно, мы не могли не поинтересоваться и медицинской спецификой реаниматологии.


– Отец Алексий, объясните, в чем смысл реанимации с медицинской точки зрения?

– Реанимация – это совокупность мероприятий по оживлению человека, находящегося в состоянии клинической смерти. А клиническая смерть – это остановка кровообращения и дыхания, но прежде всего кровообращения.

– А почему останавливается кровообращение? Сердце перестает работать?

– Бывает, что сердце останавливается: тук – и всё: сократилось и не разжимается. Но чаще сердце может еще работать, но кровь гнать уже не способно. В правильном ритме сердце сокращается так: сначала предсердие, потом желудочек. Но когда в сердце начинает сокращаться разрозненно каждая мышца – отдельно и несвязанно, оно вроде работает, но кровь гнать уже не может. И начинается клиническая смерть.

– Сколько может длиться клиническая смерть?

– Если не принимать никаких мер – минуты четыре. Потом идут необратимые изменения мозга, и это уже не клиническая смерть, а мозговая. А если предпринимать какие-то меры, например, сделать массаж сердца, то можно покачать кровь и поддержать ситуацию до какого-то момента.

– Скажите, а как вы, сын священника, попали в медицину?

– Вполне «по закону»: поступил в институт, закончил его. Да, я из семьи священника, и так получилось, что старший брат сразу пошел в священники, и мама уж больно нервничала по поводу священства брата – это, наверное, какую-то роль сыграло в выборе мною жизненного пути. К тому же вставал вопрос об армии… А институт давал возможность без армии получить звание лейтенанта (коим я и являюсь – сейчас уже, наверное, в глубоком-глубоком запасе). Я ничуть не жалею, что пошел в медицину. Очень люблю свое дело. Медицине я отдал 17 лет.

– И не просто медицине, а реанимации.

– Я считаю, что реанимация – это самая простая отрасль медицины.

– Самая простая?

– Конечно! Задачи – как для третьего класса: в одну трубу вливается, в другую выливается. Главное, чтобы не перелить и не вылить много. Всё! Чистая математика: считаешь – сколько влил, сколько вылилось, сколько вспотел больной и прочее. И чуть-чуть лекарств. Чуть-чуть, самую малость, чем меньше – тем лучше.

– Реаниматологи на рубеже между жизнью и смертью, видят, как люди уходят… Как это воспринимают врачи?

– Всё-таки почти все врачи циники. Это нормальная защитная реакция. И если, работая в такой острой медицине, не обрастать хоть какой-то степенью цинизма, то, наверное, быть врачом просто невозможно…

– Вы имеете в виду шуточки о смерти?

– Да, шуточки постоянные на тему отшествия человека. И они при всём том очень милые!

– Помните свою первую реанимацию? Многому приходилось учиться? Все-таки одно дело – теория, и совсем другое дело – когда перед тобой умирающий человек…

– Первым местом моего служения была больница № 81. И замечательный доктор Константин Михайлович Иванов научил меня, собственно, медицине. Первое время я под его началом работал, но недолго, где-то полгода, а потом просто рядом. И контакт с ним, возможность подойти и что-то спросить оказались очень важными. Что-то переливалось из него в меня. Но я никогда и близко не подойду к тому уровню врачевания, которым он обладал. Это был врач от Бога. И знаете, он говорил так образно: «Поначалу я просто ложился к больному в кровать». То есть вместе с больным «болел». И действительно, он слышал и чувствовал больного просто потрясающе. И это была моя первая реанимация.

– Что приходилось делать?


Непростая физически, между прочим, работа – непрямой массаж сердца, да еще и «дышать» за человека

– Откачивать больного! Непростая физически, между прочим, работа – непрямой массаж сердца, о котором я уже говорил: когда произошла остановка кровообращения, нужно, прижимая грудину к позвоночнику, заставить сердце качать кровь, выполнять насосную функцию. Несколько врачей заняты, все в мыле, в поту… Меняются: один, другой, третий… Дело трудоемкое, неблагодарное… И при этом необходимо восстановить дыхание, потому что дыхание тоже достаточно быстро останавливается. Так что качать нужно с оксигенацией (снабжением кислородом) – еще и «дышать» за человека. А так как ситуация очень острая, аппарат искусственного дыхания не успеваешь включить, поэтому – «рот в рот»: один дышит, другой качает.

Я помню: качали, качали – безуспешная реанимация. Константин Михайлович встает: «Чего мы старались-то? Душа улетела», – и форточку открывает. А это, учтите, был 1987 год, когда еще о душе говорили, сами знаете, как.

«И вдруг он понял, что Бог есть!»



Иерей Алексий Тимаков Иерей Алексий Тимаков– И через такой цинизм люди приходили к Богу?

– Большинство моих знакомых – люди верующие. Но говорить о том, что они тогда были верующими, наверное, не приходится.

Работая в те годы реаниматологом, я много со своими коллегами разговаривал, тем более что у меня все-таки база была неплохая – по тем временам, – а другие не имели вообще никакой базы – философской, религиозной… Ничего, только свои какие-то домыслы: в чем варились, тем и жили. И очень хорошо помню один разговор, который я в значительной степени спровоцировал. Было легкое дежурство, вернее даже не легкое, а никакое: ни одного больного в палате. И ко мне пришел мой коллега – молодой доктор. Моложе меня года на четыре был…

– Сколько вам было тогда лет?

– Это 1987 год. Мне было 28 лет. Так вот, этот доктор только институт закончил, причем закончил как баскетболист. А в советское время люди, занимавшиеся спортом и игравшие за институт – в баскетбол, например, – на льготных основаниях сдавали экзамены. Этот доктор – здоровый-здоровый такой лысый мужик. Да его еще, как только он пришел, сразу же сделали комсоргом больницы – соответственно, на нем обязанность советского просвещения. Конечно, к тому времени почти все на это плевали, но всё равно советская подоплека – она была советской подоплекой. Так вот, он пришел ко мне просто так, побалаболить ночью. И вот я говорю ему: «Представь себе, что ты – врач “Скорой помощи” (я-то “Скорую помощь” уже прошел) и по “закону парных случаев” (такой, уверяю вас, есть) ты получаешь два одинаковых вызова – падение с высоты. Сначала, где-то часиков в одиннадцать-двенадцать, один. Приезжаешь, восстанавливаешь ситуацию, расспрашивая очевидцев. И оказывается, что, допустим, молодой человек увидел девочку на карнизе или на подоконнике, попытался пройти по карнизу к ней, спасти – не получилось, сорвался; или пожар был, или еще что-то подобное… Короче, он упал вниз. Ты уже ничего сделать не можешь. Ты приехал, посмотрел, посострадал… К этому моменту уже подъехала бригада милиции, ты всё оформил и уехал. И, по тому самому “закону парных случаев”, в два-три часа ночи, только ты прилег на свой топчан, только протянул ноги, вдруг: «Бригада – на вызов!» Ты поднимаешься, берешь свой чемодан, едешь, и опять – падение с высоты, только теперь это ханыга, который перепутал дверь с окном. Какое у тебя будет отношение к одному трупу и к другому? Разве не разное?»

– В этом сравнении тоже есть определенная доля цинизма…

– И парень тот начал размышлять. А так как философской дисциплины у него не было никакой – а он не дурак был, он в общем-то привык думать, – он делал ошибки. Но, к его чести, когда я ему указывал на его ошибки, он возвращался и строил логическую цепочку заново. Мы с ним разговаривали, наверное, часов пять. Во всяком случае, очень-очень долго. Он «рожал» все эти построения: как, чего, почему, отчего? Во-первых, почему у него разное отношение к этим людям? Ведь ты – врач; и там, и там – падение с высоты; и там, и там ты ничего поделать не можешь. С точки зрения врача – всё одинаково, а у тебя отношение к первому – одно, а второго хочется еще ногой пнуть за то, что тот всем жизнь испортил! И тебе даже поспать не дал.


Три вещи, ради которых можно пожертвовать жизнью: любовь, творчество, истина. Все три – главные

Пришли к выводу: в одном случае – это самопожертвование, а в другом случае – саморастрата. А жизнь – такая штука хорошая! Дороже ничего не придумать. Но если ты включаешь самопожертвование как явление, оправдывающее потерю жизни, то, соответственно, надо выяснить: а что есть такое, ради чего можно жизнью пожертвовать? Он опять долго думал, краснел, пыхтел. Старался, очень хорошо старался, изо всех сил. И пришел к выводу, что, в общем-то, есть три вещи, ради которых действительно можно пожертвовать жизнью. Первое – это любовь. Это касается и войны: любой солдат умирает за мать, за отца, за ребенка, за жену… – ради любви к ним. Он готов умирать. Он не хочет, но он идет, потому что знает, что по-другому нельзя. Второй момент – это, наверное, творчество.

– Интересно!

– Да, творчество, потому что иной человек так работает, что на работе – сгорает! Вспомним И. Мечникова, который выпил холерный вибрион. Надеялся заболеть, но не заболел. Не мог понять почему, а у него просто хорошо кишки работали, и поэтому он не заразился. Представляете, какое самопожертвование! Да, опять-таки, здесь и любовь есть – ко всему человечеству вообще, но в любом случае это творческий порыв. Или как, например, люди пишут картины, стихи – они все просто входят туда, с головой. Опять-таки игра – это же момент творчества! Я помню, как однажды играл в шахматы в поезде, мне было лет десять. Отец меня потерял, серьезно! И я тогда обыграл очень хорошего мастера, хотя сам играл весьма посредственно. Я помню ту ситуацию, как я этой партией жил и дышал! Это тоже творчество, это – всё! Но я не хочу сказать, что это какой-то фанатизм, нет. Просто ты всерьез этим занят.

И последний момент – это истина. Поиск истины.

– Самое высшее?

– Нет, высшие – все три.

– Они равны?

– Одно без другого не существует.

– Очень интересная мысль!

– Что такое творчество без любви? Это Хиросима. Что такое любовь без истины?

– Жестокость какая-нибудь?

– Нет, это «любовь зла: полюбишь и козла»! Я люблю козла, а думаю, что это Иван Царевич. Ну, или Василиса Прекрасная. Я понимаю, что имею право козла полюбить. Вот козлик, пушистый такой, беленький, и я его люблю. Но не делай из него Ивана Царевича!

Так что любовь, творчество, истина – одно без другого не существует.

У Б. Пастернака великая формула: цель творчества – самоотдача, а не шумиха, не успех. А цель любви?

– Приблизиться к Богу…

– Самоотдача! А цель поиска истины? Самоотдача! Самопожертвование, Голгофа, ребятки. Голгофа!

Но в том разговоре я не называл ничего, парень фактически сам приходил к этим категориям. Я ему чуть-чуть только, может быть, подсказывал. Вспоминали мы с ним тогда и Джордано Бруно, хотя, конечно, никакого отношения к творчеству он не имеет.

– Джордано Бруно?

– В советское время был свой шаблонный штамп представлений о творческих начинаниях… В общем, у того парня все «устаканивалось», и он понимал, что это он сам думает, что он сам к таким выводам приходит, несмотря на мою помощь. Подвоха не было. Итак, любовь, истина и творчество. Обсудили мы тогда и то, что одно без другого никак не получается. И я говорю: «Слушай, вот ты – живой человек, ты обладаешь личностным бытием. Скажи, может ли быть что-то больше, чем личностное бытие?» – «Нет». – «Вот мы с тобой выделили три категории, но мы не поставили точки над “i”, потому что возникает вопрос: а обладают ли эти три категории личностным бытием? Если они не обладают личностным бытием, то их нельзя разменивать на жизнь, потому что это будет саморастрата».

– И какая была реакция?


Если в жизни есть смысл, то есть Бог! А если Бога нет – то нет и смысла в жизни

– И он задумался. Знаете, очень было приятно и интересно наблюдать за «мордахой» человека, который приходил к факту бытия Божия. Сам. Вот он сидел и приходил к этому самому факту. По-моему, у него очки сами полезли на лысину, рот отвалился, глаза вытаращены: «Алексей Владимирович! Как же это?! Я абсолютно точно знаю, что это не так, что этого нет! Как я к этому пришел?» – «Мы с тобой, – говорю, – исходили из непроверенной посылки!» Он обрадовался: «Из какой?» «А мы в основу наших рассуждений положили, что в жизни есть смысл. Если в жизни есть смысл, то есть Бог! А если Бога нет – то нет и смысла в жизни. И одно без другого не существует». Он потух тут же, совсем потух, встал, ушел и меня месяца два или три обходил стороной.

Это как раз был 1987 год, а 1988 год – это уже другая эпоха! Это уже 1000-летие Крещения Руси. И заговорили как раз о душе, о Боге. И вдруг он ко мне приходит и говорит: «Я крестился!» И я понимаю, что это он сам выбрал. Правда, как он был разгильдяем, так он и остался разгильдяем, но это не имеет значения…

Но вот само переживание, вот этот опыт, как он сам пришел к мысли о Боге… – я до сих пор купаюсь в той ситуации, вспоминаю эту «мордаху» – комсорга, баскетболиста, начинающего реаниматолога, мальчишки еще… Он понял, что Бог есть!

Арсений Гулыга и смысл жизни



Арсений Владимирович Гулыга Арсений Владимирович Гулыга– Вы знали Арсения Гулыгу – известного философа: видели, как он уходил из жизни.

– Для меня это памятная встреча, я до сих пор поддерживаю отношения с его супругой. Не могу сказать, что они очень близкие, но раза два в год, а может, и чаще я с ней переговариваюсь. И я, еще при его жизни, подвиг ее к тому, чтобы она постилась.

Но самое главное – это, конечно, его последние слова. И не то, что сказал, а – как сказал!

Это был цинизм с моей стороны: я подошел к умирающему человеку, которого я оценил как личность. Как личность! А ему нечем было уже жить. Нечем совершенно! Такие показатели были и сахара, и давления… Но произошла адаптация организма, и он мог на этих сахарах и на этом давлении не только дышать, но еще и мыслить. И ясно-преясно мыслил! А я, честно признаюсь, попытался над ним слегка поиздеваться. Я прочел: философ. А какой мог быть философ в советское время? Марксист-ленинец. Это первое, что приходило в голову. А у меня отношение к марксистам-ленинцам, сами понимаете, какое было при моей биографии. И я так с легенькой-легенькой издевкой говорю ему: «Пора бы уж о смысле жизни задуматься! Хотя, думаю, вы этим всю жизнь занимались» – смягчил, значит. И тут он и ответил: «Я ведь этим действительно всю жизнь занимался!» И я понял, что это так и есть. Всю жизнь он как раз этим занимался – думал о смысле жизни. Всю жизнь! Именно этим! Я хорошо получил по «моське» за свою самоуверенность. И слава Богу, что получил!

– Арсений Владимирович был носителем этих трех качеств, о которых вы говорили: самоотдача, творчество и любовь?

– В отношениях с супругой, думаю, любви море было. Но я не могу об этом говорить: все-таки я не так глубоко знал этого человека. И в то время я не понимал, что он относится к уходящей плеяде русских философов. Это потом я познакомился с его книгой «Творцы русской идеи». Правда, я больше люблю русскую философию, Бердяева…

Но для меня важно не только что говорит человек, но и как говорит человек. Очень важно! Мысль изреченная есть ложь, но если прочувствованная – пожалуй, она может быть сформулирована достаточно адекватно. Вот когда двое разговаривают на одном языке, когда один настроен на волну другого, тогда, наверное, что-то возможно передать.

– Арсений Гулыга был, по вашему впечатлению, человеком, который Бога нашел?

– Я бы сказал так: он никогда Его не терял. Мне рассказывали как некий анекдот такую историю. Когда Арсений Владимирович пришел к своему учителю А.Ф. Лосеву, а Гулыга был из казаков, то есть рубаха-парень ко всему прочему, Лосев, разговаривая с ним, спрашивает: «Ты православный?» А философия советской школы не позволяла быть православным, Гулыга начал мяться… Лосев: «Ты русский?» – «Да». – «Пшёл вон, дурак! Ты православный!» Вот так было сказано. Конечно, он был не православный толком; конечно, он был человеком не церковным. Но, слава Богу, его жена все-таки вполне православный и церковный человек. Я благодарен за встречу с ним до глубины души. Светлая память ему!

«Они всё слышат, видят и понимают!»





– Вы сказали однажды, что духовная жизнь продолжается, даже если человек находится в бессознательном состоянии…

– На этом стою. И есть в моих заметочках ситуация, для меня решающая, – а правильно решил или нет, это, конечно, только суд Божий может определить.


Она была при последнем издыхании. Я вслух сказал: «Завтра приду причащать». И она дождалась!

А ситуация такая. Меня позвали причащать – а у нас тогда не было практики Кровь Христову после Литургии оставлять, – и я пошел посмотреть, в каком состоянии больная. И вижу: женщина без сознания. Я по ее показателям понял, что ей осталось жизни час или два, не больше. И я при ней вслух сказал: «Дождешься – завтра приду. Будет Кровь – причащу». Дождалась! А она ведь не могла еще день прожить – по своим физиологическим показателям не могла! Я понимаю, что, наверное, любой реаниматолог скажет: бывает всякое. Никто не знает, чем человек жив, чем он держится за жизнь, чем цепляется. Но в том случае все параметры зашкаливало, нечем было еще сутки жизнь поддерживать. И после того, как я причастил ту женщину, она буквально через час-два скончалась.

А второй случай, наверное, более показательный. И тут опять эта моя самоуверенность, чванство такое, высокомерие по отношению к другому человеку было посрамлено. Позвали причащать. Я пришел и вижу: лежит почти куча «мусора», шевелится непонятное что-то, что назвать человеком с точки зрения медицины уже сложно. Какие уж тут вопросы-ответы! Я начинаю больную соборовать, а вдруг она: «Спасибо! Спасибо, спасибо, спасибо!» И в какой-то момент, когда читаю покаянные строки, – она отвечает на всё вовремя и так, как надо!

И немало подобных ситуаций было. Но в том, втором случае комы не было. А в первом случае, где причастия умирающая сутки ждала и дождалась, – кома была. И я считаю, что она услышала мои слова. А что такое кома? Это тотальная арефлексия, и никакие импульсы не должны по идее проходить. И вдруг – такое!

Или вот еще случай: реанимация, качали часа два и все без толку. Я сказал «Всё! Хватит! Констатируем смерть». И вдруг слышу: бам-бам-бам – сердце заводится!

Я, конечно, понимаю, что этих примеров с научной точки зрения недостаточно, что этот мой опыт нельзя абсолютизировать ни в коем случае. Это только личное мое кредо, личная вера. Но я верю, что человек действительно слышит и понимает в любой ситуации.

В экстренной медицине, когда, как пишут журналисты, врачи работают на переднем крае борьбы за жизнь людей, происходят чудеса.

– В реанимации вообще много чудес?

– Я расцениваю это как чудо. И потому маленький сборник моих новелл называется «Чудо рядом с нами». Наверное, любой предельно рационально мыслящий человек скажет: «Нет, это совпадение». Совпадение или что другое… Тут любые объяснения можно придумать. Я просто считаю, что чудо – это когда человек откликается на зов Божий и когда Бог присутствует.

Думаю, в Священном Писании основная масса чудес – в общем-то таких естественнонаучных. Ни в коем случае не попираются законы мироздания. Просто нечто случается в данный конкретный момент в данной конкретной ситуации. Что такое, например, форсирование Иордана? Происходит землетрясение, скорее всего камнепадом перекрывается русло Иордана, что было, по-моему, даже в 1929 году, если не ошибаюсь: тогда на несколько часов был перекрыт Иордан после землетрясения. И вот спокойно весь стан переходит на другой берег, и к этому времени как раз вода пробивает себе дорогу через камни и опять Иордан полноводен. Чудо в том, что это случилось именно в нужный момент.

– В книге П. Калиновского «Переход» приводится очень много эпизодов, рассказанных и врачами, и пациентами, о том, как в состоянии клинической смерти души людей выходили из тела. Вам известны такие ситуации?

– Я не могу сказать, что у меня очень богатый опыт. Расскажу о таком вот показательном случае. Это опыт человека, которого мы очень долго откачивали, и в какой-то момент один из нас (бородатый – как он потом говорил; и действительно – бородатый) сказал: «Так, хватит!» И человек услышал эти слова! А была клиническая смерть, он был без сознания абсолютно. Более того, он еще из наркоза не вышел! И его тело ничего не могло воспринимать. Никак! И однако же он услышал: «Хватит». Как? Каким образом? Какой орган это мог сделать? Я не знаю! Видимо, он всё это видел со стороны каким-то образом, а потом решил сам вернуться. С Божией помощью, естественно. Это важный случай, но этот опыт не является каким-то доказательством. Его можно описать и как некие биохимические нарушения в коре головного мозга и т.д.

– А что скажете про «свет в конце тоннеля», который люди видят, будучи в состоянии клинической смерти?

– Уж больно универсальный этот опыт! И его универсальность вряд ли можно объяснить исключительно биохимическими нарушениями. Но мне больше нравится книга Раймонда Моуди «Жизнь после жизни». В ней собран очень большой материал.

– Эмпирически доказанный.


Больные люди отличаются от здоровых тем, что они ближе к краю потустороннего и заглянуть им туда проще

– Да, и очень много очень похожих моментов. И можно вспомнить вот еще что. Есть такое выражение: «допился до чёртиков». Понятно, что дериваты алкоголя начинают раздражать кору головного мозга… Но уж больно универсально у всех! Известно же это движение у делириков: тараканчика сбрасывают с коленки. Они их видят! Есть очень хорошая фраза у Ф. Достоевского: «Я согласен, что привидения являются только очень больным людям, но это не значит, что их нет!» Больные люди отличаются от здоровых тем, что они находятся гораздо ближе к краю потустороннего и заглянуть им туда несколько проще.

– И больные психически, и больные физически?

– Да, конечно. Всё-таки очень много именно универсального.

Не зажмуриться перед Христом



Иерей Алексий Тимаков Иерей Алексий Тимаков– Вы, я уверен, задавали себе этот вопрос: на что похожа граница перехода туда?

– Для меня – это конкретно встреча со Христом. Я об этом писал в статье «На пути к последнему Суду».

А как это почувствовать? Вот такой образ – фантастический, нереальный, но представимый: пещерный человек, потомок поколений, живущих в пещере уже несколько веков. Никогда на свет Божий не выходил. Прекрасно приспособился жить в этой пещере. Великолепно. Знает, где речку вброд перейти, где улитку со скалы снять, чтобы слопать, где карася поймать… И вот если такого человека вытащить на свет Божий в яркий полдень, то, по закону Анохина, он получит словно плетью по глазам. Будет страшная-страшная боль. Глаза-то у него есть, но они не востребованы были. Когда такой раздражитель естественного вроде бы света идет на эти естественные же анализаторы света, подобная реакция очень вероятна. И скорее всего этот человек скажет: «Пожалуйста, обратно в пещеру!» Вот мы и есть эти пещерные люди. У нас есть духовное зрение, но мы им не пользуемся – нам, оказывается, вполне достаточно наших глаз…

– Потрясающая метафора!

– Мы прекрасно приспособились к жизни в пещере. А когда мы соприкасаемся с миром горним? В молитве! Если молитва – это дыхание для души, то у нас это – дыхание через соломинку в лучшем случае. И то далеко не у всех.

Евангелие – это живая вода. Я предполагаю, что вы Священное Писание читаете, а сколько у вас знакомых, которые регулярно читают Евангелие? По пальцам посчитать можно, да? Исповедь – это баня для души, причастие – пища: вот наши духовные ориентиры. Самые простые, самые элементарные. Стояние в церкви, в храме Божием… А основная масса нашего общества этого лишена. Еще добрые дела. Всё это то, что хоть как-то нам позволяет разглядеть мир горний. Конечно, только как-то, только чуть-чуть.

И продолжая эту пещерную аналогию: это же не просто пещера – это же лабиринт… Я могу по подземной речке пройти, и за 137-м поворотом ее начнет зайчик иногда падать на стенку. Я буду регулярно приходить и смотреть на этого зайчика. Мои глаза начнут чуть-чуть что-то различать. А если я еще, положим, поворотов 50 пройду, то уже начнется игра света и тени. Вот это и есть наши добрые дела и всё, о чем я говорил выше. Наше духовное восприятие.

А когда я умру, то встану перед Христом. И будет Свет. Скорее всего – нестерпимый, скорее всего я зажмурюсь. И далеко не факт, что я скажу: «Я хочу быть с Тобой». Несмотря на то, что я – священник, что я у Престола Божия стою… Конечно, это никакие не гарантии, потому что это действительно внутренний опыт человека.

– Царствие Божие внутри.

– Да. Соответствую ли я этому или нет, я не знаю. И никто этого сказать не может. Я могу это сказать про А. Гулыгу, который действительно встал перед Христом. «Я этим всю жизнь занимался». И я понимаю, что он шел к этому.

– И он сможет.


Бог хочет спасти каждого, но вот вопрос: сможем ли мы вынести свет Христов? Не зажмуримся ли?

– Да, и он сможет! И он выдержит этот свет. Выдержит и пойдет дальше. А ведь ни в храм не ходил, никакой христианской жизни не вел… Вспомним еще и разбойников у Распятия. Тот, что был разумным, смог увидеть свет Христов. А второй-то не смог! Второй продолжал поносить Спасителя. Ему свет Христов не виден был. Один заметил, другой не заметил. Почему? Я не знаю. Что позволило этому благоразумному разбойнику вдруг одуматься и опомниться? Что он успел пережить на кресте, и почему так залюбовался Христом, в прекрасном смысле слова восхищён был им? И этот момент учит человека благоговению. Благоговейное отношение ко всему – и мы потихонечку-потихонечку начинаем воспринимать мир горний. Для того, чтобы не ослепнуть при встрече с Христом.

А в том, что Бог хочет каждого спасти, у меня нет никаких сомнений, но вот вопрос: сможем ли мы соответствовать?..

– А что бы вы могли посоветовать людям, у которых родственники прошли через реанимацию?

– Причащаться. Причащаться почаще, конечно! На покаяние и на причастие вот это приводит. Но только неформально. Но как это сделать – не знаю.

Со священником Алексием Тимаковым
беседовал Никита Филатов

10 июня 2016 г.
Очень многие кажущиеся парадоксы происходят из-за неопределённости понятий. Когда мы говорим о доказательстве всемогущества Бога, то нужно чётко понимать, что значит «Бог», что значит «всемогущество» и что значит «доказательство». Без такого понимания разговор становится бессмысленным.

Но давайте попробуем всё-таки хотя бы «на пальцах» определить, что мы понимаем под Богом, под всемогуществом и под доказательством. «На пальцах» — потому что серьёзный, глубокий разговор об этом предполагает иной формат, невозможный на сайте вопросов-ответов.

Итак, Бог. В самом первом приближении это существо, создавшее наш мир и всё, что в нём есть, влияющее на мир, существующее вне тех ограничений, которые естественны для нас, сотворённых существ. То есть Бог находится вне времени и пространства, Он никем не сотворён, Он никогда не перестанет быть.

Всемогущество. Вот тут сложнее. Под всемогуществом можно понимать отсутствие любых ограничений, налагаемых внешними обстоятельствами — законами природы, социальными связями, внутренними конфликтами. Каждый из нас, людей, не является всемогущим. А вот Бог, если понимать всемогущество именно в этом смысле, действительно всемогущ. Для него нет каких-то неподвластных Ему барьеров.

Но можно понимать всемогущество иначе, в том смысле, что это возможность делать абсолютно всё. Это гораздо больше, чем отсутствие внешних ограничений, это идея, заключающая в себе парадоксы. Эти парадоксы, кстати, известны в математике, а именно, в теории множеств. По сути, они сводятся к фразе «можно сделать то, что сделать нельзя». Но фраза — это только фраза, отражающая не реалии жизни, а просто игру ума. Так что в этом, чреватом парадоксами «абсолютном» смысле Бог — не всемогущ. И никто не всемогущ, потому что такое всемогущество — лишь сочетание слов, за которым не стоит никакая реальность.

И, наконец, что такое «доказательство»? Математики под доказательством понимают последовательность (по строго определённым правилам) действий над абстрактными объектами, в конце этой последовательности мы получаем некий нужный нам объект, и наличие такой цепочки, каждый шаг которой удовлетворяет исходным правилам, и является доказательством.

В обыденной жизни, однако, мы под доказательством понимаем более простую вещь — последовательность логических рассуждений, основывающихся на неких очевидных всем вещах.

Так о каком понимании «доказательства» мы можем говорить, возвращаясь к исходному вопросу о всемогуществе Божием? Ясно же, что математическое понимание здесь не годится, Бог — не математический объект, просто по определению. Остаётся второй, «бытовой» вариант. То есть вопрос звучит так: можно ли, отталкиваясь от всем известных, бесспорных вещей и применяя логические рассуждения, доказать, что Бог всемогущ? Всемогущ хотя бы в первом смысле слова, то есть под всемогуществом будем понимать несвязанность законами природы.

Я считаю, что всё упирается в эти «всем известные, бесспорные вещи». Потому что их бесспорность довольно часто оказывается спорной, зависящей от того, какого мировоззрения мы придерживаемся. Если мы убеждены, что в мире нет ничего, кроме движущейся материи, которая копируется, фотографируется и отображается в нашем сознании (ленинское определение материи), то для нас это бесспорная, очевидная вещь. А если мы не являемся материалистами, то с этим уже категорически несогласны. Если мы верим в любовь как высшее чувство, которое люди могут испытывать друг к другу, то для нас существование любви самоочевидно, мы ведь её постоянно ощущаем в своей жизни. А если мы верим, что вся любовь — это гормоны и феромоны, электрические сигналы в нейронных цепочках, то «высшее чувство» окажется для нас крайне сомнительной вещью.

Я веду к тому, что общего, бесспорного базиса, отталкиваясь от которого, можно было бы доказать всемогущество Божие, не существует. Какую, казалось бы, бесспорную вещь не возьми, кто-то да в ней усомнится. Поэтому даже если сама по себе последовательность логических рассуждений, обосновывающая факт всемогущества Божьего, будет верна, всё равно затык случится на уровне «аксиом». Для кого-то они аксиомами не будут, и потому всю последующую цепочку силлогизмов люди доказательством не сочтут.

Но есть ещё одно соображений против наличия таких доказательств (как доказательств всемогущества Божьего, так и доказательств Его существования). Это — воля Самого Бога. Как мы знаем из Его Откровения (то есть Священного Писания и Священного Предания), Бог наделил нас свободой и уважает нашу свободу. Ему не нужно, чтобы мы уверовали в Него под давлением неопровержимых доказательств. Он не припирает нас к стенке (хотя и мог бы так воздействовать на наши мозги, чтобы мы ни в чём не сомневались). Но такая вера «из-под палки» Ему не нужна. Ему нужна свободная вера, вера как доверие, как любовь, а не вера как констатация неопровержимых фактов.

Поэтому даже если бы и существовало такое убедительное, «железобетонное» доказательство существования и всемогущества Бога, Он постарался бы, чтобы мы о таком доказательстве никогда не узнали. По крайней мере, в этой земной жизни.



http://foma.ru/mozhno-li-dokazat-chto-bog-vsemogushh-ili-ne-vsemogushh-kak-eto-sdelat.html
Одна женщина долгое время была ревностной христианкой, а потом совратилась и стала блудницей. Старец-отшельник о. Иоанн Колов, живший в пустыне, узнал о ее падении и решил пойти в город, чтобы спасти несчастную. Придя к ней, он произнес лишь единственную фразу, которая перевернула все в сердце женщины и возвратила ее к Богу. Он спросил: "Что худого нашла ты в Иисусе, что дошла до такого состояния?"

Эти же слова мы можем обратить и к своей душе, когда она готова пасть, искушаемая теми или иными соблазнами мира сего. "Что худого, душа моя, нашла ты в Иисусе, решив оставить Его?"

Что худого нашла ты в Иисусе ?
Впрочем, вопрос этот непростой. Действительно ли все-все-все в Евангельском благовестии вызывает радость и полное принятие? Скажу честно о себе: не все! Прекрасно и безупречно нравственное учение Христа. Веселят сердце обетования Царства Небесного. Сама личность Богочеловека Иисуса - воплощенное совершенство, подлинные Путь, и Истина, и Жизнь. И только одного всегда не хотело слышать мое сердце: "И пойдут сии (грешники) в муку вечную" (Мф. 25, 46), "там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 8, 12).

Все хорошо, но зачем Господь то и дело напоминает нам о геенне, о муке, о скрежете зубов, о черве, который не умирает, и об огне, который не угасает? Не нравилось мне это, и не нравится, знаю, многим и многим, читающим Евангелие. Не скажу, что теперь мне это нравится. Однако стало понятно, ПОЧЕМУ не нравится.

Многие неверующие убеждены, что Евангелие - сказка, которую люди придумали, чтобы защититься от страха смерти. Ведь страшно же умирать! Ну, а если есть жизнь за гробом, если есть Царство Небесное, то вроде бы уже и не страшно - в той мере, в какой веришь этому. Так вот, если вычеркнуть из Евангелия все упоминания о суде, об аде, о вечных муках, то действительно оно превратится в утешительную сказку, духовный опиум.

"Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Мф. 7, 14). Не очень-то, согласитесь, утешительно.

Нет, не нравится нам это. И потому - правда. Сказки, выдуманные людьми, всегда имеют счастливый конец. Евангелие счастливого конца не обещает. Христианство - неудобная религия, хотя многие хотят сделать ее удобной.

"Только уверуй во Христа - и ты спасен", - говорят нам протестантские проповедники. Очень удобно, и потому - ложь. "Если праведник едва спасается, то где я буду?" - говорит устами святых Православная Церковь.

"Со страхом и трепетом совершайте свое спасение" (Фил. 2, 12). Нет, это уже не вызывает такого восторга. "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11, 12). Если люди выдумали Евангелие себе в утешение, то как-то неудачно они его выдумали. Нужно было сочинить что-нибудь поудобнее и полегче.

Нет, повторю, не все нравится мне в христианском учении, но то, что не нравится, с еще большей силой подтверждает его истинность.

Не хочется вору, чтобы существовал уголовный розыск, не хочется пьянице, чтобы наутро было похмелье. Так и склонной ко греху душе не хочется, чтобы в конце концов за все пришлось ответить. И вот одни говорят: "Бог милостив, Он все простит". Другие: "Мы живем не один раз, а много. В следующей жизни ты будешь наказан за грехи этой жизни, однако в конце концов все завершится счастливо". Третьи: "Бога нет, есть только земная жизнь. И праведники, и преступники одинаково закончат полным небытием". И, наконец, голос Библии: "Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд" (Еккл. 11, 9), "человекам положено однажды умереть, а потом суд" (Евр. 9, 27), "и пойдут сии (грешники) в муку вечную, а праведники в жизнь вечную" (Мф. 25, 46).

Так где же правда, а где ложь, иллюзия, опиум? Что выбрать? На какую истину опереться? Предпочитаю ту, которая менее всего удобна и более всего требует ответственности, серьезности и труда.

Протоиерей Игорь Гагарин
http://www.pravklin.ru/publ/quot_chto_khudogo_nashla_ty_v_iisuse_quot/8-1-0-913
Библейское учение о самарянах, в связи с заявленной темой, заслуживает нашего особого внимания. Самаряне – классическая секта (ересь), возникшая внутри иудаизма[1]. Христос воспринимал самарян именно как отступников от истинной веры Израиля. Отправляя учеников на проповедь, Он говорил им: «на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите» (Мф. 10: 5). Подобное низведение еретиков самарян до положения нечестивых язычников наглядно характеризует глубину их заблуждений. В беседе с самарянкой, отвечая на ее вопрос, какая из двух вер более соответствует истине (самарянство или иудаизм), Господь со всею определенностью заявлял: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин. 4: 22); здесь Он отождествляет Себя Самого – словами «мы знаем» – с ветхозаветною верою и прямо противопоставляет ее заблуждениям самарян. К тому же сами самаряне проявляли агрессию по отношению к Сыну Божию, видя в нем только правоверного иудея. Сказано: «но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим» (Лк. 9: 53). Последняя история заслуживает нашего особенного внимания.
Иногда мы, христиане, увы, забываем, каким Духом движимы
Нежелание со стороны самарян принять Христа в свое селение, так как «Он имел вид путешествующего в Иерусалим», наткнулось на резкий протест со стороны апостолов Иакова и Иоанна: сии «сыны громовы» потребовали свести огонь на головы сектантов-самарян: «“Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?” Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: “не знаете, какого вы духа”» (Лк. 9: 54–55). Иногда мы, христиане, действительно забываем, в каком времени живем и каким Духом движимы. Православная «Толковая Библия» А.П. Лопухина поясняет:
«На гневное заявление сынов Зеведеевых, которых Сам Господь назвал сынами грома (Мк. 3: 17), желавших, подобно Илии пророку, низвести огонь на неразумных самарян, Господь отвечает, что они не понимают, очевидно, что, как ученики Христа, живущие уже в Новом Завете, а не в Ветхом, как Илия, они не должны прибегать к тем суровым мерам вразумления, к каким прибегали пророки Ветхого Завета. И Илия также имел в себе Духа Божия, но Тот Дух был иной, иначе проявляющий Себя, чем Дух, под действием Которого находятся ученики Христа»[2].
Господь не оставил «сынов громовых» без наставления и вразумил их следующими словами: «Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9: 56). Святые отцы поясняют: «Но Господь, показывая им, что Его Закон выше жизни Илииной, запрещает им и отводит их от такого образа мыслей и, напротив, научает их переносить обиды с кротостью»[3].
Беседа Сына Божия с самарянкой принесла куда больший результат. Сказано: «И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала. И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня. И еще большее число уверовали по Его слову» (Ин. 4: 39–41).
Известная притча о добром самарянине (см.: Лк. 10: 30–37) есть не что иное, как притча о добром еретике и сектанте. Именно так она и воспринималась современниками Иисуса Христа. Господь в нравственном отношении ставит сектанта-самарянина выше и правоверного священника, и правоверного левита. Именно добрый самарянин оказался подлинным ближним для пострадавшего от разбойников. Увы! Но и в наше время многие сектанты в нравственном смысле стоят намного выше своих богословских противников. Многие из тех обвинений, которые некоторые православные религиоведы возводят против сектантов, могут в большей мере быть использованы против нас самих.
Самаряне представляются в Евангелиях и более благодарными по отношению ко Христу. Из десяти очищенных прокаженных только один вернулся ко Христу «и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин» (Лк. 17: 16).
Евангельское учение о самарянах и есть евангельское учение об отношении Христа к сектантам (еретикам). Ни в коей мере не уступая им первенство веры, Сын Божий, однако, часто ставит их в пример самим правоверным и выстраивает миссионерскую работу с ними с позиции внимательного и даже любвеобильного отношения к ним самим. Возможно, именно из-за такой нравственно выверенной системы отношений с самарянами для некоторых иудеев Христос и Сам выглядит как «Самарянин». Сказано: «Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин…» (Ин. 8: 48).
Миссионер только тогда будет иметь успех в проповеди, когда постарается, насколько возможно, отождествить себя с объектом проповеди. Христос это сделал всецело. Сказано: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил. 2: 6–7).
Служение проповеди заблудшим всегда должно носить жертвенный характер – как это было и у Христа
Только та проповедь будет услышана, которая учитывает все, даже субъективные, особенности объекта проповеди. Сказано: «Ибо, будучи свободен от всех, я всем поработил себя, дабы больше приобрести: для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, – не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, – чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 19–22). Апостол Павел ради дела благовествования отождествлял себя даже с фарисеями, этими последовательными врагами Христа и христианства: однажды апостол написал о себе: «Обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей» (Фил. 3: 5). Нам трудно до конца понять всю степень самоотождествления апостола Павла с заблудшими, иногда это доходило и до самоотречения во Христе – так, апостол писал: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9: 3). Иными словами, он сам был готов находиться в аду, только бы знать, что братья его, родные по плоти, находятся в раю. А Сам Сын Божий и сошел во ад, приняв на себя грехи мира, «и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1 Пет. 3: 19). Служение проповеди заблудшим всегда должно носить жертвенный характер – как это было и у Христа, как это было и у апостола Павла, сказавшего: «Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4: 16).
По учению апостолов, «еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся» (Тит. 3: 10). «После первого и второго» – то есть необходимо употребить максимум усилий. Апостолы не рекомендуют проявлять и чрезмерную враждебность по отношению к отпавшим: «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, того имейте на замечании и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его. Но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата» (2 Фес. 3: 14–15). А апостол Павел рекомендует проявлять милосердие и к находящимся под дисциплинарным (каноническим) запрещением: «Для такого довольно сего наказания от многих, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь» (2 Кор. 2: 6–8). Предварительно предав его тело «сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5: 5).
Общая тональность религиозных собеседований (даже носящих обличительный характер) не должна переходить в грубые формы: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3: 15). Но подобное внешне мягкое отношение к еретикам никогда в апостольском учении все же не переходило пределов дозволенного.
Апостол любви Иоанн Богослов учил: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2 Ин. 1: 10–11). Апостол Иуда призывал гнушаться «даже одеждою, которая осквернена плотью» (Иуд. 1: 23). Конечно, здесь имеются в виду ругатели, «поступающие по своим нечестивым похотям» (Иуд. 1: 18). Но и весь строгий тон послания апостола Иуды не избежал напоминания о милосердии к отпавшим: «И к одним будьте милостивы, с рассмотрением…» (Иуд. 1: 22).
Святоотеческое и церковное учение об отношении к еретикам (сектантам)
Святитель Иоанн Златоуст учил: «Еретические учения, несогласные с принятыми нами, должно проклинать и нечестивые догматы обличать, но людей нужно всячески щадить и молиться об их спасении»[4]. Эти слова и сегодня звучат достаточно актуально.
Проповедь Православия идет не от отрицания чего бы то ни было, а, напротив, от утверждения положительного учения Православной Церкви. Ибо Церковь «есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3: 15). Это протестанты «протестуют», а мы утверждаем.
Дать человеку правильное понимание Священного Писания в свете Священного Предания, объяснить ему, что значит «согласование библейских текстов» и «согласие отцов», что значат для нас Святые Таинства, – вот смысл евангельской проповеди в Православии.
К сожалению, в наше время православного миссионера нередко провоцируют стать на соблазнительный путь сыскаря-любителя или, хуже того, «сексота» (секретного сотрудника), что превращает само миссионерское служение в некий придаток секуляризированного общества, а религиозный опыт такого человека мало чем отличается от сектантского. Об этом хорошо сказал архиепископ Иоанн (Шаховской):
«Ошибочно думать, что все православные суть действительно не сектанты и что все сектанты суть действительно не православные. Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить “православного” – настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку, не алчущего, не жаждущего правды Божией, но пресыщенного горделивой своей правдой, строго судящего человека с вершины этой своей мнимой правды, внешне догматически правой, но лишенной рождения в Духе. И наоборот, можно встретить сектанта, явно не понимающего смысл православного служения Богу в Духе и Истине, не признающего то или иное выражение церковной истины, но на самом деле таящего в себе много истинно Божиего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям… Тогда как среди иновероисповедных христиан есть множество живущих в истине Православия – духом своим. Есть сектанты, которые горят духом и любовью к Богу и к ближним гораздо более, чем иные православные, и вот этот дух горения любви к Богу и к человеку есть признак истинного, жизненного Православия. Кто его не имеет среди православных, тот не истинно православный, и кто его имеет среди неправославных, тот истинно православный. По-человечески он заблуждается, по-человечески он не понимает того или другого, не видит тот или иной цвет в природе мира (духовный дальтонизм; не видит, например, смысла икон, общения со святыми, ушедшими из этого мира); но по духу, по внутреннему человеку он – верный и истинный, нелицемерной любовью преданный Живому Богу Воплощенному Господу Иисусу Христу до смерти»[5].
Святитель Иоанн Златоуст писал о поспешных анафемах:
«Но кто ты, присвояющий себе такую власть и великую силу? Тогда сядет Сын Божий и поставит овцы одесную, а козлища ошуюю (Мф. 25: 31–33). Почему же ты присвояешь себе такую честь, которой удостоены только сонм апостолов и истинные и во всем точные их преемники, исполненные благодати и силы? И они, строго соблюдая заповеди, отлучали еретика от Церкви, как бы исторгая этим у себя правый глаз, чем доказывается их великое сострадание и соболезнование, как бы при отнятии поврежденного члена. Посему и Христос назвал это исторжением правого глаза (см.: Мф. 5: 29), выражая сожаление отлучающих… Объясняя тяжесть этого слова (анафема. – прот. О.С.), он (апостол Павел. – прот. О.С.) употребил такое сравнение: как облекший себя в царскую багряницу простолюдин, и сам, и его сообщники предаются смерти, как тираны, так, говорит он, и злоупотребляющие определением Господним и предающие человека церковной анафеме подвергают себя совершенной погибели, присвояя себе достоинства Сына Божия». Далее Златоуст дает совет, как надо обличать упорного еретика: «без ненависти, без отвращения, без преследования, но оказывая искреннюю и истинную любовь к нему… Ибо тот, кого ты решился предать анафеме, или живет и существует еще в этой смертной жизни, или уже умер. Если он существует, то ты поступаешь нечестиво, отлучая того, кто еще находится в неопределенном состоянии и может обратиться от зла к добру; а если он умер, то – тем более. Почему? Потому, что он своему Господеви стоит или падает (Рим. 14: 4), не находясь более под властью человеческою»[6].
Святитель Иоанн Златоуст: «Хулящий святую веру – тот же упавший… подними его и словом, и делом, и кротостью»
Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая о православных и сектантах, утверждает:
«И не говори мне таких бессердечных слов: “Что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего”. У нас нет ничего общего только с диаволом, со всеми же людьми мы имеем очень много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют Одного и Того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас нет с ними ничего общего, потому что это голос сатанинский, диавольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого и покажем подобающую братьям заботливость. А я обещаю со всей уверенностью и ручаюсь всем вам, что если все вы захотите разделить между собою заботу о спасении обитающих в городе, то последний скоро исправится весь… Разделим между собою заботу о спасении наших братьев. Достаточно одного человека, воспламененного ревностью, чтобы исправить весь народ. И когда налицо не один, не два и не три, а такое множество могущих принять на себя заботу о нерадивых, то не по чему иному, как по нашей лишь беспечности, а отнюдь не по слабости многие погибают и падают духом. Не безрассудно ли, на самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся. Да что я говорю: драку?! Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку, чтобы поднять его на ноги, а о гибнущих братьях не заботимся. Хулящий святую веру – тот же упавший осел; подойди же, подними его и словом, и делом, и кротостью, и силою – пусть разнообразно будет лекарство. Если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближним, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление»[7].
Как видим, Златоуст воспринимал брезгливо относящихся к еретикам и заблудшим, без желания им помочь, как сатанистов («потому что это голос сатанинский, диавольское бесчеловечие»).
Итак, святитель Иоанн Златоуст увещевает нас быть заботливыми братьями для тех, кто заблудился. Конечно, мы не можем общаться с ними в молитвах, таинствах и обрядах, но свидетельствовать им о Православии мы обязаны.
«Миссионерские беседы должны быть открыты, проникнуты духом пастырской кротости и растворяемы христианской любовью… Во время собеседований миссионер в отношении к раскольникам и сектантским совопросникам и вообще к раскольникам и сектантам должен соблюдать потребное проповеднику и защитнику истины душевное спокойствие, кроткое обращение и снисходительное терпение, не смущаться их дерзостями, но братолюбиво обличать их неприличие, не отвечая безумным по безумию их… Конечно, если эти беседы – только публичный суд над вероучением сектантов, тогда сектанты уклонятся от этих бесед»[8].
Святитель Феофан, Затворник Вышенский, писал в письме, отвечая на некоторое недоумение, связанное с сектантами: «Зачем он (то есть сектант. – прот. О.С.) приходил к вам? Вы должны были помочь ему. Мне думается, что вы хорошо сделаете, если, встречаясь с теми лицами, будете ласково говорить с ними, как будто ничего не было. Можно сказать: “Я тогда немного вспылил, прошу извинить. Но это не значит, что я одобряю поступок ваш”…»; «О молоканах теперешних надо судить снисходительнее. Зачинщики всему виной, а эти с молоком матери всасывают ересь»[9].
Многие неофиты, недавно пришедшие в Церковь, привносят в нее дух нетерпимого отношения к любым формам несогласия с их собственным мнением. И порою христианские истины защищают совсем не христианским, скорее большевицким образом и действием.
Подобное нетерпимое отношение к неправославным имело место быть в нашем народе при подписании Царственным Страстотерпцем Николаем II Высочайшего указа 17 апреля 1905 года о веротерпимости. Полемика, которая возникла тогда вокруг данного указа, заслуживает и нашего внимания. Преосвященный Иоанникий (Казанский), епископ Архангельский и Холмогорский, писал тогда:
«Миссия хотя и давно у нас существует, но, вследствие различных исторических обстоятельств, ей все как-то не счастливило, она всегда была какой-то падчерицей… поэтому приходилось вступать в разные непрочные и неблагодарные сделки и компромиссы и покрываться тенью какого-то даже полицейско-сыскного дела. Ведь нельзя позабыть, что еще не так давно от миссии требовали выслеживания за раскольниками и сектантами, за их молитвенными домами, их противозаконными действиями и т.п., – что, собственно, есть сфера деятельности только чиновников… Миссия – это служение делу евангельской проповеди, распространению христианства как среди не знающих совершенно Христа, так и среди имеющих неправильное о Нем и Его деле понятие… Итак, слово без всяких правительственных подпорок, полицейско-сыскных поддержек и изысканий… Только теперь миссионерам придется больше бывать в разъездах и меньше исполнять разные канцелярские поручения; почаще посещать центры сектантства и подольше проживать в них. А для этого необходимо нужно предоставить им как можно более свободы, инициативы и самостоятельности»[10].
Преосвященный Никанор (Надеждин), епископ Пермский и Соликамский, писал:
«Меры полицейского воздействия в них (других верах. – прот. О.С.) все более и все сильнее возбуждали вражду и ненависть к Церкви. Правда, применялись широкие меры и миссионерского влияния на заблуждающихся, но и здесь часто сказывалось тяжкое влияние полицейских мероприятий и нередко искажался сам характер отношений миссии к заблуждающимся»[11].
Преосвященный Флавиан, митрополит Киевский и Галицкий, по этому же вопросу писал:
 «1) Репрессивные меры по отношению к разномыслящим в вере вызывают в среде их озлобление против господствующей Церкви и служат одним из главных тормозов к воссоединению с ней. Пример – наш раскол, в течение двух с половиной веков испытывавший на себе всевозможные репрессии и доселе твердо и стойко отстаивающий свои заблуждения.
2) Репрессии привели к тому, что Православная Церковь, вопреки своему догматическому определению («есть от Бога установленное общество человеков, соединенных православной верой, священноначалием и Таинствами»), стала наполняться и достаточно наполнилась людьми, только формально к ней принадлежащими, чуждыми ей по религиозным побуждениям…
4) Но самое главное зло от означенных репрессий состояло в том, что они, охраняя Православную Церковь внешними средствами, содействовавшими долговременной спячке значительной части нашего духовенства, замедляли в нем подъем его духовных сил, имевших быть направленными к утверждению Православия и охранения его от напора враждебных сил. Таким образом, появление Высочайшего указа 17 апреля сего года (о веротерпимости) должно быть объясняемо давным-давно назревшими потребностями – и политическими, и религиозными – и отнюдь не должно быть толкуемо как событие, неблагоприятное для Церкви Православной. Мысль эта подчеркнута и в Высочайшем указе. “Призывая благословение Божие на дело мира и любви” (веротерпимость), Государь уповает, что “оно послужит к вящему возвеличению православной веры, порождаемой благодатью Господней, поучением, кротостью и добрыми примерами”. В последних словах находится и указание, в каком направлении должна быть усилена деятельность православного духовенства»[12].
Жизнь всегда сложнее, чем кажется: она не есть красиво раскрашенная лубочная картинка. Этого нельзя забывать. К сожалению, многие православные оказались не готовыми к вызову, который нам предъявили сектанты и процессы демократизации законов, касающихся религиозных вопросов. Мы разучились решать свои проблемы именно христианскими церковными средствами и ищем мирские ответы на духовные вопросы. Но мир, погрязший в собственных противоречиях и проблемах, едва ли сможет помочь нам.
Нельзя бороться с сектантами нехристианскими методами, отодвигая в сторону Библию и беря в руки Кодекс
Повторю: нельзя бороться с сектантами нехристианскими методами, как делают это некоторые миссионеры. Такие миссионеры отодвигают в сторону Библию и берут в руки Гражданский или Уголовный Кодекс. Они занимаются только сбором компромата на руководителей сект и на рядовых сектантов. Что можно сказать об этом? Их изыскания, с религиозной точки зрения, заведомо бесполезны, их деятельность на руку противникам Православия.
Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме» (декабрь 1994 г.), в частности, уточняет:
«В то же время Архиерейский Собор призывает всех верных чад Русской Православной Церкви широко проповедовать Евангелие Господа нашего Иисуса Христа, создавать катехизические школы, разъяснять людям пагубность лжеучений, помогать тем, кто временно оступился, поддавшись пропаганде сектантских проповедников. Однако противостояние ложным взглядам не должно сопровождаться нетерпимым отношением к самим носителям несовместимых с христианством учений… Мы призываем всех членов Церкви молиться о просвещении одержимых ложными учениями и твердо хранить переданное нам, “отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания” (1 Тим. 6: 20)».
Протоиерей Олег Стеняев, 4 апреля 2016 г.
[1] Самаряне – этническо-религиозная группа, классическая секта внутри иудаизма. Данная этническая группа возникла из смешения евреев, населявших Северное (Израильское) царство, с переселенцами из разных областей ассирийской империи (см.: 4 Цар. 17: 24; 1 Езд. 4: 9–10), которые и заселили опустевшие (после изгнания евреев в Вавилон) города Самарии. Первоначально самаряне окормлялись иудейскими священниками (левитами. См.: 4 Цар. 17: 27), но позже они создали свое собственное священство, альтернативное иудейскому. Есть у самарян и свой собственный (альтернативный) текст Торы (Пятикнижия Моисея) – известное «Самарянское Пятикнижие». Данный текст имеет отличия от масоретского (еврейского) текста пяти первых книг Библии. Так, например, название горы «Гевал» (Втор. 27: 4) заменено на «Гаризим» и т.д. – всего около 6 тыс. несовпадений. Самаряне ежегодно празднуют на горе Гаризим Пасху и др. религиозные праздники, установленные в Книге Левит.
[2] Лопухин А.П. Толковая Библия, или Комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Изд. преемников А.П. Лопухина. Стокгольм, 1987. Т. 3. С. 186.
[3] Комментарий блаженного Феофилакта на Лк. 9: 56.
[4] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. СПб., 1898. Т. 1. С. 766.
[5] См.: Иоанн (Шаховской), архиепископ Сан-Францисский. Сектантство в Православии и Православие в сектантстве // К истории русской интеллигенции. М., 2003.
[6] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 1. Кн. 2. С. 762–765.
[7] Иоанн Златоуст, святитель. Творения. Т. 2. С. 25–26.
[8] Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе // Общество любителей церковной истории. М.: Издательство Крутицкого подворья, 2004. Ч. 1. С. 710–711.
[9] Георгий (Тертышников), архим. Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского. Т. 1. С. 426–427.
[10] Отзывы епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе. Ч. 1. С. 383–384, 390.
[11] Там же. С. 990.
[12] Там же. С. 704.
http://www.pravoslavie.ru/92077.html
Разве нельзя быть хорошим человеком и без христианства?" - нередко спрашивают люди. Об этом меня попросили написать, и я пишу, но начну я немного издалека. Вопрос поставлен так, словно вы думаете: "Мне все равно, кто прав, христиане или материалисты. Мне все равно, каково мироздание. Я хочу правильно и счастливо жить и выберу не то, что верно, а то, что полезно". Честно говоря, мне такой взгляд понять трудно. Человек, среди прочего, тем и отличается от животных, что ему хочется знать, какова действительность, не ради пользы, а просто так, ради знания. Когда же ему этого не хочется, он, по-своему, ниже человека. В сущности, я и не верю, что у кого-нибудь из вас нет этого желания. Наверное, вы слишком часто слышали от глупых проповедников, что христианство все у вас уладит, и забыли, что оно - не патентованные таблетки. Христианское вероучение сообщает нам некие факты, и если они неверны, ни один честный человек не вправе им верить, как бы они ни помогали; а если верны, всякий честный человек верить в них обязан, даже если помощи от них нет...

Когда мы это поймем, мы поймем и другое. Если христианство истинно, просто не может быть, чтобы приверженцы его и противники были одинаково оснащены для "хорошей, правильной жизни". Представьте себе, что вы хотите помочь дистрофику. Не зная медицины, вы его плотно накормите, и он умрет. Нелегко действовать в темноте. И христианин, и неверующий могут желать ближнему добра. Но один считает, что люди живут вечно, созданы Богом и лишь в Боге находят истинную и прочную радость, а другой считает, что они - случайный плод слепой материи, что живут они лет семьдесят, счастье их зависит от комфорта, удовольствий и т. п., а все на свете - аборты, вивисекция, законодательство, воспитание - хорошо или плохо только в зависимости от того, способствует ли оно такому счастью.

Во многом эти два человека согласятся. Оба считают, что людей надо лечить, кормить, одевать. Но рано или поздно разница в вере начнет сказываться. Например, материалист просто спросит: "Лучше ли от этого большинству?", а христианин может сказать: "Если и лучше, мы - против, ибо это несправедливо". И вечно, всегда их будет разделять черта, четкая, как меч. Для материалиста нация, класс, цивилизация важнее человека, так как "дней наших - семьдесят лет, а при большей крепости - восемьдесят" (Пс. 89, 10), сообщество же может продержаться гораздо дольше. Для христианина человек важнее всего, ибо он живет вечно, и перед ним цивилизации и расы - просто однодневки.

Христиане и материалисты по-разному видят мироздание. Прав кто-то один, а тот, кто неправ, неизбежно станет действовать по закону своего, ложного мира; и при самой доброй воле помощь его будет ближнему в погибель.

При самой доброй воле... Значит, он ни в чем не виноват? Значит, Бог (если Он, конечно, есть) с него не спросит? Но ведь нас волновало не это! Я не верю, что вы готовы действовать в темноте всю жизнь, сея несметное множество зол, если за себя вы спокойны. Не верю, что вы, мой читатель, пали так низко. Если же пали - и для вас найдутся доводы.

Не думайте, что вопрос в том, может ли кто-нибудь быть хорошим без христианства. Перед каждым из нас стоит другой вопрос: "Могу ли я?" Все мы знаем, что вне христианства были хорошие люди - скажем, Сократ и Конфуций, которые о нем не слышали, или Джон Стюарт Милль, не веривший в него. Если христианство истинно, люди эти пребывали в честном неведении или в честном заблуждении. Если воля их была так добра, как мне кажется (ведь я, что ни говори, не знаю тайны их сердец), мы вправе верить и надеяться, что Бог в Своем милосердии сумел исправить и предотвратить зло, которое они причинили бы по неведению и себе, и тем, на кого они влияли. Но вы, задавший мне этот вопрос, - в ином положении. Если бы вы о христианстве не слышали, вы бы и не спрашивали. Если бы, услышав, серьезно все обдумали и отвергли, вы бы тоже не спросили. Значит, на самом деле вы спрашиваете: "Стоит ли мне беспокоиться? Не проще ли жить, как жил? Разве мало доброй воли? Разве непременно надо стучаться в страшную дверь?"

Прежде всего, я отвечу, что вы собираетесь быть хорошим, не зная, что такое "хорошо". Но этого мало. Незачем спрашивать, накажет ли вас Бог за леность и малодушие; они сами себя накажут. Ведь вы передергиваете. Вы намеренно не хотите знать, истинно ли христианство, потому что боитесь, что с ним хлопот не оберешься. Так мы нарочно забываем посмотреть на доску объявлений, чтобы не увидеть там своего имени, или зайти в банк и справиться, не кончился ли наш счет. Так мы избегаем врача, чтобы не узнать о своей болезни.

Человек, не верующий по этим причинам, не находится в честном заблуждении. Он - в заблуждении нечестном, и нечестность эта окрасит его дела и помыслы, так как он утратил девственность разума. Честную хулу на Сына Человеческого можно простить и исцелить. Но если вы просто избегаете Его, переходите на другую сторону улицы, не снимаете телефонной трубки, не распечатываете писем, - это дело другое. Быть может, вы и впрямь не уверены, надо ли быть христианином, но вы прекрасно знаете, что надо быть человеком, а не страусом.

Честь разума пала в наши дни так низко, что меня спросят: "А какая мне польза? Стану ли я счастливее? Стану ли лучше? Если вы в этом ручаетесь, что ж, приму христианство". Но я не хочу отвечать на этом уровне. Вот - дверь, за которой вас ждет разгадка мироздания. Если ее там нет, христиане обманывают вас, как никто никого не обманывал за все века истории. И всякий человек (человек, не кролик) просто обязан выяснить, как обстоит дело, а потом - или всеми силами разоблачать преступный обман, или всей душой, помышлениями и сердцем предаться истине. Неужели вам безразлично все, кроме "правильной жизни"? Ладно, скажу уж: христианство поможет вам, и гораздо больше, чем вы думаете. А первая помощь будет в том, что оно вобьет вам в голову очень важную и не очень приятную вещь. Все, что вы до сих пор считали "приличной", или "правильной", жизнью, - добропорядочность, благодушие и многое другое - совсем не так всецелительно, как вам казалось. Христианство научит вас, что вы и дня не можете пробыть "хорошим" без Божьей помощи. Потом оно научит еще, что если бы вы и смогли, вы все равно не достигли бы того, для чего вы созданы. Простая "нравственность" - не цель жизни. Вам уготовано иное. Милль и Конфуций (о Сократе не говорю, он был гораздо ближе к истине) просто не знали, для чего мы живем. Не знают этого и те, кто задает вопрос, с которого начинается статья. Если бы они знали, они бы поняли, что "порядочность" - чистейшая ерунда перед истинным замыслом о человеке. Нравственность необходима; но жизнь в Боге, к которой мы призываем, просто поглощает, вбирает ее. Мы должны родиться заново. Все кроличье в нас должно исчезнуть - и то, что роднит нас с похотливым кроликом, и то, что роднит нас с кроликом ответственным, порядочным, приличным. Шерсть будет вылезать с кровью, и, изнемогши от крика, мы вдруг обнаружим то, что было под шкуркой, - Человека, сына Божия, сильного, мудрого, прекрасного и радостного.

"Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится" (1 Кор. 13: 10). Желание "быть хорошим без Христа" зиждется на двух ошибках. Во-первых, это вам не под силу, во-вторых, это не цель вашей жизни. Нельзя взобраться самому на высокую гору праведности, но если бы мы и взобрались, мы бы погибли во льдах и разреженном воздухе. Начиная с определенной высоты, не помогут ни ноги, ни топорик, ни веревка. Нужны крылья; дальше придется лететь.

Льюис К.С. Человек или кролик
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Fiction/lyuis/chelov.php

Клайв Стейплз Лью́ис (англ. Clive Staples Lewis; 29 ноября 1898, Белфаст, Северная Ирландия, Британская Империя — 22 ноября 1963, Оксфорд, Англия) — британский и ирландский писатель, поэт, преподаватель, учёный и богослов. Наиболее известен своими произведения в жанре фэнтези, среди которых «Письма Баламута», «Хроники Нарнии», «Космическая трилогия», а также книгами по христианской апологетике, такими как «Просто христианство», «Чудо», «Страдание». Льюис был близким другом другого известного писателя — Дж. Р. Р. Толкина. Они оба учились в Оксфорде на факультете английского языка и литературы и были активными членами литературной группы, известной под названием «Инклинги». Льюис был крещён при рождении в англиканской церкви в Ирландии, но в подростковом возрасте утратил интерес к религии. Благодаря своему другу Дж. Р. Р. Толкину Льюис в возрасте 32 лет возвращается в англиканскую церковь (тот, будучи католиком, надеялся, что друг примет католицизм)[4]. Вера оказала сильное влияние на его литературные произведения, а радиопередачи на христианскую тематику во время Второй мировой войны принесли Льюису всемирное признание.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D1%8C%D1%8E%D0%B8%D1%81,_%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D0%B2_%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%B9%D0%BF%D0%BB%D0%B7

Наступил Новый Завет человечества с Богом, что было обещано еще в Ветхом Завете. Бог по определению не изменяется, не имеет наших чувственных настроений, т.е. не гневается, не раздражается, не ненавидит, не кричит, не печалится. То есть Бог остается всегда без изменения и в прошлом и настоящем и в будущем. Поэтому мы можем говорить о некоторых свойствах Бога, которые нам открыты и даны нам, как аксиомы, без доказательств и человеческих измышлений (например догмат о Троице, а кому хочется поумничать, то велком в математику доказывать давным давно принятые без доказательств аксиомы, как докажите средствами самой математики, так сразу приступайте и к доказательству бытия или небытия Бога) и выводы, которые логически следуют из принятых аксиом (например Бог есть Дух, Бог и есть Любовь, соответственно Бог не радуется о погибели человеков и желает всем спасения, Бог не творил смерти и не виновник зла и т.д.)

Все догматы нашей Православной веры приняты на Семи Вселенских соборах, как Истина, данная я нам Богом в Священном Писании. Всего в православии 12 догматов:

1.  Догмат о Пресвятой Троице.
2.  Догмат о грехопадении.
3.  Догмат об Искуплении человечества от греха.
4.  Догмат о Воплощении Господа нашего Иисуса Христа.
5.  Догмат о Воскресении Господа нашего Иисуса Христа.
6.  Догмат о Вознесении Господа нашего Иисуса Христа.
7.  Догмат о Втором Пришествии Спасителя и Страшном суде.
8.  Догмат о единстве, соборности Церкви и преемственности в ней учения и священства.
9.  Догмат о всеобщем воскресении людей и будущей жизни.
10. Догмат о двух естествах Господа Иисуса Христа. Принят на IV Вселенском Соборе в Халкидоне.
11. Догмат о двух волях и действиях в Господе Иисусе Христе. Принят на VI Вселенском Соборе в Константинополе.
12. Догмат об иконопочитании. Принят на VII Вселенском Соборе в Никее.



Догматические соборные определения Православия обозначаются греческим словом «орос» (oros). В буквальном смысле оно означает «предел», «границу». Используя догматы, Церковь определяет человеческий ум в истинном Богопознании и ограничивает его от возможных ошибок. Формулировка догматических определений в истории Церкви, как правило, связана с ответом на еретические искажения смысла христианства. Принятие догматов не означает введения новых истин. Догматы всегда раскрывают изначальное, единое и целостное учение Церкви применительно к новым вопросам и обстоятельствам.
Свойствами догматов являются:
Вероучительность,
Богооткровенность,
Церковность
Общеобязательность


То есть если вы не признаете данные догматы, то вы не православный. Что это так раздражает каких-то теистов я не понимаю, не хотите признавать вас же насильно не заставляют их принимать. Только не забываете, что книги в Новый Завет собрала христианская апостольская церковь, она же и записала догматы изходя из своего опыта называемого Священным Преданием и Священного Писания, записанного апостолами и учениками, непосредственно видившими Христа и общавшимся с Ним.

"О том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни, – ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам, – о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение – с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом. И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершенна". (1 Иоанна, гл. 1, 1-4)


- Довольно странно выдумывать свое видение Бога и придумывать или логически выводить свои догматы (а догмат у вас получится в любом случае, если у вас есть свое мнение о Боге. Или это энергия, или дедушка, или склочое сборище божков, воюющих друг с другом или плетущим интриги от скуки и безделья или великое оно или еще что-то неопределенное, только это будет ваш догмат, в вашем понимании бога, вы будете считать, что он такой то и такой то, отсюда и будут дальнейшие выводы: добрый или злой, личность или энергия, даст вам конфетку или пнет под зад, расторит в нирване или закрутит в колесе перерождений и т.д.), рассуждая о том, какой Он, когда есть свидетельства людей, которые непосредственно общались с Ним и видели Его своими глазами.
- Нет, я не верю апостолам, мой бог не такой, "злобные" попы его переврали.
- Ну если не такой, то это только твоя выдумка. Апостолы отдали свою жизнь за свидетельство о Нем. Прочти их слова, которые Он говорил и узнай, что Он делал. Святые жили в общении с Ним. Прочти их слова и про их жизнь. Они же нам четко передали Он такой и только такой и не может быть другим. Он Жизнь, Путь, Истина, Свет, Благо, Он дверь для нас. Если ты выдумываешь себе другого, то боюсь, ты ломишься не в ту дверь, смотри Он предупреждал, что мир духовынй опасный, потому что мы пошли трудным и смертельным путем познания добра и зла, про волков в овечих шкурах, про то, что Он один только пастырь добрый, только Он готов искать тебя, спасать и исцелять, но от тебя надо хотя бы желание или мысль к Нему. А если ты не с Ним, то ты теряешь саму жизнь, истину и путь твой идет во тьму внешнюю, правда при этом ты можешь себя чувствовать свободным человеком, ты сам выдумал или додумал себе Бога и ты не зависишь от чужого опыта и не слушаешь слов опытных людей, которые либо видели Его, либо всю жизнь стремились к Нему и прошли гораздо дальше, чем мы. Ты уверен, что твой бог такой то, которого ты себе придумал или даже не придумал, а только думаешь, что он должен быть каким-то вот этаким, но каким точно, непонятно и толком не объяснить. Если бы у тебя была куча жизней, то оно конечно было бы наплевать, ну неправ в этой жизни, будет другая, но жизнь то у тебя одна.

"Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное....
Вы были некогда тьма, а теперь – свет в Господе: поступайте, как чада света, потому что плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине. Испытывайте, чтó благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте. Ибо о том, чтó они делают тайно, стыдно и говорить. Все же обнаруживаемое делается явным от света, ибо все, делающееся явным, свет есть. Посему сказано: «встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос». Итак, смотри́те, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, чтó есть воля Божия. И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу, благодаря всегда за все Бога и Отца, во имя Господа нашего Иисуса Христа, повинуясь друг другу в страхе Божием." (Еф. 5, 1,2, 8-21)






- ОООО… там же ДОГМАТЫ, оооо…. это очень ужасно! Я не признаю догматов, все и всё должно быть свободно.
- Так-с стоп, человек не может пить серную кислоту это догмат это даже не догмат, а ДОГМАТИЩЕ, это закон. Упс, оказывается в нашей жизни, тоже есть догматы. Человек не может ходить вниз головой – опять догмат.
- ОООО ужас, нас ограничивают в наших правах.
- Человек не может прыгнуть с высотки и скакать как человек-паук.
- ОООО какое несчастье, я так хотел, я даже думал завтра пойти и прыгнуть. Подлые догматчики, зашоренные в своем невежестве, как вы мне надоели.
- Еще догмат – Человек, для стабильного существования организма не может обходится без еды, без воды и без сна.
- Мать вашу вы уже вконец достали, я хочу неделями сидеть в интернете и биться в онлайн-играх и не отвлекаться на всякие туалеты, еду и питье.
- Не стой под грузом и стрелой, не бегай через дорогу на красный, не спи на дороге, не суй пальцы в розетку, не хватай высоковольтные провода, не ходи на морозе раздетым, не пей метиловый спирт, не ходи голым по лесу с клещами, не суй руки в клетку к тиграм, не целуйся с гадюкой, не прикручивай на голову фейерверки, не кури возле открытого бака с бензином, не ныряй вниз головой в незнакомой реке, не прыгай в бассейн животом, не сиди в закрытом гараже при включенном двигателе. Кому интересно вот здесь http://d-awards.ru описание догматов и жестокие убийственные последствия их нарушений. И никто, почему-то не орет, что эти догматы ограничивают нашу свободу, как-то все согласны, что нарушители сами виноваты в последствиях.
- Зато про Бога можно высказывать свое мнение, можно говорить, что тебе вздумается и кажется.
- Нет, нельзя.
- ОООО … опять ограничения, я хочу верить в доброго дедушку на облачке, которому нужна моя свечушка, и который за мои десять рублей подаст мне различные материальные блага. А после мой смерти введет меня в рай и даст печенюшек и позволит ходить в ад подливать кипятка в чаны всяких уродов.
- Бог не дедушка, свечка Ему не нужна и рай тебе не светит.
- Как это Бог не дедушка на облачке, как это Ему не нужна моя свечушка и десяточка и рай мне не светит? Да идите вы в пень, тупые мракобесы, вы ничего не понимаете, вы закрылись своими догматами, я хочу верить в своего бога, он у меня в душе. В душЕ, а не в дУше. Я же верующий, а не атеист. Я признавал, что там есть что-то и даже к этому что-ту хорошо относился.
- А, какой твой бог? Можешь его описать?
- Какой мой бог? Это, это…. это всем богам бог, это не то, что ваши, это ух… такой, огромный, добрый, большой, вот в Евангелии….
- Новый Завет книга Церкви, вернее собрание книг, одобренных апостольской церковью и их учениками. Апостол Павел обличал  таких …
- И что Новый Завет не моя книга? Как это апостол Павел обличал таких как я? Да, че вы несете то, да мне пофигу на вашу церковь которую основали апостолы, вы все переврали и ничего не понимаете, истина где-то рядом, сечете, и не у вас. Вернее у вас часть и небольшая. А остальное вам попы переписали, чтобы вас эксплуатировать и водить стадом. А я знаю, у меня свое мнение, оно правильное … Мой бог в отличие от вашего добр и меня пустит в рай, даже поближе к кухне пристроит. И на земле за свечушку и перевод бабушку через дорогу отвалит разных ништяков, а вы верьте в своего, которого вам евреи подсунули.



Слушай самый главный догмат - человек не может жить без воздуха, при том в каком-то там соотношении, чистый кислород вреден. И надо постоянно дышать, я понимаю тебя это напрягает, тебе тяжело заставлять себя вздохнуть и выдохнуть, это нудно, но понимаешь, надо, это догмат, это закон жизни, твоей жизни. Только что новорожденного бьют по попке, чтобы он вздохнул в первый раз, представляешь какое это насилие и унижение, может надо бороться за права новорожденных не дышать? Есть люди, которые путем долгих тренировок могут не дышать какое-то небольшое время, но и они потом снова вынуждены начать вдыхать воздух. Конечно это плохо, это зависимость от  природы, это насилие над личностью, это глупость, это зашореность, это .... Или тебя не напрягает, то что ты вдыхаешь и выдыхаешь? А может тебе даже нравиться дышать лесным воздухом, особенно после дождя и грозы? Может выйдя из-за компа и душной квартиры ты вдыхаешь свежий воздух с неким наслаждением? Да ты мне кажется возудхопоклонник !? Это же догмат о вдыхании воздуха, он же ограничивает тебя? Или нет?


http://www.predanieneo.com/t4704-topic
http://hram-troicy.prihod.ru/nachinayshemy_hristianiny/view/id/1173630
http://azbyka.ru/m-osnovy-pravoslavnogo-veroucheniya

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8)
Бога не видел никто никогда;
Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил. (Ин. 1:18)
Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего.
И отныне знаете Его и видели Его. Филипп сказал Ему:
Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас.
Иисус сказал ему: столько времени
Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп?
Видевший Меня видел Отца;
как же ты говоришь, покажи нам Отца? (Ин. 14:7-9)

Несмотря на Божие Вездеприсутствие, Бога невозможно видеть физическим зрением, поскольку Бог не имеет в себе такого, из чего состоит видимый мир. Бог есть Дух (Ин 4:24). Бог имеет особую природу, не имеющую аналогий в тварном мире.
Духовный мир закрыт от абсолютного большинства людей в этой жизни. Но ждать осталось недолго, каждый человек, рано или поздно, увидит тот мир. «Тут только есть верующие и неверующие. Там все верующие» М. Цветаева.
«У скончавшегося, как у новорожденного дитяти, открываются очи, когда он становится вне настоящей жизни, – очи души, говорю я, коими он зрит подлинную природу сущего; открывается слух… открываются уста… раскрывается вкус… дается сила осязания…» св. Григорий Нисский
Наряду с физическим, существует духовное зрение. Духовным (внутренним) зрением Бога видят бесстрастные свидетели – святые. Преподобный Симеон Новый Богослов: Все те, которые видят только телесными очами и только этот чувственный свет, слепы суть; и им ни о чем другом не должно заботиться, как о том, чтоб отверзть умные очи души своей, и увидеть невечерний Божественный свет.
Неспособность ощущать проявления чего-либо не значит, что незамеченное нашими чувствами отсутствует. Иначе мы будем наивно ограничивать реальность лишь своим личным, далёким от совершенства, чувственным восприятием. В частности, мы не видим телесными глазами не только Бога, но и вполне материальные вещи и явления, такие как субатомный мир, статическое напряжение. Также мы не видим свой собственный ум (в существовании которого едва ли кто сомневается) и т. д.
Далеко не вся информация приходит через зрение, есть ещё разум, чувства (мы же не видим тепло, запахи, звуки, вкус).
Святость, величие и мощь запредельного Бога таковы, что мы просто не в силах это перенести. Только умалившись, только сравнявшись с нами, Он может нами восприниматься. Тысячи людей видели воплотившегося Бога – Иисуса Христа и эти свидетельства доступны нам.
Т.к. наша жизнь ограничена во времени и пространстве, то большую часть информации мы получаем через свидетелей. Вся история, которую мы изучаем – это свидетельства разных людей.
Не обязательно видеть Самого Бога, можно увидеть Его творение, чувствовать присутствие, осознавать промысл. Американский астронавт Фрэнк Борман, первым облетевший вокруг Луны, заявил: «Я несколько раз был в космосе, и я Бога не видел, но кругом видел следы Его присутствия».
Господь не требует от нас чего-либо противоречащего разуму, нравственности, семейной и общественной жизни. Более того, Он даёт нам цель жизни, предлагает осмыслить наши желания, поступки и помыслы.
Получается, что мы, не желая трудиться в постижении истины, как бы говорим Богу – «Ты нам бесспорно докажи, что Ты есть и, соответственно, что мы сможем получить в награду за наши усилия по совершенствованию себя и только тогда мы встанем на этот путь».
Таким образом, у нас достаточно свидетельств для свободного выбора. Любовь и верность, которых ждёт от нас Господь, невозможны без свободы и стремления к познанию Творца, приобретения личного опыта богообщения. Явные свидетельства были бы насилием над нашей волей, превратили бы нас в марионеток, действующих по заданному сценарию. Для познания Бога и общения с Ним необходимо приложить усилия. Аргумент «никто не видел» является лишь удобным оправданием собственной пассивности.
А.И. Осипов, профессор:
…Под ведением, знанием в христианстве подразумевается совсем не то, о чем думали язычники – не слова и рассуждения о Боге, но особый, духовный опыт непосредственного переживания, постижения Бога чистым, святым человеком.
Преподобный Иоанн Лествичник очень точно и лаконично сформулировал эту мысль: «Совершенство чистоты есть начало богословия». У других отцов это названо феорией, т.е. созерцанием, которое происходит в состоянии особого молчания – исихии (отсюда исихазм). Об этом молчании прекрасно сказал преподобный Варсонофий Великий: «Молчание лучше и удивительнее всех повествований. Его лобызали и ему покланялись отцы наши, и им прославились». Видите, как говорит, вернее, говорило древнее, святоотеческое христианство о богословии. Оно есть постижение Бога, которое осуществляется лишь через правильную христианскую жизнь. В богословской науке это называется методом духовно-опытного познания Бога, он дает христианину возможность истинного Его постижения и через это – понимания верного смысла Его Откровения, данного в Священном Писании.
В богословской науке есть еще два других метода, и хотя они являются чисто рациональными, однако тоже имеют определенное значение для правильного понимания Бога. Это методы апофатический (отрицательный) и катафатический (положительный)… читать всю статью
В. Духанин, кандидат богословия:
Неверие и познание Бога взаимно исключают друг друга. Поэтому, когда неверующие утверждают, что они не видят Бога (или не замечают, что Бог проявляет Себя в этом мире), то они просто выражают своё внутреннее состояние – состояние духовной слепоты.
Ещё во II веке по Р.Х. к апологету христианской веры святому Феофилу Антиохийскому обратился знакомый ему язычник Автолик с таким надменным требованием: «Покажи мне твоего Бога». На это святой Феофил ответил: «Покажи, что очи души твоей видят и уши сердца твоего слышат», то есть познание Бога во многом зависит от нашего внутреннего состояния, ибо «Бог бывает видим для тех, кто способны видеть Его, у кого именно открыты очи душевные…». И дальше святой Феофил предлагает очень важное сравнение: «Человек должен иметь душу чистую, как блестящее зеркало. Когда на зеркале есть ржавчина, то не может быть видимо в зеркале лицо человеческое: так и человек, когда в нем есть грех, не может созерцать Бога». Упомянем, что в те времена зеркала приготовлялись из металла, так что действительно могли покрываться ржавчиной. Не это ли основная причина нашей духовной близорукости – ржавчина греха, затмевающая способность отражать в себе, как в зеркале образ Господа? А как прекрасно, просто и ясно сказал об этом Сам Господь Иисус Христос: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8)…
Замкнутость на одних земных интересах убивает в душе стремление к Богу, вера для такого бывает чем-то чрезмерно далёким. Человеку стало некогда веровать в Бога. Представьте, что с одной стороны от вас играет музыкант на скрипке, а с другой трудится рабочий с отбойным молотком. Разберёте ли вы мелодию скрипки?.. Так и в жизни современного человека вся внешняя суета, спешка, впечатления, мирские удовольствия не дают услышать голос Небесного Отца. Такие люди видят проявление веры в жизни, но не слышат голоса веры в своём собственном сердце. Кто сумеет остановить отбойный молоток страстей, тот и услышит эту небесную мелодию, слово Божие, вступит в общение с Ним. Да, Бог являет себя человеку, но только такому, в котором откликается и пробуждается сердце.
Несомненно и то, что каждый верующий человек когда-либо в своей жизни пережил встречу с Богом. Это значит, что всем своим существом такой человек ощутил, что Бог действительно есть, что он рядом с нами, хотя и несравнимо выше всего земного, и что Он милостиво и мудро заботится о каждом из нас. Это глубокое ощущение души становится очевидным свидетельством Божия бытия.
святитель Григорий Палама:
Не телесные глаза, а глаза души воспринимают силу Духа, видящую Божьи дары; потому мы называем ее умной, хотя она выше ума. При этом мы удержали бы тех, кто нас слушает, от понимания духовных и таинственных действий [энергий] в виде вещественных и телесных. Этим как раз страдают люди, которые грубым, нечистым ухом и разумом, не умеющим верить и следовать отеческим словам…
священник Павел Гумеров:
Только человек с чистой душой, чистыми помышлениями, может приблизится к Богу, узреть Его.Бога видят не телесными очами, а духовным зрением чистой души и сердца. Если этот орган духовного зрения помутнен, испорчен грехом, Господа не увидеть. Поэтому нужно воздерживаться от нечистых, греховных, злых и унылых мыслей, отгонять их как всеваемых от врага, и воспитывать в душе, взращивать другие – светлые, добрые.


http://azbyka.ru/kto-videl-boga
о. Георгий Иоффе,
заместитель председателя Миссионерского отдела Санкт-Петербургской Епархии

Правильно говорить не «Церковные суеверия», а «Околоцерковные суеверия», потому что сама Церковь Христова суеверной быть не может.
Для серьёзного разговора о грехах и болезнях нашей церковности можно избирать разные интонации. Хотелось бы, чтобы те нотки самоиронии, некоторого гротеска и юмора, которые неизбежно проявляются при разговоре о суевериях, не стали поводом для обвинения нас в неблагоговении перед святыней.
Конечно, сторонники строго-постного взгляда на христианство могут возразить, что Христос предупреждал «смеющихся ныне», что они «возрыдают», однако вспомним, что Сам Господь, обличая фарисейские суеверия, прибегал к юмору, когда говорил об отцеживании комара и поглощении верблюда (Мф. 23:24). Христиане всегда умели шутить над собой, особенно расставаясь с грехами.
Постараюсь кратко сформулировать те болезни нашего церковного общества, которые не только являются «притчей во языцех» для наших недругов, но и нам самим мешают жить по правде Христовой, извращая самую суть христианства.
Множество околоцерковных суеверий порождены совершенно неверными представлениями о Боге. Один из известных теологов нашего времени Карл Ранер (1904-1984) заметил: «Слава Богу за то, что слова 60-ти или 80-ти процентов наших современников о том, что такое Бог, не соответствует действительности». То, что мы знаем о Боге, бесконечно меньше того, чего о Нем мы не знаем. Наше знание всегда неполно и фрагментарно. Но каким бы близким к истине ни становилось наше знание о Боге, Бог всегда будет его превосходить и никогда не будет в нем умещаться. У величайших богословов перехватывало дыхание, когда они старались изречь слово о невыразимом Боге. По слову святого Василия Великого, «Неизреченное да будет почтено молчанием».
Существуют представления, образы и мнения о Боге, диапазон которых – от ущербных или недостаточных до проблематичных и неприемлемых. Вот наиболее известные из них:
1. Незлобивый седовласый старец, добрый дедушка с длинной бородой или персонаж рисунков Жана Эффеля, который всё понимает, всё принимает и ни о чем не спрашивает. Будучи очень удобным, этот образ популярен у многих, потому что вера в такого «боженьку» ни к чему не обязывает и не предполагает никакой личной ответственности. При нынешней религиозной индифферентности это заблуждение, пожалуй, самое распространенное.
2. «Высшее существо», «Высшая сила». Это вершина пирамиды, которую выстраивает наш рассудок, размышляя об устройстве мироздания. Бог — холодный, бесстрастный, безличный, безразличный, не имеющий никакого отношения к нам. К нему невозможно обратиться, как невозможно и чего-либо ждать от него. Такое Божество либо вовсе не причастно нашему миру. Либо растворено в нем. Все оккультные и псевдо-мистические учения от гностицизма до теософии, включая современное рерихианство и движение Нью-Эйдж, базируются на этом ложном представлении. Да и у многих православных, увлекавшихся до своего обращения оккультизмом, йогой, экстрасенсорикой, подобные идеи изживаются весьма нескоро.
3. Самый страшный образ Бога — это соглядатай, шпион, контролер и палач. Он надзирает за нашей жизнью, его интересуют наши ошибки, Он выжидает, как бы застигнуть нас на месте преступления. Это бог-страшилище для «непослушных», им пугают смельчаков, его боятся новоначальные, да и многие, на первый взгляд, воцерковленные прихожане; он отпугивает колеблющихся, когда они пытаются приблизиться к Православию. А, может быть, кто-нибудь встречал и пастырей, исповедующих подобные взгляды? Именно на этом образе свивает гнездо младостарчество, в связи с этим образом наблюдаются апокалиптические настроения, и возникает псевдоправославное сектантство.
4. «Бог из машины» – «deus ex machinа» В древнегреческой трагедии появление бога в финале приводило к ее развязке. Это явление бога происходило с помощью особого механизма. Отсюда пошло выражение «бог из машины», означающее искусственное разрешение проблем. Это «подпорка», «скорой помощи» в трудную минуту. Мы призываем его и ищем его помощи только тогда, когда что-нибудь не так, а когда все в порядке, мы забываем о нем. Вот и многие наши русские пословицы весьма характерны в этом отношении, например: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», «Как тревога – так до Бога».
5. Близкий к этому образу — бог-гарант. Ритуальными действиями обетами и приношениями ему можно обеспечить себе Его защиту. Он – воздаятель. «Разумные», «порядочные», «послушные» могут быть уверены в его наградах. Его имеет в виду и тот, кто недоумевает: «Что же я сделал плохого, что он меня так наказывает? Всегда у меня все было в порядке» Эти образы («гарант» и «подпорка») питают магические представления о духовной жизни.
6. Бог порядка и богатства. По преимуществу – это бог власть имущих. Он на стороне преуспевающих, важных и значительных. Он – покровитель сильных мира сего. Тот, кто хочет изменить существующий порядок вещей, попадает в его немилость. Особенно любят прибегать к нему диктаторы, деспоты и тираны. Характерный, пример, использование таких представлений – современное неохаризматическое движение, с их «теологией процветания». Проникают подобные взгляды и в церковную среду.
7. Бог обрядов — радостных или печальных: свадеб, крестин, похорон, молебнов; бог помпезных, дешевых, пустых и безжизненных речей. Бог как простое украшение жизни. Вспомним так называемых «подсвечников», едва скрывая зевоту, отстаивающих церковные службы на Пасху и Рождество.
Бог в этих и подобных случаях оказывается скроенным по человеческим меркам. Он мало похож на истинного Бога христиан.
Истинный Бог — Бог любви и жизни, «везде сый и вся исполняяй». Он на стороне страдающих и жертв, Бог всех без исключения, он ни к кому не безразличен. Это не ужасный и неприступный некто, живущий вдали от нас. Он не желает нам ни смерти, ни несчастья, ни бед. Он не оставляет нас, в каком бы аду мы ни находились.
Бог никому не мстит, никого не карает с целью погубить. Бог наказывает, т.е. научает, вразумляет заблудшего человека. Чтобы ограничить злую деятельность человека и направить его на путь спасения, Бог может использовать и наказание, если все другие возможности для вразумления уже исчерпаны. Однако в Своем наказывающем действии Бог являет Свою любовь к человеку, подобно врачу, который вынужден причинить боль ради спасения жизни больного.
И вот из ложных представлений о Боге рождаются все те ложные мнения, которые применительно к нашей сегодняшней теме можно уместить в два слова: магизм и обрядоверие.
Магия — стремление человека подчинить себе духовный мир, быть как Бог (Быт. 3:5). Вот что об этом писал протоирей Александр Мень: «Для мага радости мистического богообщения – пустой звук. Он ищет только достижения могущества в повседневной жизни – на охоте, в земледелии, в борьбе с врагами этот антагонизм оставался даже тогда, когда магия стала переплетаться с религией. Магизм ждет от Неба только даров, природу он хочет поработить, в человеческом обществе он воцаряет насилие. Племя и власть становятся над духом. Человек, сливаясь с родом, попадает под гипноз коллективных представлений».
Иными словами, в основе магизма лежит принцип: «ты – мне, я – тебе».
Люди бегут в храм ставить самые толстые свечи, как будто Бог в них нуждается, в полной уверенности в том, что все проблемы в жизни происходят из-за того, что их кто-то «испортил» или «сглазил». С тем же успехом такие товарищи обращаются ко всевозможным «бабкам», колдунам, гадателям и экстрасенсам.
Материалистическая крайность магизма – обрядоверие – это когда ритуал является не религиозным, а чисто психологическим или утилитарным понятием без глубокой духовной составляющей. Такие люди ходят в церковь «потреблять» благодать, ничего не давая взамен. Например, распространено мнение, что Таинство Соборования безо всякого покаяния «очищает» от грехов, а Святое Причастие «помогает» при низком гемоглобине.
Перед тем, как человек принимает Таинство Святого Крещения, он отрекается от сатаны. Мы отрекаемся тем самым от всякого идолопоклонства и язычества. Но происходит ли действительная перемена в жизни человека?
Проведенные этой весной исследования социологов из Аналитического центра Юрия Левады показывают, что более половины россиян (54%) верят в приметы, а 42% — вещим снам. Только каждый шестой респондент (16%) сообщил, что верит в вечную жизнь, 72% не верят. В то, что на земле время от времени появляются инопланетяне, верят (22%). Предсказаниям астрологов склонны доверять (29%) российских граждан.
Астрологические прогнозы, гороскопы, предсказания, пророчества в наши дни получили всеобщее распространение. Им придаются разнообразные привлекательные формы: от лаконичной газетной памятки для бизнесменов до яркой телевизионной программы; от изысканно-утонченных гаданий по древнекитайской «Книге Перемен» до псевдонаучного компьютерного прогноза; от тоненькой брошюрки, из которой можно узнать всю свою прошлую и будущую жизнь, до каббалистических раскладок карт Таро, изучению которых предлагается посвятить долгие годы.
Задача подобного информационного давления на человека состоит в том, чтобы, во-первых, приучить его к мысли о предопределенности слепой судьбы, кармической или генетической заданности всей жизни; во-вторых, отвлечь человека от мыслей о Боге, от молитвы, от желания узнать волю Бога о себе, оторвать от сыновьей привязанности к Богу, от стремления жить не по своей испорченной воле, но по воле Господа.
Конечно, нам надо учитывать особую ситуацию в России, связанную с 70-летним религиозно-культурным разрывом, когда сейчас крещены в Православие порядка 80% населения, а воцерковленных в разной степени людей среди них при этом всего 5 – 15%. Все остальные номинальные православные – это наше «миссионерское поле», как об этом говорит Концепция миссионерской деятельности РПЦ.
Образ Христа Спасителя, соединяющий в себе истинную веру, истинную жизнь и спасение мира, хранился и хранится, присутствует и вечно действует в Церкви. Христос — глава Церкви, а Церковь — Его живой, богочеловеческий организм. И отпадают от нее те, кто искажает истинную веру, уродует неподдельный светоносный образ Христа Богочеловека, извращает Его святое учение.
Задачей православной миссии является свидетельство об истинном Боге во Христе Иисусе, и суть, сердце Православия, его непобедимая сила, сокрыты именно в этом дивном и единственном лике Христа, Сына Божия, с Которым встретились апостолы и множество других людей после них.
Главная забота Православия была, есть и будет о том, чтобы через всю человеческую историю пронести и сохранить этот неизъяснимо прекрасный Лик евангельского Христа и прославить Его в «духе и истине» (Ин. 4:23).

Современные суеверия:
Нельзя использовать спички при зажигании лампадки или свечки. В спичке содержится сера, а сера — материал дьявола.
Нельзя передавать свечки левой рукой.
Молиться необходимо только вслух.
После похорон необходим: заказ сорокоустов в трех монастырях; заказ сорока сорокоустов в сорока разных местах.
После соборования приносить домой огарки свечей и зажигать их в случае болезни.
Вера в семисвятную (взятую из семи источников и смешанную) и трехзвонную (взятую из трех разных церквей и смешанную) святую воду.
Необходимость подходить к исповеди со свечой.
Если во время исповеди случайно узнал о каком-либо чужом грехе, то этот грех перейдет на тебя.
Когда ставишь свечку на канон, нельзя подтапливать низ свечи, а то покойнику ноги подпалишь.
Нельзя зажигать свечку от другой свечи, иначе перейдут все болезни и беды того человека, что ее ставил.
При Крещении нельзя брать имена мучеников, а то всю жизнь человек будет мучиться.
После Крещения надо еще раз окреститься, чтобы получить второе имя и сделать это имя тайным, тогда никто не сможет навести порчу.
Кто первый встанет на полотенце при венчании, тот будет хозяином в доме.
Во время ссор святую воду надо прятать в шкаф, а то она впитает отрицательную энергетику и испортится.
Народ русский охоч до консультаций...Я однажды крестил ребенка, который просто рухнул во время крещения на пол. Оказывается, какая-то добрая душа сказала, что нельзя ему перед крещением сутки кушать.



http://azbyka.ru/lozhnye-predstavleniya-o-boge-kak-istochnik-sueverij
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ierey_alexandr в Проповедь от 15.11.15 (по памяти)
Во имя Отца и Сына и св.Духа!

Братья и сестры!
Сегодня мы слышали о гадаринском бесноватом. Иногда проповедник, рассуждая об этом чтении говорит о бесах, о любви Божией. А мне хочется подумать вот о чем… Легион бесов, захвативший душу несчастного, сразу узнал в Господе Иисусе Христе  - Сына Божиего. Бесы узнали и исповедали. Бесы знали Кто подошел к ним, пусть и не хотели общения с Ним.
А люди? Чаще всего люди Бога не знают. Люди, отпавшие в грехопадении вовсе не так сильно, как получилось у падших ангелов, зато преуспели в забвении Бога. Во времена Авраама, язычники еще помнили о Творце Вселенной, хотя и поклонялись всевозможным идолам, забывая Его. А потом… потом языческий мир окончательно забыл Бога. И Бог создал еврейский народ, для сохранения знания Бога хоть у некоторых.
Но и христиане часто не знают Бога. Да, христианин о Боге говорит, как-то Его определяет,  у еретиков не вполне верно. Но знать Бога это значит иметь опыт общения с Ним, иметь возможность узнать Бога, как узнал легион бесов живущих в бесноватом.
А что бы такой опыт иметь, нужно поистине быть членом Церкви, стремится к Богу, не прячась от Него разными способами. Ведь бывает, что люди даже будучи членами Истинной Церкви, православной Церкви, в основном ищут не Бога, а чего-то еще. Именно знание Бога, знание в Таинствах, молитве, опыте духовной жизни, есть важнейшая задача человека в Церкви. То, что позволит не просто «знать о Боге», но, хоть отчасти «как сквозь мутное стекло», но знать Бога.
Да даст нам Господь Иисус Христос помысел  стремлении к Себе, а потом и знание Себя!
Аминь.
Как математика ударила по атеизму

Автор: КАПЛАН Виталий, Журнал: № 8 (64) август 2008

«Малое знание уводит от Бога, большое — приводит к Нему», — говорил английский мыслитель XVII века Френсис Бэкон. Со мной произошло именно так — благодаря изучению математики.

А началось все с того, что в десять лет я случайно наткнулся на научно-фантастический роман про межпланетные путешествия, прочел залпом — и увлекся астрономией. Начал читать популярную, а затем и более серьезную литературу, делал простейшие астрономические приборы, наблюдал за звездным небом.Но астрономия неотделима от математики и физики — и я стал изучать их по книгам, в каких-то областях оставив далеко позади школьную программу. К старшим классам я уже проникся внутренней красотой математики. И когда решил связать свою судьбу с педагогикой, с учительством — колебаний у меня не было. Преподавать буду именно математику!

Так я в 1983 году оказался на математическом факультете МГПИ имени В. И. Ленина. Надо сказать, что преподавание высшей математики там отвечало самым высоким требованиям. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю своих преподавателей, которые не просто обучали своему предмету, но раскрывали его внутреннюю гармонию.

Впрочем, ближе к делу. В советское время среди прочих атеистических штампов очень популярна была идея о том, что религия — это торжество абсурда, что она никак не совместима с логическим мышлением, а логическое мышление — это основа основ, в мире есть только то, что описывается логикой. И вот я изучаю математическую логику, изучаю теорию числовых систем. Что же оказывается? Наши обыденные представления о логике поверхностны! Эта привычная нам логика неплохо работает на бытовом уровне, но если копнуть глубже — возникают неразрешимые парадоксы. И более того: оказалось, что с помощью логики невозможно доказать истинность самой логики! Об этом говорит знаменитая теорема Гёделя о неполноте формальных систем. Цепочка логических доказательств может тянуться сколь угодно далеко, но у нее все равно есть начало, все равно есть некие исходные посылки, доказать которые невозможно. Невозможно в принципе!

Это был серьезный удар по моему атеизму. Во всяком случае, по той версии атеизма, которую нам вдалбливали. Логика, оказывается, не абсолютна, у нее, оказывается, есть границы применимости. И более того — «мощность множества истинных утверждений больше мощности множества доказуемых утверждений». А если перевести с математического на человеческий — есть бесконечно много утверждений, доказать которые принципиально невозможно, но которые тем не менее верны!

Так можно ли требовать от верующих доказательств существования Бога и, не получив таковые, утверждать, будто Бога нет? Сейчас мне все это кажется банальностью, но лет в двадцать было настоящим открытием!

И еще был такой расхожий атеистический штамп — каверзный вопрос, звучащий со времен средневековья: «Может ли Бог создать такой камень, который не смог бы поднять?». Этот простейший парадокс призван был доказать, что, говоря о всемогуществе Божием, верующие несут чушь. Но если взглянуть на математическую подоплеку этого парадокса, окажется, что это лишь один из примеров тех парадоксов, которые возникли в конце XIX века в теории множеств, когда вошло в оборот понятие «универсального множества». Попробую объяснить «на пальцах». Множество — это совокупность каких-либо объектов, они, эти объекты, называются элементами множества. Множества бывают конечные, а бывают бесконечные. Есть понятие универсального множества — то есть совокупности любых множеств. И есть понятие дополнения множества — то есть совокупности всего того, что в данное множество не входит. Теперь вопрос: а у универсального множества есть дополнение? Если есть — то какое же оно тогда «универсальное»? Получается, что-то в него не входит? А если нет у него дополнения — то опять-таки оно получается не универсальным. Должно ведь включать в себя всё, в том числе и собственное дополнение!

Да, парадокс есть. Но о чем он свидетельствует? Да о том, что наши обывательские представления о бесконечности нуждаются в коррекции. Я тогда впервые задумался: а в каком же смысле верующие понимают всемогущество Божие? Потом были и книги, и споры, и сейчас мне смешно становится, когда я слышу претензии вроде «если Бог всемогущ, почему Он не может сделать так, чтобы все немедленно стали счастливы?». Как мечтал сталкер Шухарт у Стругацких в «Пикнике на обочине»: «Счастья для всех, даром, и чтобы никто не ушел обиженным». Да потому и не может, отвечаю я, что задавать подобные вопросы — значит неправильно понимать Его всемогущество, пытаться описать бесконечность в категориях конечного, применять инструмент там, где он неприменим. Топором хорошо дрова колоть, но не трепанацию черепа делать.

А тут необходимо сказать, что в математике есть два разных понимания бесконечности. Есть «потенциальная бесконечность» — это когда просто нет какого-то конца, нет границы. Например, нет самого большого числа — потому что к любому числу можно прибавить единицу и получится большее число. Но есть и «актуальная бесконечность» — это когда бесконечный объект понимается как нечто единое, цельное, когда с ним делают то же, что и, например, с числами: то есть бесконечности складывают и вычитают, преобразовывают, сравнивают… Именно «актуальная бесконечность» и порождает всяческие парадоксы. Именно идеей актуальной бесконечности мы — не всегда осознанно! — пользуемся, когда рассуждаем о Боге и о том, что Он всемогущ, вездесущ и всеведущ. Именно тут и возникает «камень, который нельзя поднять». Но эти парадоксы если что и доказывают — так только то, что мир гораздо сложнее, чем те модели, с помощью которых мы его описываем. И что мышление наше далеко от идеала, не всё мы можем постичь.

Это знание мне помогло, когда я размышлял над непостижимостью Бога. Ведь, с точки зрения советского атеиста, непостижимость — это очень обидно, это унизительно! Мы же так были уверены, что человек — это венец мироздания, что «в мире много сил великих, // но сильнее человека // нет в природе ничего». И тут оказывается, что есть вещи, которые мы не только сейчас, при нынешнем уровне науки познать не сможем, но и при любом уровне не сможем никогда! Оказывается, что наше мышление не универсально, что не охватить им всего сущего, а то, что мы называем «научной картиной мира» — это всего лишь модель. И все познание наше — это замена одних моделей другими, более совершенными, но все равно только приблизительно описывающими реальность.

Теперь оказалось, что эта наша ограниченность — вовсе не злобная выдумка церковников с их любимой присказкой «неисповедимы пути Господни», а объективный факт, подтверждаемый самой что ни на есть объективной наукой — математикой.

А еще оказалось, что математика может помочь лучше уяснить некоторые богословские утверждения, найти для них какие-то зримые аналогии. К примеру, ересь ариан, утверждавших, что Христос — это не Бог по Своей сути, а лишь первое, наиболее совершенное творение Божие. Тут аналогия — луч. То есть часть прямой: есть начало, нет конца. «Полубесконечность» такая. А православный ответ: не луч, а прямая. Нет начала. Настоящая бесконечность. Или — что такое «теозис» («обожение»)? Как человек, существо конечное, может уподобиться бесконечному Богу? Тут на помощь приходит понятие потенциальной бесконечности — то есть, соединяясь с Богом, человек преодолевает свою ограниченность, возрастает, ему открываются новые горизонты, и конца этому процессу нет. Однако нет и тождества с Богом — подобно тому, как принципиально невозможно взаимнооднозначное соответствие* между множеством натуральных чисел (то есть 1, 2, 3…) и множеством действительных чисел (то есть вообще всех чисел, известных человеку со школьным образованием — включая всяческие квадратные корни, число и так далее).

Математика не заставила меня уверовать в Бога, она всего лишь сняла те умственные барьеры, которые дало атеистическое воспитание, она расчистила дорогу к вере. Уверовал я позднее, пройдя через сомнения и шатания. Но это уже совсем другая история.

*Представьте себе множество кресел в кинотеатре — и множество зрителей. Если каждому зрителю найдется кресло и при этом все места будут заняты, тогда между этими двумя множествами есть «взаимнооднозначное соответствие». — Ред.

http://foma.ru/bog-i-teorema-gedelya.html
Пробирки

Почему жизнь на самом деле не существует

11:00 07/12/2013
Формальные попытки дать точное определение жизни предпринимались еще во времена древнегреческих философов. Аристотель считал, что в отличие от неживого все живое имеет душу, а душа бывает трех видов: у растений, у животных и рациональная душа, которая есть исключительно у человека.


Скажите, что можно ожидать от науки, базирующейся на материалистических аксиомах, если даже понятие жизни она не может сформулировать внятно?
"Мысль человеческая — как ветер на море: в какую сторону дует, туда и плывёт корабль. С неё начинается всё, и потому порядок в голове так исключительно важен для нашей духовной жизни. На языке аскетики мысли и образы, занимающие наш ум, называются помыслами. Говорят, они бывают троякие — наши собственные, от Бога или от диавола; первейшая же задача человека — научиться распознавать лукавое и не давать ему укореняться в себе". - Преподобный Паисий Святогорец

Ревность, желающая искоренить всякое зло, на самом деле сама есть самое страшное зло.
Преподобный Иосиф Оптинский

В грязном сердце Бог никогда не явится, злому сердцу никогда Бог не покажет Себя. Только чистые сердцем могут лицезреть славу Божию. схиархим. Зосима (Сокур)

Как отличить рассуждение от осуждения? Необходимо следить за сердцем. Если мы видим грех и у нас болит душа за человека – это рассуждение. Если же мы не сопереживаем, превозносимся или даже злорадствуем – это осуждение. Схиархимандрит Гавриил (Стародуб)

Мы знаем, что можно молиться, класть поклоны, выполнять все по букве и пустым остаться. Бог это не примет. Спасение зависит не от числа поклонов. Не спросят: «Сколько ты молился, клал поклонов, выполнял ли правило?», а спросят: «Был ли ты похож на Христа?» Быть похожим на Господа – это значит простоту сердца иметь, не лукавить. Спасение не в молитвах, которые могут прочитываться и перечитываться, не в поклонах, не в постах, а в том, чтобы быть похожим на Господа и в смирении каяться. Не чувствовать ни на йоту, что ты сделал что-то хорошее, иначе враг все подхватит, и человек впадет в прелесть.

Божественная благодать – это огонь. Человек сможет сгореть в ней, как волосок в пламени свечи. Не смущайтесь, если сразу не получаете благодати. Мы думаем, что сразу должны летать, порхать. Нет, Господь испытывает. Он знает, что нам не полезно. Мы сразу же впадем в прелесть или в высокоумие.

Задача врага – наполнить наше сердце пустотой.

Иногда Господь попускает человеку скорби, когда видит, кем он может стать. Шлифует.

Господь милосерден. Он не мстителен. Он желает оправдать человека, найти то, за что можно оправдать.
Схиархимандрит Гавриил (Стародуб)
http://www.pravoslavie.ru/92261.html

Мы должны научить людей любить Бога любовью детей, а не посетителей супермаркета. Митрополит Афанасий Лимасольский

Любовь есть не имя, но божественная сущность, сообщимая и непостижимая и совершенно Божеская. ПРЕПОДОБНЫЙ СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ

Мы живем так, как бyдто Хpистос никогда не пpиходил.
И это единственный настоящий гpех, глyбочайшая тpагедия и гpyсть нашего номинального Христианства. Протопресвитер Александр Шмеман

Тишина твоего сердца — это голос Бога, а суета твоего сердца — это голос мира. Монах Симеон Афонский

Молитва – это успокоение, потому что мы видим перед собой Бога.
Святой Иоанн Лествичник говорит: когда мы прикасаемся к чему-либо, этот предмет передает нам или своё тепло, или холод. Дотрагиваемся мы до чего-то холодного – и нам становится холодно. До тёплого – нам тепло. Следовательно, когда человек молится с верой и со всеми своими проблемами дотрагивается до Христа, то Господь передаёт ему то, что имеет Сам, а именно – бесконечное спокойствие, уверенность, веру, тишину, мир в сердце. Всё то, чем Он обладал в Своей земной жизни. Архимандрит Андрей (Конанос)

Я должен вкушать смирение черпаком, снова и снова и часто сокрушаться.
Однако когда я ничего не принимаю от ближнего, когда я берегу свое достоинство, смотрю за тем, чтобы меня уважали, любили, чтобы я был желанным, чтобы меня понимали, одобряли, признавали, – тогда со мной нет Бога. Моя жизнь – душевная, она – не духовная. Тогда я живу душевными переживаниями, в какой-то неполноценности. Живу по законам психологии, а не духовного общения». Схиархимандрит Эмилиан (Вафидис)

"Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить..." - Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Если подуешь на искру, она разгорится, а если плюнешь на нее, угаснет: то и другое выходит из уст твоих. (Сир.28,14)

"Невежественные люди и миролюбцы, не зная природы самого добра, часто называют блаженным то, что не имеет никакой цены: богатство, здравие, блистательную жизнь, что все по природе своей не есть добро, потому что не только удобно изменяется в противоположное, но и обладателей своих не может сделать добрыми. Ибо кого сделало справедливым — богатство, или целомудренным — здоровье! Напротив того, каждый из сих даров злоупотребляющему им часто способствует ко греху". - Свт. Василий Великий

"Вся брань между нами и нечистыми духами ведется не за что иное, как за молитву духовную; Поскольку весьма безпокоит демонов молитва и неприятна им, в то время, как нам — приятна, радостна и доставляет нам спасение". Иосиф Ватопедский

Дело – не главное в жизни, главное – настроение сердца, к Богу обращённое - свт. Феофан Затворник

Католики помутили апостольское Предание. Протестанты взялись поправить дело и ещё хуже сделали. У католиков Папа один, а у протестантов что ни протестант, то Папа. святитель Феофан Затворник

Кротость есть также осознание ценности других людей. Человек, поставляющий себя в центр бытия, не может быть кротким, а значит, он не принимает других людей, он считает их ниже себя, слабее себя. А ведь на этом мироощущении основываются все беды, которые сотрясают человеческое общество. Кротость есть признание того, что все люди — дети Божии, что у каждого свой талант, своя красота, свой духовный мир. Кроткий, смиренный сердцем человек видит ценность других людей, и, даже находясь во власти, он помогает другим проявлять свои таланты — не боясь конкуренции, а предавая себя в руки Божии и уважая силу другого человека.
Слово патриара Кирилла на день память Сергия Радонежского
(цитату утащила у decalog )


Текст 70-ти толковников есть древнейший перевод еврейских священных книг, сделанный просвещенными мужами еврейского народа, когда он еще не переставал быть народом Божиим, когда язык еврейский был еще живым языком, и когда иудеи не имели еще побудительных причин превращать истинный смысл священных книг неправильным переводом. Следовательно в нем можно видеть зеркало текста еврейского, каков он был за 200 и более лет до Рождества Христова - св. Иустин мученик в разговоре с Трифоном.

Не допусти ошибки – не стреляй мимо цели: убей недобрые мысли, пока они не убили тебя.
Не допусти ошибки – не бейся с людьми: убей твое самолюбие, пока оно не убило тебя.
Монах Симеон Афонский

Мы слишком рано обрадовались
«возрождению веры» и слишком быстро
забыли, что иная вера хуже безверия и что
Христа распяли отнюдь не атеисты.
Смысл веры – во внутреннем преображении
человека, а если такой цели не ставится, то
вера быстро становится ханжеством и
лицемерием, либо просто ритуалом,
призванным убедить человека, что он
«духовный» и «верующий».
Мы должны осознать, что добрых людей в
мире подавляющее большинство, но все они
слишком заняты собой. Помогают не добрые,
а неравнодушные. И именно такими –
неравнодушными – нам надо стать.
Если ничего не изменится в нашей вере и в
нашей жизни, то слишком много горьких
библейских пророчеств об израильском народе
нам придётся изведать на собственном опыте,
от чего да избавит нас Господь Бог.
Схиархимандрит Иона (Игнатенко)

«Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе». Бл. Аврелий Августин

«Если бы мы, христиане, действовали правильно, по-христиански, если бы любили Господа и имели Христову благодать в себе, то не было бы рядом с нами страдающего и измученного душой человека, терзающегося в страшной безысходности; он смотрел бы на наше лицо и чувствовал бы радость». - Святитель Иоанн Златоуст

Что касается смирения, то это истинное понимание и честность применительно к собственному «я» в его взаимоотношениях с Богом. Поэтому, когда мы смиренны, мы видим, кто мы есть по сравнению с Богом — с Богом, а не с ближним. Мы можем быть самыми богатыми, самыми умными, самыми красивыми, самыми добрыми, самыми распрекрасными людьми на земле, быть лучше, чем все остальные. Но это не имеет никакого значения. Сравнивать себя с Богом — вот что означает смирение.
Бог дал нам всё. И как мы пользуемся этим? Для себя или во славу Божию? Для себя или ради служения ближним? Нужно постоянно понимать, что Бог нам даёт и что мы с этим делаем. Поэтому единственный возможный ответ Богу — это поклонение Ему. Больше мы не можем ничего. Если мы настоящие христиане, если достигли некоей степени совершенства, то, когда люди смотрят на нас, они должны видеть в нас Христа. Если же они видят только нас самих, то мы не смиренны. - Схиархимандрит Иоаким (Парр)

Говорят, все можно купить за деньги. Да, действительно, хотя и не все, но многое можно купить за деньги, только Христа ни за какие сокровища мира нельзя купить. А без Христа нет жизни, нет спасения. - ПРЕПОДОБНЫЙ ВАРСОНОФИЙ ОПТИНСКИЙ

Способность смеха внедрена в нашу душу для того, чтобы душа иногда получала облегчение, а не для того, чтобы расслаблялась - свт. Иоанн Златоуст

"Православие - это жизнь. Если мы не живем по- православному, мы просто не православные.
Нужно снова стать христианами. Совершенно безполезно, более того, абсурдно, говорить о каких бы то ни было общественных реформах, об изменении исторического пути, о преодолении века абсурда, если мы не имеем в сердце Христа; а если мы имеем в сердце Христа, все прочее уже второстепенно. Возможно, за веком абсурда откроется некий новый век; но вероятнее всего, — и христиане должны быть к этому готовы, — что не откроется, и наш век окажется в самом деле последним. И тогда, быть может, последнее и решающее свидетельство ему христиане принесут своей мученической кровью. Но ведь это причина для радости, а никак не для отчаяния. Ибо христианин не надеется на этот мир и земные царства; его надежда совершенно абсурдна для них. Его надежда — Царствие Божие, еже несть от мира сего. Первая и единственная «социальная ответственность» христианина — христианская жизнь, где бы и с кем бы Господь ему ни привел жить, день за днем, ради спасения души и примера окружающим. Если тем самым мы поможем устранить какое-нибудь общественное зло — слава Богу, а нет — тоже не беда: не в том наша цель.Если мы впадаем в отчаяние из-за того, что никак не удается обратить окружающих к Богу, то причина тому одна: недостаток веры. Будь у нас в жизни больше веры, меньше бы пришлось о ней толковать." иеромонах Серафим (Роуз)

Смирять себя всеми силами старайся. И мысль, что тебя не любят, есть чисто бесовская. К тому ж мы обязаны, чтобы всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать. - Преподобный Анатолий Оптинский

Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает. - старец Ефрем Святогорец

У святых отцов сказано: во всем должна быть золотая середина, не медлить, но и не надо спешить, а все делать размеренно, только тогда человек обретет душевное равновесие. О чем говорит размеренность, отсутствие спешки? О том, что человек во всем видит Промысл Божий, во всем полагается на Бога. Сказано: "Бог любит тишину". В тишине приходит Господь и стучит к нам в сердце, призывает к спасению. Суета - враг тишины, покоя, душевного мира и спасения. - Архимандрит Амвросий (Юрасов).

Стоишь в храме – вспомни всех своих воспитателей, учителей, которые тебя учили, врачей, медсестер, которые в тяжкую минуту были рядом, друзей, знакомых. Так и служба пролетит – не заметишь… Идешь мимо больницы – помолись о страждущих, чтобы Господь укрепил их, утешил, о врачах, чтобы вразумил их Господь принять верное решение. Едешь мимо школы, садика – помолись о детях, о будущем нашем, об учителях, чтобы дал мудрость им Господь… Так и будет у тебя непрестанная молитва! - Схиархимандрит Зосима (Сокур)

В одном своём труде святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит одну замечательную фразу, которую мы все очень любим. Помните поговорку: "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты"? Преподобный Иоанн говорит: любовь, смирение, терпение, доброта, кротость, услужливость, искание последнего места, – всё это друзья Божии. Злость, осуждение, нетерпение, гордость, похоть, жадность, эгоизм, уныние, – всё это друзья дьявола. И после этого он спрашивает: итак, скажи мне, кто твои друзья? С кем ты провёл сегодня день? С радостью? С любовью? С терпением? С добротой? Со смирением? Или с унынием? Злостью? Печалью? Раздражением? Осуждением? С кем ты сегодня был? Подумайте об этом. Мы сами выбираем то, что наполняет нашу жизнь. - Схиархимандрит Иоаким (Парр)

Что есть депрессия? Комбинация мыслей. Человек комбинирует одно, другое, третье... Размышляет: будет то, будет это... Надо перестать гадать, как и что будет. Мы все ломаем голову, как же все будет - так или эдак.
А Господь устраивает в итоге все вообще по-другому. И что тогда мы тратили нервы и переживали? - Старец Фаддей Витовницкий

Обыкновенно люди считают мысль чем-то маловажным,потому они очень мало разборчивы при принятии мысли.Но от принятых правильных мыслей рождается все доброе,от принятых ложных мыслей рождается все злое.Мысль подобна рулю корабельному: от небольшого руля,от этой ничтожной доски, влачащейся за кораблем,зависит направление и, по большей части, участь всей огромной машины. - Свт. Игнатий Брянчанинов

Характер диавольских нападений - хитрость, быстрота, изворотливость: не победил одним изворотом - сейчас же изворачивается и употребляет другой, противоположный, и это делает быстро, стремительно, чтобы мы не могли опомниться и силою рассуждения о качестве дела отразить приражение зла.

Несомненно, что дьявол в сердцах весьма многих сидит какой-то сердечной вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердца вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце вялостью, холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например, сострадать страждущему, помочь находящемуся в беде, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного. Дьявол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильной раздражительностью; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого. Когда дьявол в нашем сердце, тогда необыкновенная, убивающая тяжесть и огонь в груди и сердце; душа чрезвычайно стесняется и помрачается; все ее раздражает, ко всякому доброму делу чувствует отвращение; слова и поступки других в отношении к себе криво толкует и видит в них злоумышление против себя, против своей чести, и потому чувствует к ним глубокую, убийственную ненависть, ярится и порывается к мщению.
Святой праведный Иоанн Кронштадтский

Убеждение, что никто никому ничего не должен, мне кажется ложным и неверным, оно ведёт к всеобщей безответственности. Мы все друг другу должны. Мир так устроен, что люди, как и вся Вселенная, находятся в тесной связи между собой. Об этом чётко сказал апостол Павел: Церковь — это тело Христово. Любое общество, независимо от того, верующее оно или неверующее, всё равно является единым целым, всё равно люди соприкасаются друг с другом. Если рука откажется от своих функций и скажет: «Я не должна ничего голове или ноге!» — рука усохнет. Если рука хочет быть полноценной, то она должна уметь строить взаимоотношения с другими членами тела. - Протоиерей Николай Могильный

Человек, который поддался обиде, уже не может чисто молиться. Обида терзает его, как гвоздь, вонзенный в душу, и погубляет его мирное устроение, необходимое для молитвы. Преподобный Иоанн Лествичник говорит: "Памятозлобие — это ржавчина души, червь ума, посрамление молитвы, пресечение моления, гвоздь, вонзенный в душу, неприятное чувство, в огорчении с услаждением любимое". Хорошо бы, чтобы мы постоянно, даже в самых мелочных ситуациях старались упражняться в борьбе с обидчивостью. У каждого человека ежедневно бывает множество поводов к этому. Например, взяли у нас какую-то вещь без спроса. Или сказали что-то неприятное, или кто-то над нами посмеялся, или забыл о нашей просьбе. Очень важно, чтобы мы во всех этих ситуациях хранили душевный мир, не принимали никаких помыслов обиды, неприязни. - Игумения Домника, настоятельница Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря

Причина всех наших страданий находится в наших мыслях (Марк Подвижник)

Когда мы живем в семье, должны умиротворенно, спокойно разговаривать. Вспоминается случай из жизни семьи блаженного Августина. Его мать была женщина мирная, а муж, наоборот, вспыльчивый. Он часто всех заводил: в доме крик и шум, казалось, скандал неизбежен, но он не разрастался. Подруги матери спрашивали ее:
- Как тебе удается мирно жить с таким мужем? Он тебя часто оскорбляет, а ты никогда не скандалишь.
-Когда я вижу, что мой муж восстал, создает неприятную обстановку, в это время я обращаюсь ко Господу и прошу: "Господи, умиротвори его жестокое сердце, смири его. Ты Сам знаешь, как". Начинаю из глубины души взывать ко Господу, смотрю: он утихает и успокаивается. И в семье снова тихо. Вот и вы так старайтесь, и у вас в семьях не будет никаких скандалов. Будьте всегда спокойными и ровными. Архимандрит Амвросий (Юрасов)

Заботы — это нечто страшное для духовной жизни. Они — великий яд, убивающий человека. Не только духовную жизнь, но и мирскую, да и человеческие отношения. Видите рушащиеся семьи? А почему? «Мне некогда!» Отец погружен в мысли о тысяче вещей. Мать также погружена в мысли о тысяче других вещей. Как этим людям общаться между собой? Ведь всё время слышишь: «Сейчас не могу! У меня работа!» Идёт ребёнок поговорить с мамой:
— Мама, я хочу тебе кое-что сказать!
— Отстань! У меня сейчас работа!
— А когда же у тебя не будет работы?
И человек задаётся вопросом: «Когда же у тебя не будет работы?»
Заботы, заботы, заботы — они убивают человека. А в итоге ты остаёшься ни с чем... Духовный человек должен знать меру. Определи себе меру. Скажи: хватит! Довольно на этот день! Не продолжай дальше, остановись, брось! Пришёл домой — выключи телефоны, отложи другие заботы, ты сейчас дома, посвяти своё время семейству, самому себе и Богу. Митрополит Лимассольский Афанасий

Все, чем ты не живешь здесь и сейчас, – не твое; твое – это то, что ты сумел изменить в себе и что стало твоей жизнью. Монах Симеон Афонский

Влюбленность, половое влечение – естественно, однако, оно быстро проходит. Это нормальные, но временные чувства. Они похожи на красивый и яркий цветок, который существует лишь для того, чтобы дальше появился плод. Посмотрите, как красиво цветут яблони, но кушаем-то мы не эту красоту, а яблоки. В семейной жизни таким съедобным плодом является любовь. Ее даже нельзя назвать чувством. Подлинная любовь – это устроение сердца, благодатный Божий дар. Она бескорыстна, она отдает себя другому, поэтому у нее жертвенная природа. Протоиерей Владимир Воробьёв

Правды на земле нет, она на небе. - Старец Иероним Санаксарский

"Ничего не бойся, и никогда не бойся, и не тоскуй. Только бы покаяние не оскудевало в тебе - и все Бог простит. Да и греха такого нет и не может быть на всей земле, какого бы не простил Господь воистину кающемуся. Веруй, что Бог тебя любит так, как ты и не помышляешь о том, хотя бы со грехом твоим и во грехе твоем любит. А об одном кающемся больше радости в Небе, чем о десяти праведных, сказано давно. Иди же и не бойся". Фёдор Михайлович Достоевский

Надо ли ходить в церковь?
- я футболист!
- на стадион ходишь?
- зачем, футбол, он в душе, а не на стадионе!
- а как же тренер?
- мне не нужен посредник между мной и футболом!
- сам тренируешься?
- ты что, я и так все правила знаю и придерживаюсь их!
- а с техникой как, ну там, удары, финты основные?
- у меня своя техника!
- а физическая подготовка?
- зачем?! Кто вообще придумал, два периода по 45 минут? Почему так долго? Бред какой-то!
- ну ладно, только таймы в футболе, периоды - это в хоккее
- да какая разница?
- а сыновей своих обучаешь?
- нет, пусть сначала вырастут, а потом сами и выберут, может им больше балет нравится? Свобода выбора должна быть!
- я понял, ты любишь по телевизору смотреть, да?
- да ты что, что там смотреть?! Договорные матчи, симуляции, скандалы! Да и сами игроки пьют, курят, по клубам шляются!
- а ты сам, пьешь, куришь? Все остальное?
- а причем здесь я?
- ну ты же тоже человек. И...футболист
- да причем здесь я? Посвятил себя футболу - будь добр, живи с этим футболизмом головного мозга! А я выше этого!
- а почему вообще ты вдруг решил, что ты футболист?
- да у меня папа футболист, а бабка еще в детстве меня на стадион водила, каждое воскресенье!
- хм
- я больше тебе скажу, мы решили свой футбол организовать, правильный, без всего вот этого наносного, ненужного, формы, ворот, центра поля, зачем это все? Ну там много всего, быстро не расскажешь, но это будет настоящий футбол, а не эта сублимация непонятная! - Источник: ФБ-аккаунт Arthur Asmaryan

Слово Божие заключается в призыве: «Кайтесь». Не знаю, как по-русски вы трактуете это. Но по-гречески это означает: «измените стиль вашего мышления» — то, как вы думаете. Это не значит, что мы просто должны расстроиться по поводу своих грехов. Но это изменение ума, изменение разума. Евангелие — это новый способ жизни, новый способ мышления. И мы должны уйти от светского способа мышления и стяжать евангельский. Вот этому учит Церковь. Мы должны стараться это исполнять, и мы должны в первую очередь относить это к самим себе, но также обучать наших братьев, за которых мы ответственны перед Христом. - Митрополит Лимасольский Афанасий

Но если ты думаешь, что любишь Бога, а в сердце твоем живет неприятное расположение хотя к одному человеку, то ты – в горестном самообольщении (Игнатий Брянчанинов)

Можно стучать в запертую дверь с молитвой, но с советами можно войти только в отверстую. - свт. Филарет Московский

« — Одна из грубейших ошибок считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке. Вспыльчивый ребёнок, не помня себя, ударил; взрослый, не помня себя, убил. У простодушного ребёнка выманили игрушку; у взрослого — подпись на векселе. Легкомысленный ребёнок за десятку, данную ему на тетрадь, купил конфет; взрослый проиграл в карты все своё состояние. Детей нет — есть люди, но с иным масштабом понятий, иным запасом опыта, иными влечениями, иной игрой чувств…» - Януш Корчак

ПРИТЧА. Слова утешения
У праведного человека умер сын. Пришли друзья утешать его.
Вошел первый друг, сел перед ним:
- Разрешишь ли сказать тебе слово утешения?
- Говори.
- У праотца Адама был сын. И сын его погиб, но Адам утешился в своей скорби.
Утешься и ты!
- Разве мало для меня собственной скорби, чтобы еще про скорбь Адама вспоминать? - ответил праведник.
Вошел второй друг, сел перед ним и сказал:
- Разрешишь ли сказать тебе слово утешения?
- Говори.
- У Иова было множество сыновей и дочерей, и все они погибли в один день.
Но и Иов утешился. Утешься и ты!
- Разве мало для меня собственной скорби, чтобы еще про скорбь Иова вспоминать? - ответил праведник.
Вошел третий друг, сел перед ним и сказал:
- Разрешишь ли сказать тебе слово утешения?
- Говори.
- Был такой случай. Отдал строгий царь человеку сокровище на хранение.
Человек этот не ел, не спал, все пекся о сокровище.
Как ты думаешь, когда царь придет за сокровищем, человек этот отдаст его с радостью или со слезами?
- Конечно с радостью, с чувством выполненного долга, - ответил праведник.
- Так вот, Бог дал тебе сына, которого ты лелеял и который чистым ушел из мира.
Не должен ли ты утешиться тем, что возвратил сокровище, отданное тебе на хранение?
- По-человечески ты меня утешил! - ответил праведник.

Когда ты любишь Бога — тогда ты и начинаешь совершать молитву. А когда ты начинаешь совершать молитву, любя Бога — тогда ты любишь и ближнего. А когда любишь ближнего — тебе опять легко продолжать любить Бога, и во всем появляется смысл.
Как добиться этого? Через благодарность. Мы можем научиться любви только через благодарность. Что такое благодарность? Благодарность возникает тогда, когда ты кому-то что-то должен. Когда делают что-либо для вас, но вы не имеете никакой возможности отплатить за это. И вот это неимение возможности вернуть долг смиряет вас, оно заставляет вас понимать, что вы не можете отблагодарить.
Благодарность к Богу в понимании, что мы и всё, что мы имеем, — от Него. И поэтому мы благодарны Ему со смирением. Не с гордостью, но со смирением. А когда мы смиренны, тогда мы можем любить. Без этого мы горды и любим только себя. - Схиархимандрит Иоаким Парр

Всё вокруг нас - это капли любви Божией - говорил Старец Порфирий. Радуйтесь тому, что окружает нас. Всё нас учит и ведёт к любви Божией. Всё вокруг нас - это капли любви Божией; и одушевлённое, и неодушевлённое, и растения, и звери, и птицы, и горы, и море, и закат и усыпанное звёздами небо. Это маленькая любовь, через которую мы приходим к Любви великой, ко Христу

издатель и переводчик Никита Струве: «Что такое святость? Это, прежде всего, смирение – плюс чувство юмора»

Не ищи в своих скорбях утешения у людей, и получишь утешение от Бога. - Старец Иосиф Исихаст

Писание не отнимает у нас ничего, данного нам от Бога для употребления, но обуздывает неумеренность и исправляет безрассудность. То есть оно не запрещает ни есть, ни рождать детей, ни иметь деньги и правильно их расходовать; но запрещает чревоугодничать, прелюбодействовать и проч. (Максим Исповедник)

Ты сам храм Божий, не ищи другого места для молитвы. Скажи: «помилуй меня», и Он тут уже (Иоанн Златоуст)

Допустим, у земледельца есть небольшой пакетик семян и он их сеет. Потом он собирает плод, наполняет им большой пакет. Если он затем высеет плод из пакета, то, когда соберет урожай, наполнит семенами целый мешок. И когда у него станет много семян и он их высеет, то потом заполнит целый амбар. Но если он будет держать семена в пакетике и не посеет их, то в них заведутся черви. Он должен бросить семена в землю, чтобы они проросли, выросли и дали плод. Хочу сказать, что то же самое происходит и с любовью. Чтобы любовь возрастала, нужно ее отдавать. Человек, который не отдает даже ту немногую любовь, что у него есть, словно держит в руке горсть семян и не хочет их посеять. Такой человек — лукавый раб, который скрыл талант (См. Мф. 25,25)
В зависимости от того, сколько любви ты отдашь, столько и получишь. Если не дашь любви, не получишь любви.
(Из книги преподобного Паисия Святогорца: Страсти и добродетели)

Не великое дело не судить того или сострадать тому, кто находится в скорби и покоряется тебе; но велико - не судить того, кто тебе противоречит, не мстить ему по страсти, не соглашаться с осуждающим его и радоваться вместе с предпочтённым тебе (Дорофей Палестинский)

Люди много способны понять в жизни, многое тонко подмечают в чужой душе, но какое редкое, почти не существующее явление — чтобы человек умел видеть самого себя. Тут самые зоркие глаза становятся слепы и пристрастны. Мы бесконечно снисходительны ко всякому злу и безмерно преувеличиваем всякий проблеск добра в себе. Я не говорю уже о том, чтобы быть к себе строже, чем к другим (что собственно и требуется), но если бы мы приложили к себе хотя бы те же мерки, как к другим — и то как на многое это открыло бы нам глаза. - Священник Александр Ельчанинов

Когда хочешь помочь человеку, который привык оправдываться, будь очень внимательным. Потому что, если он оправдывается, это значит, что у него много эгоизма, и поэтому иногда происходит следующее: ты говоришь ему, что он поступил неправильно, а он, оберегая свою «безупречность» и доказывая, что неправ именно ты, начинает прибавлять враньё ко вранью и самооправдание к самооправданию. В этом случае уже ты, указавший ему на его неправоту, становишься причиной того, что этот человек оказывается ещё большим эгоистом и лжецом, чем был раньше. Увидев, что он продолжает оправдываться, прекращай что-либо ему втолковывать, но молись, чтобы Бог его просветил. - Преподобный Паисий Святогорец

Преподобный Герасим Иорданский был великий старец, и потому у него был лев… А мы малы, и у нас – кот. (Преподобный Нектарий Оптинский)

«Можно ли солгать для того, чтобы спасти человека?» - спросили старца. Он ответил: «Иногда скрываешь что-то, чтобы не навредить другому человеку» - и рассказал такую историю: «Один разбойник, за которым гнались, вбежал к отшельнику и попросил укрыть его. Тот укрыл. Когда гонители ворвались и спросили, не заходил ли к нему кто, монах спокойно ответил, что никого не видел». Когда лжешь от страха – это плохо. Когда не говоришь правды из любви к человеку, то ложь, конечно, зачтется как грех, но любовь все покроет. ПРЕПОДОБНЫЙ ГАВРИИЛ (УРГЕБАДЗЕ)

Мы не можем понять одного, что мы сами находимся во зле, у нас у самих грех. Если бы Господь был не милосерд, и если бы наказывал, останавливая зло, то, может быть, мы были бы не с теми, кого Он оставит, а совсем с другими, кого Он накажет. Но Он льет дождь и светит солнцем и на злых и на добрых, на всех.
Он нас любит и дает нам всем время покаяться. И вот когда мы в этом ожесточении говорим: «Почему же зло не останавливает Господь?", надо подумать:
Так Он же и мое зло не останавливает.
Он и мне дает возможность покаяться.
Он и меня бережет.
Он и за меня на Кресте страдает.
Он и мои грехи омывает.
Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди.

Когда всё не то и не так, все раздражают, всё делают неправильно, все «достали». А как красиво можно сформулировать про тех, которые «достали»! Некоторые формулируют красиво – как достали все – до патриарха и президента включительно. Если б у нас духовенство было духовным, священство – святым, жены красивыми и терпеливыми, мужья – зарабатывающими, верными, такими, за которыми как за каменной стеной, дети – послушными и хорошо осваивающими знания, коллеги – понимающими, начальники – твердыми, но при этом входящими в мои жизненные обстоятельства, господа полицейские – никогда не берущими никаких дополнительных вознаграждений на дорогах и в офисах, – вот жизнь бы началась! Я скажу даже: она начнется для некоторых, это место имеет некое название – рай. Примерно там так и будет – и с президентом, и с полицейскими, с женами, с мужьями, с детьми. А вопрос только такой: «А я в том раю что бы делал? Меня туда можно пустить, если все будут такими?» На самом деле, значительно труднее долго находиться рядом со святыми, чем с обычными людьми… Может быть, для начала нам стоит потерпеть невымытую сковородку, сварливого начальника, неидеальных детей и толкающихся в метро, в автобусах, или, если у нас есть автомобиль, на автотрассах своих соотечественников? Просто потому, что мы – одни из них. Протоиерей Максим Козлов

У одной женщины спросили, почему она постоянно ходит с ведром воды и горящим факелом.
– Хочу залить пламя ада и поджечь райский сад.
– Зачем?
– Чтобы люди служили Богу не за обещания райских наград или из-за страха ада, а любили Его просто так.

Однажды приезжал в Париж тогдашний наш архиерей, митрополит Литовский и Виленский Елевферий, и, одетый в длинную архиерейскую мантию, он дошел до царских врат, а конец мантии его был еще у входных дверей. Малый храм... а сколько было веры, сколько нищеты, сколько любви к Родине и к Богу. И вспоминается его слово,— никогда не забыл я его с тех пор. Наш настоятель извинялся перед ним в том, что принимаем мы его в таком убожестве: иконостас из дешевой фанерки, иконы из бумаги, пол еле выдерживал тяжесть молящихся... Владыка его остановил и сказал: "Не говорите никогда об убожестве храма. Храм так же велик, как Бог, Который в нем живет". Храм не ограничен этими стенами, храм вмещает вечность, храм вмещает Бога, храм вмещает всю любовь Господню к этой многострадальной и грешной земле, на которой живут люди, по всему лицу мира. - Митрополит Антоний Сурожский

Покаяние заключается в том, чтобы прийти в сознание, принять решение и действовать соответственно. Плакаться – недостаточно, больше того – бесплодно. - Митрополит Антоний Сурожский

Каждый христианин должен находить для себя обязанность и побуждение непременно сделаться святым. Если же вы живете без старания и без надежды быть святыми, то вы христиане лишь по имени, а не по существу, а без святости никто не увидит Господа, то есть, не достигнет вечного блаженства. Верно слово, что Христос Иисус пришёл в мир спасти грешников (1Тим.1:15). Но мы обманываемся, если думаем, что спасемся, оставаясь грешниками. Спасает Христос грешников тем, что дает им средство сделаться святыми
Святитель Филарет, Митрополит Московский

Profile

live124578

December 2016

S M T W T F S
     123
4 56 7 89 10
1112 13 14 15 16 17
18 19 20 21 222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:43 am
Powered by Dreamwidth Studios