Ниже будет небольшой тест, чтобы узнать, что у вас на сердце. Действительно живет ли у вас Бог в душе или вы просто занимаетесь аутотренингом, утверждая всем и самому себе, что Бог у вас в душе, а на самом деле в душе просто обычние страсти и лукавые похоти.

Для чистого все чисто...
Только чистые сердцем Бога узрят...
Будет как дети (по чистоте и невинности).


2. Конец нашей подвижнической жизни есть Царство Божие, а цель – чистота сердца, без которой невозможно достигнуть того конца. К этой цели приковав взор наш, и должны мы направлять наивернейше течение наше, как по прямой линии, и если хотя несколько помышление наше уклонится от ней, тотчас возвращаясь к созерцанию ее, исправлять его, как по норме какой.
СВЯТОГО ИОАННА КАССИАНА ОБОЗРЕНИЕ ДУХОВНОЙ БРАНИ 1. ЦЕЛЬ И КОНЕЦ ПОДВИЖНИЧЕСТВА (Соб. 1-е) http://azbyka.ru/otechnik/prochee/dobrotoljubie_tom_2/2


Не... ну конечно, если по вашему Бог это некое безликое существо или вселенское энергетическое поле, истукан или идол, нужный вам только для исполнения "религиозных обязанностей" и успокоения совести, и ничего не требующий от вас, то боюсь, что вы сильно заблуждаетесь и покланяетесь твари вместо Творца.
Ведь согласитесь, что надо правильно и ответственно подходить хотя бы к своему здоровью и выбору врача. Ведь не все равно, какому доктору вверять свое здоровье и будущую жизнь. Или д. Быкову или у д. Лобанову (сериал "Интерны"). И доктор Лобанов, представьте себе, тоже доктор, имеет диплом и звание врача и даже проходил некоторую успешную практику на "скоряке" и очень уверен в своих способностях, уме и силах. Вот только верите ли вы ему, что он будет вас правильно и от того лечить и не угробит ли окончательно, поставив всего лишь неправильный диагноз и назначив неправильное лечение?? Итак, если для собственного здоровья нужно сделать правильный выбор, то уж для будущей жизни, надо еще более продумано подойти и выяснить для себя, сравнить, рассудить правильный ли образ Бога тебе предлагает твоя церковь, не обманывается ли и не вводит ли тебя в заблуждение относительно твоего будущего. А вдруг она ошибается, считая истинным доктором не того специалиста? И ты вместо д.Быкова попадешь на лечение, или на мучение к д.Лобанову?


Испытайте себя, если в вас все еще живет ветхий человек, то никакого Бога в вашей душе нет, не обманывайте сами себя и не говорите этой глупой фразы себе и другим.

Кто этот ветхий человек?

"Ветхий человек совлек с себя человека совершенного и носит одежду царства тьмы, одежду хулы, неверия, небоязненности, тщеславия, гордыни, сребролюбия, похоти, и другие одеяния царства тьмы, нечистые и скверные рубища" (св. Макарий Египетский)

Если вы будете смотреть на эти рисунки в простоте сердца и увидите то, что изначально задумывал автор, то недалеко от вас чистота сердечная.
Ну, а если нет, то и нет чистоты, в лучшем случае страсти обузданы, но еще живут внутри вас.


190. Авва Серапион смирил высоко думавшую о себе затворницу тем, что предложил делом показать то, что она умерла для мира; затворница не смогла исполнить этого
Увидев девицу, двадцать пять лет пребывавшую в безмолвии, авва Серапион сказал ей: “Что ты сидишь здесь?” — “Я не сижу, — отвечала она ему, — а иду.” — “Куда же ты идешь?” — спросил ее Серапион. “К Богу моему,” — отвечала девица. Говорит ей раб Божий: “Жива ты или умерла?” Она говорит ему: “Верую Богу моему, что умерла для мира, ибо кто живет по плоти, тот не пойдет к Богу.” Услышав это, блаженный Серапион сказал ей: “Чтобы уверить меня в том, что ты умерла для мира, сделай то, что я делаю.” Она отвечала ему: “Приказывай только возможное, и я сделаю.” Он отвечал деве, что для мертвого, подобного ей, все возможно, кроме нечестья, и потом сказал ей: “Сойди вниз и пройдись.” — “Я не выхожу двадцать пять лет, — отвечала она ему, — как же теперь пойду?” — “Вот, — сказал Серапион, — не говорила ли ты: я умерла для этого мира? Очевидно, потому, что и мир для тебя не существует. А если так, то мертвый ничего не чувствует, и для тебя должно быть все равно — выйти или не выходить.” Девица, услышав это, пошла. Когда она вышла и дошла до церкви, блаженный сказал ей: “Если хочешь уверить меня в том, что ты умерла и уже не живешь для людей, чтоб угождать им, сделай то, что я могу сделать, и тогда убедишь меня, что ты действительно умерла для этого мира.” — “Что же, — спросила девица, — должна я сделать?” — “Сними с себя платье, как я, — сказал он, — положи на плечи и иди по городу, а я без стыда пойду впереди тебя.” — “Но если, — отвечала она, — я сделаю это, то многих соблазню таким бесстыдством, и кто-нибудь скажет, что это сумасшедшая или беснующаяся.” — “Тебе что за дело, если это скажут, — отвечал ей блаженный Серапион. — Ведь ты говоришь, что умерла для людей, а мертвецу нет никакого дела до того, бранит ли его кто или смеется над ним, потому что он нечувствителен ко всему.” Тогда говорит ему девица: “Прошу тебя, прикажи мне совершить какой-нибудь другой подвиг, и я сделаю, а пока я не дошла еще, только молюсь о том, чтобы дойти до такой степени.” После этого раб Божий, бесстрастный Серапион, сказал ей: “Смотри же, сестра, не возвеличивайся, будто ты святее всех, и не хвались, что ты умерла для этого мира. Теперь ты узнала, что еще жива и угождаешь людям. Я могу быть более мертвым, чем ты, и то, что я умер для мира, могу доказать делом, именно тем, что равнодушно взираю на него, ибо, не стыдясь и не соблазняясь, могу сделать то, что приказывал тебе.” Так, научив ее смиренномудрию и сокрушив ее гордость, блаженный оставил девицу и удалился. (Лавсаик. С. 217). http://kursmpda.ru/books/otechnik_propovednika.htm#_Toc3858477

18. Рассказывали об одном старце, что он прожил пятьдесят лет, не евши хлеба, и не пивши вина, и говорил: я умертвил в себе блуд, сребролюбие и тщеславие. – Авва Авраам, услышав, что он говорит, пришел к нему и спросил: ты говорил такое слово? – Да, отвечал старец. – Авва Авраам сказал ему: вот ты входишь в келию свою, и находишь на рогоже женщину: можешь ли не думать, что это женщина? – Нет, отвечал старец, – но я борюсь с помыслом, чтобы не прикоснуться к ней. – Авва Авраам говорит ему: итак, ты не умертвил страсть, но она живет в тебе, и только обуздана! Далее, идешь ты по дороге и видишь камни и черепки, а среди их золото: можешь ли ты в уме твоем то и другое представлять одинаково? – Нет, отвечал старец, – но я борюсь с помыслом, чтобы не брать золота. – Старец говорит: и так страсть живет, но только обуздана! Наконец сказал авва Авраам: вот ты слышишь о двух братиях, что один любит тебя, а другой ненавидит и злословит: если они придут к тебе, равно ли ты примешь их обоих? Нет, отвечал он; – но я борюсь с помыслом, чтобы ненавидящему меня оказывать такую же благость, как и любящему. – Авва Авраам говорит ему: и так страсти живут в тебе, – только они обузданы. http://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/drevnij-paterik/10


Read more... )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] olegmatvey в Мы с вами наблюдаем зарождение новой религии...
800px-Vladimir_Putin_at_the_World_Economic_Forum_Annual_Meeting_2009_002.jpg

В связи с гипотетическим выходом Англии и Уэльса из состава Евросоюза (который разумеется ещё под большим вопросом), в Европе началась истерика на тот счёт, что это, мол, победа коварного Путина. Дотянулся, дескать, проклятый!..

Read more... )
Вот ведь как странно устроен этот несовершенный мир...


Оригинал взят у [livejournal.com profile] vmcshin в Забавный дарвинизм
Если всякое, даже самое малое случайное изменение генома, способствующее выживанию животного, закрепляется естественным отбором, как об этом твердят дарвинисты, то почему не развился у оленей реактивный двигатель?
Ведь только представить себе - за оленем гонится волк, олень пукает, и, естественно, ускоряется.
Конечно, это малое преимущество (ускорение не слишком велико) - но ведь естественный отбор развивает любое преимущество, даже самое малое, не так ли?
Кроме ускорения будет еще один полезный эффект - обоняние волка будет сильно оскорблено!
Таким образом, на земле должны жить реактивные олени и реактивные волки (волки еще и с естественными противогазами).
Однако этого почему-то нет.
Неужели естественный отбор может создать крылья у птиц, но не может создать реактивный двигатель у оленя?
Эту идею можно развить и дальше.
Представьте себе стада оленей с огромными, цистерноподобными животами, полными метана и сероводорода, способных бегать с огромной скоростью (быстрее звука - так что это уже не бег, а полет на малой высоте), а также способных совершать прыжки на огромные расстояния (километры или больше).
Со временем, методом естественного отбора у оленей развиваются дополнительные баки с жидким кислородом. Вследствие чего олени могут не только совершать гигантские прыжки по баллистической траектории (техникой которых они уже отлично овладели) спасаясь бегством от волков, но даже выходить на круговую космическую орбиту!
Итак, после заселения всех континентов (посредством межконтинентальных прыжков) олени, преследуемые реактивными волками, выходят в космос. Начинается эра космической экспансии реактивных оленей. Часть оленей эволюционирует в постоянных жителей космоса (питаются солнечной энергией), а другая ветвь превращается в космических прыгунов, путешествующих с планеты на планету. Методом естественного отбора олени овладевают техникой длительных космических перелетов - наступает эпоха межзвездной экспансии! А со временем - и межгалактической!!!

Вот во что могло эволюционировать простое пуканье - однако не эволюционировало, почему-то... Страшно даже подумать такую ересь - неужели дарвинисты ошибаются?!
АРАПКИНА МОЛИТВА

Мохнатый пес,
Шершавый Арапка,
Подыми нос,
Сложи лапки.
Стой!
Повторяй за мной:

Милый Бог!
Хозяин людей и зверей!
Ты всех добрей,
Ты все понимаешь,
Ты всех защищаешь...
Прости меня, собаку,
Вора и забияку.
Прости, что я стянул у кухарки
Поросячьи шкварки.
Всего ложек шесть -
Очень хотелось есть...
Спешил и разбил посуду.
Больше не буду!
Прости меня, добрый Бог!
Чтоб соседний не грыз меня дог,
Чтоб блохи меня не кусали,
Чтоб люди меня не толкали,
Чтоб завтра утром с восхода
Была хорошая погода...
Чтоб собаки все были сыты
И не были биты.
Чтоб я нашел на помойке
У старой постройки
Хорошую кость.
Я тоже буду хороший,
Буду слушаться только Антоши,
Уйму свою злость,
Не буду рычать
И визжать -
Пусть только в доме не воют на флейте,
Бейте, не бейте, -
А я не могу - сам буду выть,
Не могу выносить!

И еще, если можно, пусти меня в рай
Вместе с Антошей -
Хоть в какой-нибудь старый сарай -
Ты ведь хороший...
Помилуй меня, не забудь, не покинь!
Спокойной ночи!
Аминь.

Саша Черный
Оригинал взят у [livejournal.com profile] v1adis1av в О вреде огурцов

О ВРЕДЕ ОГУРЦОВ


(Упражнение в сравнительной логике и математической статистике)


Огурцы вас погубят! Каждый съеденный огурец приближает вас к смерти. Удивительно, как думающие люди до сих пор не распознали смертоносности этого растительного продукта и даже прибегают к его названию для сравнения в положительном смысле («как огурчик!»). И несмотря ни на что, производство консервированных огурцов растет.

С огурцами связаны все главные телесные недуги и все вообще людские несчастья.

  • Практически все люди, страдающие хроническими заболеваниями, ели огурцы. Эффект явно кумулятивен.


  • 99,9 % всех людей, умерших от рака, при жизни ели огурцы.


  • 100 % всех солдат ели огурцы.


  • 99,7 % всех лиц, ставших жертвами автомобильных и авиационных катастроф, употребляли огурцы в пищу в течение двух недель, предшествовавших фатальному несчастному случаю.


  • 93,1 % всех малолетних преступников происходят из семей, где огурцы потребляли постоянно.


  • Есть данные и о том, что вредное действие огурцов сказывается очень долго: среди людей, родившихся в 1839 г. и питавшихся впоследствии огурцами, смертность равна 100 %. Все лица рождения 1869-1879 гг. имеют дряблую морщинистую кожу, потеряли почти все зубы, практически ослепли (если болезни, вызванные потреблением огурцов, не свели их уже давно в могилу). Еще более убедителен результат, полученный известным коллективом ученых-медиков: морские свинки, которым принудительно скармливали по 20 фунтов огурцов в день в течение месяца, потеряли всякий аппетит!

    Единственный способ избежать вредного действия огурцов — изменить диету. Ешьте, например, суп из болотных орхидей. От него, насколько нам известно, еще никто не умирал.

    Напечатано в журнале "The Journal of Irreproducible Results". (и в книге "Физики продолжают шутить" в 1968 году).

    Прошу прощения за мегабоянище, но показалось крайне актуальным.

    У владыки Василия Родзянко была трагическая судьба, но при этом он был человеком светлым, веселым, любил шутку.
    Он всегда приводил слова Серафима Саровского:" Угрюмость - это печать сатаны, она иссушивает и ожесточает душу. А веселие - не грех, потому что оно размягчает сердце. Смехотворство от плоти, от живота, а улыбка - от души."
    И, действительно, улыбка почти не сходила с его лица. Он любил веселые истории, и сам рассказывал их.


    Будучи еще протоиереем, владыка Василий приехал на остров Патмос. Ему нужно было подняться на вершину горы в монастырь. А ноги-то у него больные с детства.
    Тогда местные жители предложили ему ослика. Нужно сказать, что владыка Василий вышел ростом в своего деда - под два метра. Одет он был в широкую и легкую греческую рясу. Он сел на ослика, поджал ноги, поехал. И вдруг раздался вокруг взрыв хохота.
    Широкая ряса целиком закрыла осла, остались видны только четыре тоненькие ножки. Представьте себе - величественного старца, который поднимается в гору на четырех ослинных ножках.
    "Я разгадал один из мифов Греции - миф о кентаврах, точнее, об ослокентаврах!"- смеялся владыка.


    Однажды в Сербию, в годах 30-х, приехал патриарх Албанской церкви. Он служил и в нашей зарубежной церкви.
    После службы протодиакон по чину возглашал многолетие и, когда дошел до слов "митрополиту Тиранскому и Дурацкому", то продолжать дальше не смог. Смеялся он, смеялся весь собор к великому удивлению высокого гостя.
    Ну, не виноваты же были они, что столица Албании - город Тирана, а второй город - Дурацы, и что полный титул гостя звучал так: "Патриарх всей Албании, Митрополит Тиранский и Дурацкий".


    Деикол (Деле) Лурийский (ок. 625). Ирландец, один из спутников св. Колумбана, основавший монастырь в Луре (епархия Безансона) и тут скончавшийся. Аскет он был суровый, но такой мирный и радостный, что св. Колумбан однажды его спросил: “Деикол, что ты всегда улыбаешься?”. “Потому что никто не может отобрать у меня Бога”, - ответил тот. Giradot J. La vie de St Desle. 1947. Память 18 января. Католический святой, но сей муж почил еще до разделения Церкви. Вот из православной энциклопедии - Деи́кола [лат. Deicola, Deicolus; ирл. Dichuil; франц. Deicole, Desle] († ок. 625), св. (пам. по Римскому Мартирологу 18 янв.), основатель мон-ря Лутра (совр. Люр, деп. В. Сона, Франция). Ирл. монах, по преданию, один из спутников св. Колумбана, покинувший вместе с ним родину. http://www.pravenc.ru/text/171591.html

    Read more... )
    "Русские своих архиереев совсем не знают". И это было сказано сто с лишним лет тому назад. А что же тогда сказать о нынешних русских, вернее, советских?.. Эти не то чтобы архиереев не знают, они порой не подозревают о самом существовании архиерейского сана.
    Лесков с горечью писал о вынужденной изоляции, в которой находились епископы в его время. А что же сказать о нынешних временах, когда изоляция эта стократно усилилась? Да к тому же она сопровождается двойственностью положения: с одной стороны — почитание верующего народа и подобострастие духовенства, а с другой — равнодушие, а то и враждебность со стороны нецерковных сограждан, которые составляют подавляющее большинство.
    Не без "страха и трепета" я приступаю к изображению тех, "кто дух воздымает в превыспренные". И тут единственное мое преимущество перед великим предшественником (наличие священного сана) решительно превращается в свою противоположность. Как сказал мой любимый поэт, современник Лескова —
    Ходить бывает склизко
    По камешкам иным...


    И все же, преодолевая "страх и трепет", начну эту главу со старинного народного анекдота. Как на некое косвенное оправдание своей фривольности, сошлюсь на то, что один из самых видных наших иерархов — Митрополит Ленинградский Никодим (Ротов) анекдот этот весьма ценил и частенько рассказывал.
    Итак, преддверие Рая. Тут толпятся души многочисленных праведников, которых не весьма спешно туда пропускают. И вдруг слышится благолепное пение, к вратам приближается торжественная процессия — на пышном одре в Рай несут почившего архиерея...
    Некий простолюдин, которому вместе со всею толпою приходится посторониться, в сердцах говорит Апостолу Петру:
    — И у вас тут справедливости нет... Как архиереям на земле почет, так и тут их вносят без всякой очереди...
    — Знал бы, что говоришь, — отвечает ему Апостол. — Из вашего брата каждый второй в Рай попадает, а из них — один на тысячу...


    Некий архипастырь был назначен на новую кафедру. Первая служба его в соборе была всенощная. И, как на зло, клирики вышли встречать нового Владыку несколько позже того момента, когда он прибыл. Архиерей вошел в Алтарь в раздраженном состоянии и немедленно приказал всем от настоятеля и до последнего пономаря выйти на солею и сделать по двадцать земных поклонов. Те повиновались...
    Молящиеся, увидев, что духовенство бьет земные поклоны, тоже принялись всей церковью кланяться... Когда исполнилось требуемое число, клирики вернулись в Алтарь, а прихожане все продолжали кланяться, да так, что остановить их не было никакой возможности, и всенощная началась с опозданием чуть ли не в полчаса.


    Мне рассказывали, что в пятидесятых годах в городе Запорожье был весьма строгий Владыка по имени Андрей. Тогда на Украине все священнослужители ходили только в рясах. И вот в Запорожье произошел такой забавный случай. Некий священник, идучи по улице в рясе и с крестом, нос к носу столкнулся со своим Владыкой, который, как на зло, шел в гражданском костюме. Батюшка на мгновение растерялся — подходить ли в таком случае под благословение?.. Чтобы замять неловкость, архиерей сам поспешно схватил его за руку и сказал:
    — Здравствуйте, отец Василий.
    Наблюдавший эту сцену горожанин сделал ему замечание:
    — Как не стыдно? Старый человек, а батюшку, как положено, поприветствовать не можешь — взял бы благословение!..


    Некий Митрополит при посещении прихода обнаружил у батюшки в Алтаре одиннадцать камилавок — всех цветов. (Обычно этот бархатный головной убор бывает лилового, синего или красного цвета.) А тут — такое многообразие. Владыка полюбовался камилавками и, указавши на белую, распорядился:
    — В этой не служи.
    (Ибо белая камилавка весьма напоминает митрополичий клобук.)


    Вот рассказ покойного Тверского Митрополита Алексия. На Пасхальной седмице ему довелось служить в небольшом сельском храме. Его облачили, и он восседал посреди церкви на возвышении. Псаломщик в это время должен был петь пасхальные часы, которые начинаются с тропаря "Христос воскресе из мертвых..." Однако же пение не начиналось, тогда Владыка со своего места решился подсказать псаломщику первые слова и, глядя на него, потихоньку запел:
    — Христос воскресе...
    Псаломщик не понял, что это подсказка, и громко, на весь храм ответил архиерею:
    — Воистину воскресе!


    Некий архиерей погожим летним утром ехал по пределам своей епархии. Издали он увидел сельский храм и приказал шоферу свернуть. Церковь оказалась открытой, там стоял гроб, а священник совершал заупокойную литургию. Владыка вошел в Алтарь, благословил настоятеля и стал дожидаться окончания службы. При этом он с удивлением заметил, что по случаю жаркой погоды батюшка служил в резиновых пляжных тапочках, т.н. "вьетнамках". Когда литургия отошла, архиерей сделал по этому поводу замечание. Находчивый клирик отвечал так:
    — Владыка, а я сколько икон и картин помню, всегда у Спасителя и у апостолов пальчики на ногах видно...


    Секретарь епископа одной отдаленной епархии рассказывал, как он со своим Владыкой посещал некий сельский приход. Телеграмма об их приезде, как видно, не дошла. Выйдя из машины, архиерей со своей свитой обнаружил запертый храм. После чего все направились к церковному дому, который тоже был заперт, но изнутри. Стучались довольно долго... Наконец, послышались шаги босых ног по дощатому полу. Дверь распахнулась, и в проеме появилась фигура батюшки в одних трусах. Спросонья он некоторое время с удивлением глядел на прибывших... Когда же он сообразил, кто перед ним стоит, глаза его округлились и он истошным голосом завопил:
    — Машка!.. Тревога!.. Архиерей приехал!..


    Вообще же архиерейское богослужение, когда есть хороший протодиакон, когда слаженно поет хор, само по себе весьма впечатляет. Недаром предание гласит, что послы Святого князя Владимира, побывавши на богослужении в константинопольском храме Софии, не могли после этого опомниться. Если принять это за истинное происшествие, то можно утверждать, что русские предпочли Православие, именно восточный обряд — за красоту.
    Сейчас торжественность и стройность — увы! — идет на убыль, но в монастырях и в некоторых соборах все еще можно увидеть архиерейскую службу во всем блеске и великолепии. Не перевелись еще и своеобразные церковные эстеты. Один из них, помнится, говорит другому во время каждения на литургии:
    — Чувствуешь, как запах этого ладана подходит к мелодии этой "херувимской"?..


    Однако же вернемся к теме "и даждь". Это "и даждь" относится к весьма старинной русской традиции. Во времена, когда я еще не был знаком с реальной жизнью приходов и епархий, я по наивности спросил одного батюшку:
    — А все ли архиереи, служа на приходах, "берут"?
    Батюшка мой призадумался, улыбнулся и сказал:
    — Ну, может быть, Святитель Иоасаф Белгородский не брал...


    Читатель, не суди строго архиереев за то, что они соблюдают старинную традицию "и даждь"... У епископов наших жизнь совсем особенная. Я, например, знаю Владыку, который каждому из своих ставленников за свой собственный счет шьет подрясник. Покойный Митрополит Иоанн в Ярославле всем своим прислужникам давал деньги на свадьбу...
    Вот вполне достоверная история из недавнего времени. В некоей епархии неподалеку от Москвы был лютый уполномоченный совета по делам религий. Он не скрывал своего враждебного отношения к Церкви и не позволял епископу ни рукополагать новых клириков, ни совершать необходимые перемещения, словом, всячески мешал и чинил препятствия.
    Но в эту самую епархию был назначен новый архиерей — весьма разумный, обходительный и дипломатичный. Новый Владыка сразу оценил обстановку и предложил строгому уполномоченному совершить совместную поездку по городам епархии. Тот согласился.
    В одном месте духовенство приняло их весьма гостеприимно, в другом, в третьем... Обеды с коньяком, чаепития... Словом, к концу поездки уполномоченный утратил свою суровость и вернулся в областной центр куда более сговорчивым. А тут, как нарочно, дали ему новую квартиру, и Владыка предложил отделать ее за счет епархиальных средств. Положили дубовый паркет, наклеили заграничные обои... И через несколько месяцев архиерей делал в епархии все, что хотел, — никаких препятствий со стороны уполномоченного не было.


    Вообще же, рассказывают, Владыка Антоний (Храповицкий) был весьма остер на язык. Как-то спросили его мнения по поводу сомнительной с православной точки зрения книги о. Павла Флоренского "Столп и утверждение Истины". Митрополит ответствовал словами 103 псалма:
    — Сие море великое и пространное, тамо гади, ихже несть числа...
    Во время гражданской войны, будучи в Крыму, Владыка Антоний посетил генерала Врангеля. (Тут надобно заметить, что в те далекие времена митрополитов, т.е. таких архиереев, которые носят белый клобук, можно было бы перечесть по пальцам одной руки.)
    Адъютант главнокомандующего был, как видно, не семи пядей во лбу, а потому почтительно осведомился у прибывшего иерарха:
    — Как прикажете доложить?
    — Скажи генералу, — невозмутимо отвечал Митрополит, — пришла Марь Иванна в белой шляпке...


    Самыми бедными епархиями на территории страны по праву считаются прибалтийские. Церквей открытых там много, ибо гонений двадцатых и тридцатых годов не было, но православных среди местного населения весьма мало. Литовцев и латышей православных почти нет, есть какое-то число только среди эстонцев. Однако же о них выразительно отозвался один русский священник, долгие годы служивший в Таллинской епархии:
    — Протестанты восточного обряда.


    После архиерейского служения на приходе обыкновенно бывает для гостей обед. Если епископ по характеру живой и нечванливый, обед может проходить и весьма оживленно. Рассказывали мне об одном курьезном случае за подобной трапезой. Когда уже выпили за здоровье Владыки, один из батюшек, отличавшийся непосредственностью, вдруг сказал:
    — Давайте выпьем за мою матушку... Очень я ее люблю...


    Непосредственность клириков может простираться и много далее. Мне рассказывали, как архиерей обедал у одного священнослужителя, человека довольно молодого, отца двоих детей. Владыка в шутливом тоне заговорил с хозяином на ту тему, что у них с матушкой могут быть и еще дети. Хозяин встал из-за стола, приблизился к архиерею, сложил руки лодочкой и совершенно серьезно сказал:
    — Благословите зачать...
    И тут уж Владыка не знал, куда деваться...


    А вот довольно известный анекдот, связанный с приемом архиерея. Некие клирики угощали своего Владыку обедом. Но при этом им кто-то дал знать, что епископ в рот не берет спиртного и терпеть не может пьющих. Тогда батюшки решились на такую хитрость. На скатерть не было поставлено ни одной бутылки, все они поместились под столом таким образом, чтобы обедающие могли потихоньку наливать себе в стаканы.
    И вот архиерей появился у накрытого стола. Он сразу же все заметил, но в первые минуты виду не подал. Клирики пропели "Отче наш" и, как полагается в таких случаях, — "Преосвященнейший Владыка, благослови".
    — Христе Боже, благослови ястие, — с этими словами архиерей широким жестом перекрестил накрытый стол.
    Тут он сделал паузу, левой рукой приподнял край скатерти, а правой благословил пространство под нею и закончил:
    — ...и питие рабом Твоим...

    А вот история более реалистическая. Некий епископ со своим протодиаконом пришел на обед к одному из священников. Уселись за стол. Батюшка с подобострастием произносит:
    — Владыка, благословите по первой...
    Выпили, закусили...
    Хозяин снова наполнил рюмки.
    — Владыка,благословите по второй...
    Еще раз выпили.
    Батюшка опять:
    — Владыка, благословите по третьей...
    Тут епископ посмотрел на протодиакона и говорит:
    — Пойдем отсюда, отец. Здесь — считают.


    Некий правящий архиерей во время обеда в назидание своим клирикам прочел подлинное письмо, полученное им с одного из приходов:
    "Дорогой владыка! Сейчас идет Петровский пост, а у нашего батюшки по бороде течет мороженое. Что нам делать?"
    (Я на свой вкус ответил бы так: "Прежде всего вытереть батюшке бороду".)


    Вот дословная цитата еще из одного письма, которое получил в недавнее время правящий архиерей:
    "Дорогой Владыка! Наш батюшка все время удит рыбу. Мы знаем, что апостолы тоже ловили рыбу, но они ловили ее сетями, а на уду ловит диавол. Нас это вводит в смущение".


    В некоей епархии священник после долголетнего служения на приходе был переведен на другое место. Указ об этом ему вручал секретарь Владыки. Батюшка, который не чувствовал за собою никакой вины, потребовал объяснений. Секретарь указал на висящий портрет правящего архиерея и проговорил:
    — Это вот чья воля.
    Тогда священник указал ему на икону Спасителя и молвил:
    — А вы бы вот Чью волю исполняли.


    Один священник, некоторое время служивший в Архангельской епархии, сам рассказывал о себе такую историю. Как-то он пришел к своему епископу. Владыка принял его по-домашнему, сам угощал и, в частности, вынул из холодильника семгу и отрезал для гостя несколько кусочков. Батюшка съел это с аппетитом и сказал:
    — Очень вкусно. Владыка, а нельзя мне еще немножко?..
    Владыка отрезал ему еще.
    Священник съел это и уже вовсе насытился. После того он сказал:
    — Владыка, ведь вам еще семги принесут... Отдайте мне то, что у вас осталось...
    Архиерей безропотно завернул в бумагу последнюю часть рыбины и подал батюшке с такими словами:
    — Скромности в тебе мало...


    Некий только что поставленный епископ был отправлен на послушание в Дамаск, как представитель Патриарха Московского при Антиохийском Первосвятителе. Не успел он там пробыть и нескольких месяцев, как на Ближнем Востоке разразилась очередная война. Владыка немедленно сел в самолет и прибыл в Москву. Когда же Патриарх выразил ему свое неудовольствие по случаю самовольного возвращения, епископ отвечал ему буквально следующими словами:
    — Ваше Святейшество, ведь пуля — дура. Она не разбирает, кто араб, кто еврей, а кто — русский архиерей.


    Алма-атинский Митрополит Иосиф (Чернов) как-то прогуливался возле своего дома. К нему подошла маленькая девочка и сказала:
    — Дедушка, а я что знаю...
    — Что же ты знаешь, детка?
    — А человек произошел от обезьяны...
    — Неужели?.. Ну, ладно... А как твою маму зовут?
    — Наташа.
    — Ну, хорошо. Кланяйся своей Наталье Обезьяновне...
    — Моя мама — не обезьяновна!..
    — Как же не обезьяновна? Если человек произошел от обезьяны, значит и она — обезьяновна.
    — Нет, нет! Моя мама — не обезьяновна! Нет!
    На том разговор и закончился.


    Знаменитый Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) гулял по какому-то садику, где играли дети. Был он, разумеется, в рясе и клобуке. Владыку увидел милиционер и буквально набросился на него:
    — Гражданин, почему вы тут гуляете в таком виде?.. Здесь же дети! Подумайте, какой вы им пример подаете?..
    Владыка отвечал:
    — А по-вашему так: если бы я нацепил кобуру с пистолетом, это было бы для них лучшим примером?..


    Я когда-то заметил некую сообразность, некое соответствие между возглавителями советского государства и современными им первоиерархами Русской Православной Церкви. Патриарх Тихон был достойным партнером Ленина, Митрополит (Патриарх) Сергий — соответствовал Сталину, Патриарх брежневских времен — Пимен вполне может быть наименован "застойным"... Эта закономерность не распространяется лишь на Патриарха Алексия I, первосвятительство которого началось при Сталине, продолжалось при Хрущеве и окончилось уже при Брежневе. Дворянин хорошего рода, лицеист, он никогда не стремился к высшим должностям, но обстоятельства складывались таким образом, что он, сам не домогаясь этого, возвышался и возвышался... Когда он был избран на Первосвятительский престол, ему было уже 68 лет, и более молодые претенденты полагали, что Святейший не протянет особенно долго. Однако же Бог распорядился таким образом, что Патриарх Алексий дожил до 93 лет, а все его завистники умерли гораздо раньше.


    Вот подлинный рассказ Патриарха Алексия.
    — В сороковых годах был у меня в соборе ключарь — ужасный карьерист. А тут сразу же после окончания войны мы отправились с паломничеством в Святую Землю. Улетали мы на самолете... И вот я сижу возле иллюминатора и смотрю на провожающих... А среди них стоит этот ключарь, и вдруг я вижу, что он делает какие-то движения руками, что-то мне показывает... Как будто изображает геометрическую фигуру — ромб... Я ничего не понял, но на всякий случай жестом послал ему благословение... Когда же мы вернулись из паломничества, я вдруг вижу, что он служит с палицей... Я спрашиваю: "Кто же вас наградил?" А он говорит: "Вы сами, Ваше Святейшество". — "Как? — говорю. — Когда?" — "А помните, вы в самолете сидели, а я на аэродроме стоял и еще руками вам ромб изобразил... А вы меня из окошечка благословили..." А палица-то — ромбовидная...


    Однажды к Патриарху Алексию обратились с просьбой удалить за штат московского священника.
    — А почему его надо увольнять? — спросил Святейший.
    — Он очень старый...
    — А я? — спросил Патриарх.
    На этом разговор был окончен.


    Архиепископ Киприан в бытность свою управляющим делами Патриархии всякий раз сопровождал Святейшего Алексия, когда тот бывал зван на официальные кремлевские приемы. Там всегда происходило одно и то же: к Святейшему приближался Ворошилов и пел тропарь перенесению мощей Святителя Николая: "Приспе день светлого торжества, град Барский радуется..." (Тропарь он помнил с детства, ибо тогда пел в хоре Никольского храма.) Эта повторяющаяся сцена была тем забавнее, что оба они — и Патриарх и Ворошилов — были уже дряхлые и почти глухие...


    Скончался Патриарх Алексий 17 апреля 1970 года, в ночь под Лазареву Субботу. Я хорошо запомнил рассказ о том, как прошли его последние минуты. Святейший укладывался спать и уже сидел на своей кровати. Перед ним стоял его секретарь Д.А.Остапов. Вдруг Патриарх снял с себя образок, который всегда носил на теле. (Эту иконку Д.А. когда-то привез ему в ссылку.) Сняв образок, он протянул его Остапову и сказал:
    — Возьми...
    — Как? — удивился тот. — Зачем?
    — Он мне уже не нужен, — проговорил Патриарх. — Вот идут архимандриты меня встречать...
    И тут он стал называть имена уже покойных священнослужителей.
    Его уложили и тут же вызвали "скорую помощь".
    Все это происходило в Переделкине, и машина из "кремлевской" кунцевской больницы примчалась через 11 минут... Однако врачам тут уже было делать нечего.


    Про покойного Патриарха Пимена Владыка Киприан говорил:
    — Он — церковник до мозга костей.
    По этой причине Святейший в высокой степени обладал своеобразным сословным юмором.
    В бытность его Митрополитом Крутицким служил он в одной московской церкви. Там был диакон, как видно, только что принявший сан и по этой причине чрезвычайно затягивающий службу. Когда же он вместе с народом запел Символ веры, Владыка Пимен без всякой улыбки спросил настоятеля храма:
    — А у вас в Алтаре есть раскладушка?
    — Нет, Владыка, — растерялся батюшка.
    — Жаль... Я бы поспал, пока он поет "Верую"...


    Как-то такое Митрополит Крутицкий и Коломенский Пимен прибыл в московскую гостиницу "Украина". Швейцар помог иерарху снять зимнюю рясу и принял из его руки епископский посох. Но при этом то ли от почтительности, то ли по небрежности посох уронил, да так, что при падении от трости отлетел набалдашник. Швейцар в смущении поднял то и другое и сказал Митрополиту:
    — Прости, батюшка... Клюшку твою сломал...
    — Какую клюшку?! — взъярился архиерей. — Что я тебе — хоккеист?!


    В день ангела Святейшего Патриарха Пимена пришли поздравить многочисленные клирики. Каждый из них преподносил имениннику просфору. Один из батюшек решил выделиться и подал Патриарху просфору размером с кастрюлю. Святейший принял ее, благоговейно приложился к изображению креста, а потом вернул поздравлявшему с такими словами:
    — А теперь, батюшка, съешьте-ка ее!..


    Один из клириков патриаршего собора был художником-любителем. По договоренности с настоятелем и старостой он написал над дверями, через которые ходил Патриарх, икону Святителя Московского Алексия, чьи мощи почивают в этом соборе. Когда икона была готова, ее решили продемонстрировать Святейшему. Когда он приблизился к дверям, ему указали наверх:
    — Вот, Ваше Святейшество, написали нам икону Святителя Алексия...
    Патриарх взглянул и проговорил:
    — Кто же это такого деда Мороза нарисовал?..


    А вот самый последний анекдот, связанный с именем Патриарха Пимена. (Это произошло недели за две до его кончины, в апреле 1990 года.) В Чистый переулок, в здание Патриархии, пришел деловитый мужчина и обратился к секретарше:
    — Могу я видеть Всевышнего?
    (Он, конечно, имел в виду "Святейшего", т.е. Патриарха. Секретарша, разумеется, это поняла и отвечала ему по существу дела, а потому диалог их с богословской точки зрения получился совершенно удивительный. Всевышним мы именуем Самого Бога.)
    — Могу я видеть Всевышнего?
    — Он плохо себя чувствует, — отвечала секретарша.
    — А есть у него заместитель по хозяйственной части?
    — Есть, — отвечала секретарша и указала посетителю путь в хозяйственное управление.


    По сложившейся в храме на Ордынке традиции регент правого хора Н.В.Матвеев два раза в году устраивал себе нечто вроде бенефиса. 8 ноября его хор пел "литургию П.И.Чайковского", а в марте — "всенощную Рахманинова". Я вовсе не поклонник этой псевдодуховной музыки, да и Владыка Киприан был почти тех же мыслей. Но в семидесятые годы это были события, так сказать, в жизни "музыкальной Москвы". На Ордынку приходила "вся консерватория". Нашествиями этими простые наши прихожанки бывали чрезвычайно недовольны. Глядя на множество неверующих людей, старушки неприязненно говорили:
    — Опять Рахман поет...
    (Это — на всенощной Рахманинова.)
    Так вот на этих самых богослужениях Владыка Киприан говорил особого рода проповеди, рассчитанные на гостей — московских интеллигентов, музыкантов и меломанов. А поскольку среди них, разумеется, преобладали лица определенной национальности, я как-то сказал Владыке:
    — Знаете, к какому жанру принадлежат ваши проповеди в такие дни?
    — К какому же? — спросил он.
    — Это — особый жанр: "Рече архиерей ко пришедшим к нему иудеем..."
    (Тут требуется пояснение. Очень многие евангельские тексты, которые читаются на богослужении, начинаются такими словами : "Рече Господь ко пришедшим к Нему иудеем...")


    Владыка Иоанн болел тогда серьезно и очень долго. Он перенес четыре операции и четыре месяца пробыл в больнице. Впоследствии мне стали известны некоторые умилительные подробности. Когда Митрополита увезли в больницу и об этом было объявлено в соборе — плакали все: настоятель о. Борис Старк, и батюшки, и прихожане... Так со слезами и молились об его исцелении.
    Несколько лет спустя я сказал Митрополиту:
    — Владыка, а ведь вас тогда, в восьмидесятом году, отмолили.
    — Я знаю, что отмолили, — отвечал он.
    А потом улыбнулся и добавил:
    — Только уж очень долго отмаливали.


    В мае того же восьмидесятого года я сидел у уполномоченного совета по делам религии по Ярославской области. Он только что вручил мне так называемую справку о регистрации и теперь напутствовал, призывал неукоснительно соблюдать законодательство о культах. В это самое время дверь его кабинета распахнулась и на пороге возникла внушительная фигура Митрополита Иоанна. Мы с уполномоченным поднялись, я стал прощаться и, как помнится, произнес такую фразу:
    — За мною идет Сильнейший меня... (Мк. 1, 7).
    Митрополит улыбнулся и глазами дал мне понять, что слова мои оценил по достоинству.


    В годы святительства Митрополита Иоанна в самом ярославском епархиальном управлении была какая-то располагающая атмосфера. Бывало, все двери — настежь... Вот появляется высокая фигура Владыки, он широко раскидывает руки, улыбается и раздельно произносит:
    — До-ро-гой о-тец Ми-ха-ил...


    Я помню, в те годы были и недовольные. Кое-кто жаждал большего порядка в епархиальных делах, кто-то тосковал по "твердой руке". А я тогда говорил этим людям:
    — Подождите. Придет время, добром помянете и порядки эти, и самого Владыку Иоанна.


    К Митрополиту можно было попасть в любой день и в любой час. Помню только один случай, когда двери его были закрыты — к нему рвалась группа разъяренных женщин с требованием вернуть в их храм только что переведенного от них батюшку. Секретарша объявила им, что Митрополит болен, а мне успела шепнуть, что меня он, конечно, примет.
    Я нашел его на втором этаже епархиального дома, в просторной зале, которая служила и столовой и гостиной. Он меня благословил и, слегка смущаясь, промолвил:
    — Я здесь скрываюсь от женщин.
    Я сказал:
    — Для монаха это — вполне достойное делание.
    В ответ он разразился своим громким смехом, с раздельными "ха-ха-ха-ха"...


    Вспоминаются мне ежегодные обеды на день Ангела Владыки. Нельзя сказать, чтобы столы у него были изысканны, но зато атмосфера царила самая непринужденная. Непременно приглашались соборные певчие, которые к концу застолья пели уже не столько духовные гимны, сколько любимые Митрополитом романсы.
    И еще одна непременная деталь. Секретарь Владыки покойный отец Г.К., который несколько лет служил в Грузии, всякий раз пел по-грузински "многая лета".
    Как-то я заметил вслух:
    — Это мы слышим по-грузински. "Многая лета" — на славянском языке. А кто знает, как будет "многая лета" на русском?
    И, помолчав, я добавил:
    — По-русски "многая лета" звучит так: прокурор добавит.
    Соседи мои засмеялись, а один батюшка предложил:
    — А вы так и спойте: "прокурор добавит, прокурор добавит, прокурор добавит..."
    — Достаточно того, что я это произнес, — отвечал я ему.


    Всякий год на второй день Рождества Христова Владыка Иоанн устраивал у себя елки для детей своих сотрудников и сослужителей. Читались стихи, пелись песни, выступали все — от четырехлетних детей до маститых священнослужителей. И решительно все получали подарки. Первая такая елка состоялась в 1968 году, а последняя в 1985-м. И вот что любопытно, некоторые постоянные гости, которые на первые елки приходили еще детьми, в восьмидесятых годах приводили туда собственных своих чад.


    В гостиной у Митрополита стоял большой круглый стол, на котором располагалась изумительная коллекция минералов, камни там были поразительно красивые. (Владыка много лет занимался петрографией.) Именно эта коллекция послужила причиной нашего с ним примечательного разговора.
    Мне стало известно, что Митрополит благословил соборным певчим во время исполнения псалма "На реках вавилонских..." исключить последний, 9-й стих — "Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!"
    Я как-то говорю ему:
    — Владыка, вы исключили последние слова из псалма "На реках вавилонских"?
    — Да, у меня их не поют. Мне это представляется проявлением расизма со стороны еврейского народа.
    — Нет, Владыка, — говорю я, — тут дело совсем в другом. Вы жалеете не вавилонских младенцев, вам жалко камни, о которые их разбивают. У вас такая прекрасная коллекция, такие красивые минералы, и вдруг о них бьют каких-то младенцев...
    Тут Митрополит мой стал смеяться, и смеялся он очень долго. Наконец, успокоившись, он спросил меня:
    — А вы у себя эти слова не исключили?
    — Нет, Владыка.
    — Так... Ну, а если я вам это благословлю, вы их исключите?
    И тут я смутился. С одной стороны, я псалом этот воспринимаю не буквально, а так, как учит Церковь — символически. (Мы должны разбить свои грехи о "камень" веры.) А с другой стороны, Митрополит был правящим архиереем, и проявить непослушание мне не хотелось. Колебания мои длились несколько секунд, после чего я ему сказал:
    — Если вы мне благословите, я эти слова исключу... Но, Владыка, у меня псаломщица восьмидесяти с лишком лет, и она не исключит эти слова, даже если ей благословит это сам Святейший Патриарх со всем своим Синодом.
    — Да, — отвечал Митрополит, — я это понимаю.


    Владыка Иоанн не только был лоялен по отношению к советской власти, у него, как почти у всех интеллигентов его поколения, было некое романтическое отношение к самой революции. Как-то в разговоре со мною он с восхищением отозвался о поэме А.Блока "Двенадцать" и, в частности, высоко оценил самый факт появления Господа Иисуса в финале. На это я ему пересказал мнение отца Павла Флоренского, который в свое время замечательно разобрал поэму, определил ее жанр — "бесовидение в метель" и возвел генеалогию вещи к стихотворению Пушкина "Мчатся тучи, вьются тучи..." От себя же я добавил следующее:
    — Всякое выведение Господа Иисуса Христа в изящной словесности суть явление антихриста. Сам Господь предупредил нас: "Итак, если скажут вам: "вот Он в пустыне" — не выходите; "вот Он в потаенных комнатах" — не верьте. Ибо как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого" (Мтф. 24, 26-27). Так что если вам скажут — "в белом венчике из роз" — не верьте. Это — антихрист.
    Выслушав меня, Владыка простодушно заметил:
    — Это вы меня озадачили.


    По природе и по воспитанию своему Митрополит был настолько деликатен, что практически не мог никому сделать резкого замечания. Я вспоминаю, как явился по какому-то делу в собор. Шла Божественная литургия. Владыка не служил, а сидел в своем кресле справа от Престола. В то время, как диакон на амвоне читал Апостола, я и мой друг отец И.М. перекинулись несколькими словами. Услышав наши голоса, Владыка Иоанн произнес:
    — Это не комильфо, чтобы батюшки в Алтаре разговаривали во время чтения Священного Писания.


    Вот еще пример его добродушия. Ему доложили, что некий молодой священник, человек со странностями, не имеющий почти никаких наград, на своем приходе служит в митре. (Вообще-то говоря, это — серьезный проступок, и тот батюшка при преемнике Митрополита был за него наказан.)
    Реакция же нашего старца была в своем роде замечательная.
    — А какая у него митра? — спросил Митрополит. — С крестом наверху? Или с иконкой?
    (Надо тут пояснить, что в то время в митре с крестом служил только Патриарх и митрополиты, а все прочие, в том числе и архиереи, в митрах с иконками.)
    Владыке Иоанну отвечают:
    — У него митра с иконкой.
    — Ну, раз с иконкой, пусть себе служит...
    Такова была устная резолюция.


    Владыка Иоанн рассказывал о таком забавном происшествии, которое случилось с ним в бытность его Митрополитом Нью-Йоркским и Алеутским. Он шел по какой-то улице в Нью-Йорке. К нему подошел негр и сказал:
    — Равви, я тоже верю в еврейского Бога. Мне очень хочется выпить. Дай мне, пожалуйста, четверть доллара.
    (Тут надо напомнить, что по происхождению своему Владыка был из немцев, и семитского в его внешности не было решительно ничего.)
    Просьба чернокожего рассмешила Митрополита, и он дал попрошайке пятьдесят центов.
    Негр взглянул на монету и произнес:
    — Равви, я у тебя просил четверть доллара, а ты мне дал пятьдесят центов... Может быть, ты тоже хочешь со мною выпить?


    Мне вспоминаются рассказы Владыки Иоанна об уполномоченном совета по делам религии А.И.Степанове, который состоял на этой должности в Ташкенте в послевоенные годы. Епископом там был духовный отец нашего Владыки — будущий Митрополит Гурий (Егоров), а тогдашний отец Иоанн был его секретарем. Разумеется, исполняя подобное послушание, отец Иоанн вынужден был часто общаться с уполномоченным. У того была любопытная биография. Будучи офицером царской армии, он женился на кухарке, за что был подвергнут остракизму со стороны прочих офицеров своего полка, и в результате стал большевиком. Владыка Иоанн рассказывал, что у него были весьма явные симпатии к Церкви.
    В те годы в Ташкенте некий благочестивый человек добивался открытия православного храма. И, в конце концов, он этого добился не без содействия уполномоченного. (Храм этот существует и по сию пору.) Однако же в то время средств на строительство полноценного церковного здания не было. По этой причине соорудили нечто вроде дворика под навесом, а алтарная часть была сделана на манер сцены и находилась под крышей. Учитывая теплый ташкентский климат, это было на первых порах вполне пригодное место для совершения богослужений. Затем стал вопрос о регистрации нового храма. И тут уполномоченный стал перед задачей, как его официально наименовать. Церковь? Это — не церковь. Молитвенный дом? Это даже еще и не дом... В конце концов, выход был найден, и новый приход был зарегистрирован в качестве "молитвенного павильона"... Богослужения начались, и через некоторое время у прихода оказалось достаточно средств, чтобы построить подобающее здание.


    Как-то сидели мы в кабинете у Митрополита — он сам, его секретарь и я. Я рассказал им историю о том, как на обновленческом приходе "супруга" "архиерея" заявила: "Я — владычица" (смотри главу "Тихоновцы" и "обнагленцы"). Посмеялись. После этого секретарь Владыки выразил мнение, что давно пора ввести в Православной Церкви женатый епископат. Митрополит сказал:
    — Этого нельзя допустить ни в коем случае. Именно по причине подобных "владычиц".
    Действительно, представить себе, что в каждом архиерейском доме помимо самого владыки обитает и его законная "владычица" — жутковато...


    Я бы вообще сказал про Митрополита Иоанна, что он был вовсе не столь наивен, сколь прост. Помнится, в нашем разговоре он сказал о ком-то:
    — Хороший священник.
    Потом подумал и добавил:
    — В наше время нормальный — значит хороший.


    Мой приятель отец А.К. — целибат. В свое время перед рукоположением он был пономарем в Ярославском соборе. Когда настало время принимать сан, он выразил желание остаться безбрачным. После этого Владыка Иоанн подверг его своеобразному испытанию. Он взял его с собою на один из приходов. А у тамошнего настоятеля были в то время три взрослые еще незамужние дочери весьма привлекательной наружности. После богослужения, как водится, состоялся обед. При этом Митрополит распорядился таким образом, чтобы приятель мой был посажен за столом против дочерей хозяина. Затем в продолжение трапезы Владыка на него посматривал, следил за тем, как тот реагирует на своих визави... А.К. испытание выдержал и вскоре принял священный сан без брака.


    Помнится, были мы у него с одним батюшкой. Разговор зашел о наградах. Владыка говорит:
    — А у вас, отец П., какая последняя награда?
    Тот отвечает:
    — Вы, Владыка, наградили меня набедренником.
    — Ну, слава Тебе, Господи, — сказал Митрополит, — есть хоть чем наготу прикрыть...


    Как-то я зашел в епархию случайно и был в гражданской одежде. Видеть Митрополита я не рассчитывал, но он сам вышел мне навстречу. Принимая от него благословение, я проговорил:
    — Простите, Владыка, — "хитон не брачен".
    На это он, не задумываясь, ответил словами тропаря из последования к Святому Причащению:
    — Связан извержен будешь от ангелов.


    Его бескорыстие и истинно евангельское отсутствие попечительности о завтрашнем дне в особенности проявилось в первые же дни после того, как Владыку Иоанна "вытолкнули на покой". Совершилось это как гром среди ясного неба. Формулировака синодального решения была оскорбительной — "по причине болезненного состояния". (Я слышал, будто это был прямой приказ впоследствии прославившегося своим либерализмом и фрондерством председателя совета по делам религий К.М.Харчева.) И тут выяснилось, что Митрополиту некуда выехать из епархиального дома — у него была лишь крошечная без всяких удобств квартирка в Переяславле, оставшаяся в наследство от сестры. В Синоде, естественно, никто и предположить ничего подобного не мог. Восемнадцать лет на ярославской кафедре и за такой срок, по лесковскому выражению, "не купил себе хибару и не возрастил тыкву"...
    Местные власти, которые питали к Митрополиту неподдельное уважение — за его ученость, знание языков и иностранные связи, решили предоставить ему трехкомнатную квартиру в новом кирпичном доме. Но дом этот был не готов, и Владыке еще не один месяц пришлось прожить в бывшем своем кабинетике по соседству с крестовой церковью.
    Епархиальное управление на этот срок обратилось в род коммунальной квартиры, на втором этаже жил новый правящий — архиепископ Платон, а внизу в двух комнатенках ютился наш добрейший Владыка. Как-то я зашел к нему туда и говорю:
    — Теперь Ярославль по своему значению почти достиг уровня "православного Парижа".
    Он спрашивает:
    — Что вы имеете в виду?
    — Как же, — говорю, — у нас теперь есть "двухсвятительское подворье". (Тут надо пояснить, что в Париже есть весьма знаменитое с двадцатых годов "Трехсвятительское подворье".)


    Михаил Ардов. "МЕЛОЧИ АРХИ... ПРОТО... И ПРОСТО ИЕРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ
    В семинарии на уроке пения у о.Ионафана.
    - Ну, В-ка, спой-ка нам стихирный 5-й глас.
    Воспитанник (с совершенным отсутствием слуха и знанием напева) выходит и запевает... Это было нечто!
    О.И. терпеливо перенеся это исполнение, спрашивает:
    -А что это ты нам сейчас такое спел, В-ка?...
    -Это, о.И., древний напев гласа Псково-Печерского монастыря...
    -А на инструменте ты не смог бы его проиграть?
    -Нет, о.И. (решительно и со знанием дела отвечает воспитанник) -на ноты он еще не переложен.. О.И. в задумчивости:
    -Ну, что ж. Садись. Четыре....


    На уроке церковного пения во время Великого Поста у о. Ионафана (Елецких) один из студентов В.С. спрятав руки под стол перебирал четки с молитвой. О.Ионафан узрев этот подвиг спрашивает:
    -Ты, что В-ка, там рукоблудием занимаешься?
    -Нет, о. Ионафан, оружие оттачиваю...
    -И что же у тебя там за оружие такое? Не покажешь ли нам?
    Класс замер в ожидании. И тут В. достает из под парты четки. Замечательны они были тем, что связаны из голубого сутажа, а кисточка сделана из черного.
    -Странное какое то оружие...
    -А оно с духовным смыслом, о.И!
    -С каким же это таким?
    -А у кого жизнь голубая, у того конец жизни -черный...
    Класс взорвался от смеха


    На вопрос о грехопадении, один студент отвечая сказал: "Господь обратился к Адаму: "Адам, почему ты такой не прогрессивный?".


    Дело было в 1997 г. У старшего помощника инспектора Вадим Анатольича было несколько ребят несших послушание писарей. Ключ от кабинета ст. пома был один. Один из студентов приходит к другому и говорит: "Дай ключ". В ответ слышит: "Украли". Повторяет несколько раз, слышит то же, и уже раздраженно просит не прикалываться над ним. Другому же было и не в домек, что его не поняли, ведь "Краля" - это фамилия студента к "у" которого был ключ. Вот и получилось, что ключ "украли". Со временем эта история приобрела несколько разных интерпритаций, но смысл сохранися "даже до сего дне".


    Чтение жития святых на обеде. Один святой встретил как-то человека, у которого болел глаз – «он вывалился из глазницы и висел у того на щеке». Так и хочется добавить: «Приятного аппетита»!


    Последние десятилетия ХХ века в СПбДАиС учились эфиопы. Сидели они в первом зале прямо напротив микрофона, который использовался при чтении житий святых. Однажды жития святых за обедом читал один весьма юморной студент. Прочитав фразу: «И явился ему бес в виде эфиопа…», он поклонился в сторону обедавших эфиопов, вызвав неслабый смех в зале. После этого инцидента жития святых для чтения за обедом редактировались специально назначенным для этого человеком, чтобы избежать подобных «неудобных» мест.


    Устав от бесконечных попоек воспитанника И.Ш., братья пригрозили ему побоями, если он ещё раз напьётся. В этот же вечер И.Ш. пришёл в Систему пьяный. Однако, братья не исполнили обещанного, быв разжалоблены неподдельными слезами и искренним горестным плачем И.Ш. по поводу безвременной кончины его тётушки, жившей в СПб, которая, по словам И.Ш., была для него лучше матери. Факт семейной драмы И.Ш. с ручательством подтвердил воспитанник Д.З. Братья не только не стали бить И.Ш., но даже поднесли ему прямо к койке стакан беленькой. Тётю записали в сорокоуст. Отец Георгий Тельпис удостоил И.Ш. трёхдневного освобождения от уроков для посещения похорон. На третий день отец Георгий на всякий случай позвонил на петербургский номер родственникам И.Ш. Трубку взяла покойная тётушка.


    На уроке Катехизиса, который вел архимандрит Митрофан на вопрос:
    - Что произошло с природой в результате грехопадения?
    Правильный ответ должен быть следующим: «Вся тварь в совокупности стенает и мучается.»
    Нерадивый ученик выдал:
    - Вся тварь в СОВОКУПЛЕНИИ стенает и мучается!


    Середина 80-х. Годовой акт в Питерской Академии. Делегация от Грузинской семинарии дарит «картыну на цэрковную тэму». После акта инспектор иеромонах Феофан (Галинский) говорит студенту Андрею З.:
    - Андрей, возьми эту «мазню на цэрковную тэму» и отнеси в канцелярию!
    - А дальше, что?
    - Положим за шкаф и года через два подарим Московской Академии!


    После богослужения на Троицу инспектор иеромонах Феофан (Галинский) зашел в канцелярию, где находился студент Сергей Трухачев.
    - Отец Феофан, Вы прям как из бани!
    - Что, лицо красное?
    - Нет, веник под мышкой!


    Архиепископ Тихвинский Мелитон причащает в Свято-Троицком соборе. Подходит некая раба Божия и громко возглашает на весь храм:
    - Тайная схиигуменья Ефросиния!
    Владыко кротко замечает:
    - Так что ж орешь, если тайная?


    Учились в Академии два студента - очень толстый В. и очень худой К.
    К. : Братья, гляньте на В. постов не соблюдает, вишь как разнесло от тайноядения !
    В. : А ты от мыслей блудных совсем усох !


    Тропарь.
    «Следующие воспитанники: Фецух, Пецух, Бздель и Нюня срочно подать объяснительные!» (Фамилии подлинные)


    Как вспоминают старые выпускники Питерской Академии, инспектор Лев Парийский очень не любил, когда при нем упоминали о Московской Академии. Он тогда приговаривал: «Тьфу на Москву, тьфу на Москву, сидят в лесу, молятся колесу!».


    Раньше студенты Академии питались отдельно, в нижней столовой. Сидели по 4 человека за одним столом. Столов не хватало, поэтому ели поочередно. За стол, где уже сидело четверо, подсел пятым на угол студент Владимир С.
    - Володенька на угол сел, не женишься!
    - Зато наемся, это сейчас главное!


    Студент Владимир С. был в гостях у одной старушки. Зайдя в комнату, он увидел большущее блюдо с дымящимися пирогами.
    - О пирог-г-г-и-и!
    - Володенька, а как же насчет умерщвления плоти?
    - А счас мы её и будем умещвлять! Пирог-г-г-гами!!!


    Лекция по Нравственному богословию. Отец Александр Ранне объясняет, что термин «любовь» в древнегреческом языке передавалось словами «агапи», «эрос» и «филия». Поясняет их различие. В конце спрашивает понятно ли. Встает семинарист Степан Б. и говорит:
    - Отец Александр! У нас в украинском языке, тоже есть два термина - «кохать» и «любить». Кохать нужно дивчину, а любить можно и корову!


    Преподаватель по Ветхому Завету спрашивает семинариста: «Какая была самая первая заповедь у прародителей в раю?». Тот ничто же сумняшеся, отвечает: «Плодитесь и размножайтесь в поте лица своего!»


    Идет экзамен по Истории Западных вероисповеданий. Архимандрит Августин спрашивает студента Мишу П.: «Кто является основателем протестантизма?». Миша молчит. Ассистент Николай Державин тайком от о.Августина тихонько шепчет: «Мартин…» - «Мартин Лютер Кинг!!!», радостно выпаливает Миша.


    Преподаватель церковного пения иеромонах Ионафан (Елецких) руководил смешанным хором. Однажды его заменила Любочка Б., которая отличалась тем, что носила белый платок на манер сестер милосердия. Одна старушка, не распознав со спины кто управляет хором, сказала другой прихожанке: «Глядика, Ионафану митрополита дали!».


    На экзамене по Сравнительному богословию отвечает Дмитрий Б. (гогоуз) иеромонаху Вениамину (Н.). 1 вопрос. «Какие церкви основали апостол Петр и апостол Павел?» ответ - «Церковь апостола Петра , церковь апостола Павла». «Да, нет вы вспомните время когда они были основаны». - Ну...в одна тысяча... 2 вопрос. «В чем заключается непогрешимость Папы Римского?» ответ не задумываясь - «В непорочном зачатии Пресвятой Богородицы».


    Дежурный помощник отец Борис Б. также славится своей плохой памятью на фамилии. Однажды Игорь К. рассказывал студентам, поступившим из других Семинарий, о рассеянности о. Бориса: "Вот он может сейчас подойти к Саше Тараканову и спросить: "Саша, ты Тараканова не видел?". И тут о. Борис, действительно, подходит к столу и спрашивает у Тараканова: "Саша..." Остальные слова были подавлены громким смехом.


    Дежурный помощник Бронский Владимир Иосифович страшно не любил курение. Когда он заходил в туалет и видел воскурявшийся дым из одной из кабинок, он тихонько выходил, набирал ведро холодной воды, возвращался и, с криком "Пожар!", выливал сверху воду на курящего, после чего последний выскакивал из кабинки. Владимир Иосифович восклицал: "Ах, брат, прости, я думал, что пожар... Как твоя фамилия".


    2 часа ночи. Студент при свете свечи ест тайком на тумбочке тушонку. Один из однокомнатников просыпается и спрашивает:
    - Ты почему никому не даёшь?
    - Так, ведь, никто не просит.


    Великий пост. Одному из семинаристов приходит посылка с салом. Разделили. Кто-то спрятал, а кто-то не успел. Заходит дежурный помощник инспектора и, видя одного из них с куском сала в руках, срывающимся голосом спрашивает: "Вы что, брат?" "Да... Да я... Да я ещё ничего", - отвечает воспитанник и отдёргивает штору, за которой один из них стоит с куском сала в зубах.


    Отец Андрей Чижов рассказывал, что, когда он был дежурным помощником инспектора, учился здесь будущий Костромской архиерей Александр. У него был очень крепкий сон и, если он просыпал на молитву, разбудить его удавалось помощникам только поливая его из чайника холодной водой.


    Великая Суббота. Левый клирос. Басовая партия смешанного хора. Бас Вадим С. (ныне диакон-целибат). Всю службу спрашивал, когда будут петь "Воскресни, Боже, суди земли..."( Во время этого Аллилуария священнослужители в алтаре переодеваются) Наконец, это песнопение началось. Вадим с важным видом покидает клирос и через 10 минут появляется в светлом подряснике. А, зайдя на клирос, он ещё и демонстрирует свои красные "пасхальные" носки.


    Экзамен по Введению в Богословие. Преподаватель - Маркидонов Александр Васильевич. Студент отвечает про шумерскую религию и пытается вспомнить имя бога Мардука.
    - И был там ещё такой бог... Маркидук... Ой, простите, Маркидон.


    Один студент очень любил выпить. Придя после солидной попойки, он завалился спать. После вечерней молитвы братья-однокомнатники надели на себя простыни, взяли в руки зажженные свечи потушили свет и будят этого пьяного брата:
    - Василий, вставай... Страшный суд...


    Подобная история с более серьёзной развязкой случилась несколько раньше. Тогда только начали появляться на Западе страшные маски Кинг-Конгов и других ужасных зверей. Один студент привёз из-за "кордона" несколько таких масок. Одев с друзьями после отбоя эти маски, они пошли со свечами в руках будить обитателей студенческого общежития...
    Некоторые от страха освобождали свои кишечники...
    Шутников исключили из состава учащихся.


    Привезли как-то раз в общежитие бесноватого. Деж.пом. отец Борис Б. решил его отчитать самостоятельно. Принес требник, кропило, Святую воду. Бесноватый стал кричать и бегать по общежитию, отец Борис - за ним. Кто-то догадался вызвать наряд из психиатрической больницы. Когда медбратья приехали, они никак не могли понять, кого "брать": бесноватого или того, кто в рясе бегает за ним с кропилом.


    Владыка Симон был тогда архимандритом. Иподиакона всегда забывали выключить свет в его кабинете. Он написал на бумажке: "Уходя, гасите свет," и повесил её на дверях с внутренней стороны. Придя в следующий раз, он увидел вместо неё другую бумажку с надписью: "люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет..." (Ин. 3. 19-20).


    Урок Введений в Новый Завет у о. Владимира С. Он терпеть не мог опаздывающих, и никогда их не пускал на урок. Как-то раз Игорь К. опоздал на второй урок пары (перемены были всего по 5 минут). Отец Владимир:
    - А я тебя не пускаю...
    - Простите, пожалуйста.
    - А чего ради я тебя должен прощать?
    - Ради Христа.
    - Нет, дорогой, не надо нарушать порядок.
    - В Писании сказано, что если согрешит пред тобой брат твой, то прощать до седмижды семидесяти раз.
    - Это мы знаем, но нарушать порядок не надо.
    Опоздавший вышел.
    Один из студентов спрашивает у о. Владимира:
    - А как же любовь?
    - Будет порядок, будет и любовь...


    Из тропарей начала 90-х годов:
    Имели суждение: О воспитаннике (фамилия, класс), который (число, месяц) шел по парку возле СПбДА и С в нетрезвом состоянии, где был остановлен ДНД (народные дружинники). В результате произошедшей драки у одного дружинника сломан нос, у другого ребро, у третьего челюсть. Постановили: снизить (фамилия, класс) оценку до "5-".


    Диалог в классе после урока:
    - Присаживайся, в ногах правды нет.
    Отец Александр:
    - Ты думаешь, она есть там, на чём ты сидишь?


    На II Ватиканском соборе кардиналы вышли покурить.
    - Как ты думаешь, доживём ли мы до женатого духовенства?
    - Я думаю, мы не доживем, но наши дети доживут.


    Когда в Академию поступал Алексей С., его спросили, как он осмелился с тремя «тройками» в семинарском дипломе поступать в Академию. На это Алексей ответил, что эти оценки показывают, что он ещё не совершенный, потому и поступает в Академию. Профессора от души посмеялись и приняли Алексея в Академию.


    Проходя по коридору, спросил одного молодого человека, о котором знал, что он обручен с воспитанницей регентского отделения, не повенчались ли они, на что он ответил:
    - Нет, Исаию пока не беспокоили.


    Ружанский воспитаннику на уроке церковного пения: «На коридоре с девушками стоишь, а гамму ре-мажор спеть не можешь!».


    Отец И., рассказав, что Зюганов собирается клонировать Ленина из Мавзолея, говорит: появятся ещё 10 крикливых депутатов в Думе на одно лицо. После этого вспоминает стишок: «Там, где Ленин - смех да шутка, Так, бывающи весной, Гаркнет: Троцкий, проститутка, С женским днем тебя, родной».


    Володя Г. - страшный человек. Он косит под простачка: сначала он разговаривает с тобой, потом со своей сестрой Надеждой, а Надежда - c матушкой Никой.


    На экзамене по церковному уставу Вася К. очень плохо отвечал. Чтобы ему помочь, отец Стефан задает вопрос:
    - Когда почила Матерь Божия (ответ - 15/28 августа).
    Вася: «В V веке». Отец Стефан: «Ну подумай...». Вася: «А, нет, в III веке». Отец Стефан: «Иди!».


    Объявление за завтраком. Виктор Павлович Хавроничев:
    «Вниманию проживающих как в мужском, так и женском общежитии. Сегодня после обеда в общежитии будет произведена проверка санэпидемстанцией. В комнатах необходимо навести порядок. В мойке не должно быть замочено носков или нечто с ними совместимого... Приятного аппетита».


    Он же: «Завтра для 2-х, 3-х и 4-х классов с 10 до 14 часов в медпункте будет осмотр или ещё нечто...»


    На Истории Древних Восточных исповеданий.
    У Пушкина есть в одном из произведений фраза «Бежали робкие грузины». Когда это издавалось в Грузии, Пушкина решили несколько подправить и написали: «Бежали храбрые грузины». Потом они задумались, что здесь противоречие: если храбрые, то почему бежали? Окончательный, «канонический» текст стал такой: «Бежали робкие армяне».


    Прот. Николай Г., лекция на III курсе Академии:
    - Одна прихожанка из тех, про которых насмешливо говорят, что она «только под трактором не была», сама искренне пришла к Богу и раскаивалась за свои грехи. Она говорит:
    - Я грешила, а дочка пусть в монастырь пойдет, пусть за меня отмаливает.


    На лекции отца И. III курс:
    В 1Фес. ап.Павел пишет: "Я ни для кого из вас не был бременем, трудился собственными руками, никого из вас не обирал". Я объяснял студентам, что, в принципе, апостолы имели право жить за счет тех людей, которым они возвещали Евангелие, но Павел этим правом не пользовался. Потом я дал контрольную работу, и одному молодому человеку попалась эта тема, и он написал приблизительно так: "Как защищается апостол Павел: Павел не обирал и не грабил Фессалоникийскую Церковь, как это было вообще принято у апостолов".


    В Семинарии восстановился диакон, которые в свое время вместе с Ваней Л. по пьяни чуть не выкинули Виктора Палыча в окно. Ваня предлагал "отпустить его" держа ВП за ноги. Так вот когда этот диакон пришел пересдавать Историю РПЦ о. Георгий М. ему сказал: "Чтож вы его не отпустили тогда, я б вам сейчас сразу пятерку поставил..."


    Неделя всех святых. Чтец, дочитав апостол (он же читается и в Неделю Православия), не может толком сказать аллилуиарий: давится со смеха. Заходит в алтарь, показывает книгу окружающим. Реакция такая же. Это они впервые увидели замечательные слова, которые помещены после праздничного чтения: "Конец всем святым и православию".


    Владыка С.: «Как сказать одним словом, что такое Великий Пост?»
    Из класса: «Четыредесятница»
    Владыка: «Нет»
    Из класса: «Святая Четыредесятница»
    Владыка: «Нет».
    Из класса: (еще пару вариантов).
    Владыка: «Не знаете... Запишите: Великий Пост - это особое время в жизни христианина».


    Митрополит Владимир, заканчивая встречу с семинаристами, посвященную началу учебного года, говорит: "Я опасаюсь вашей ответной реакции, но желаю вам ни пуха ни пера". Митрополиту никто не ответил.


    Сотрудник Московской Патриархии приходит в банк оформлять кредит. Заполняя необходимые бланки, пишет : «Место работы» : Московская Патриархия, «адрес»: Чистый переулок, дом 5. Графа «Ф.И.О. руководителя организации» заставляет клиента серьезно задуматься над тем, что же вписать в клеточки под фамилией – «Патриарх», «Алексий» или «Второй». Подумав пару секунд выводит: «Ридигер Алексей Михайлович».


    Три голодных семинариста отдыхают в келье на кроватях. Один говорит: Ребята, а давайте свинью заведем... Представляете, сало, колбаска будет... Второй: Да ну ее, ведь грязь, вонь... Третий: Ничего, братья, она привыкнет...


    Урок Ветхого Завета в СПбДС. Воспитанник Б., плохо учил Священное Писание (ездил в Пюхтицы, Таллин, за Ольгой ухаживал). Преподаватель:
    - Голубчик, как согрешили Адам и Ева?
    - Адам познал Еву.


    О. Сергий Кузьмин на уроке Ветхого Завета опрашивает семинаристов. Кто не знает, того он оставляет стоять. Когда больше половины класса оказывается в стоячем положении, о. Сергий говорит: «Ну что отцы столпники-экзегеты?!»


    Среди семинаристов пошла мода повязывать поверх подрясников матерчатые пояски с надписями «Святой такой-то моли Бога о нас». На лекции о. Сергий замечает такого студента Василия Ш., поднимает его и говорит: «Василий, поясок-то этот бабий и носится под исподнее. А Вы его на подрясник нацепили. Вот станете Вы священником, поедете на приход и будут Вами все умилятся, пока кто-нибудь возьмет да и брякнет: А поясок-то бабий! Ну, прям как в сказке: А король-то голый!». Больше семинаристы поясков не носили.


    На уроке Ветхого Завета семинарист Вячеслав Д. рассказывает о. Сергию о семье Лота и доходит до того места, когда две дочери Лота подпаивают вином своего отца.
    - И что же было дальше?
    - А дальше начали они к отцу по очереди заходить.
    - Что ты Слава, что ты! Одна без очереди зашла!!!


    О. Сергий Кузьмин долго спрашивает на уроке молдаванина К., тот ничего не знает- молчит. Кузьмин - Ну ладно устали. Расскажите нам что нибудь из жизни. Ну хоть про рыбалку. На рыбалку то ездили? - Ездил. - Куда ? - В водохранилище. - А на что рыбу то ловили ? - На динамит. - Что, на динамит ?!!! В водохранилище то ?!!! - А что, за 0,7 всё можно. - Да ты и в семинарию-то голубчик подишто за 0,7 поступил.


    О. Сергий Кузьмин подводит итоговые оценки за год по Ветхому Завету. Так... Б., ну поставил я вам 3. Б. вскакивает с радостным криком. Кузьмин - да вы не радуйтесь, это как дураку пятак в шапку.


    О. Сергий Кузьмин на уроке спрашивает семинариста с Волыни П., тот отвечает глубоким вздохом и молчанием. Кузьмин - Витии многовещанны, аки рыбы безгласны.


    о. Сергий Кузьмин одному воспитаннику: - Голубчик, по вашему подряснику можно судить о годовом меню семинарии. Вам же на прошлой неделе пошили новые подрясники . Где он?». - Да я домой послал его. - Вот когда назад пришлют, тогда и на урок ко мне придёте.


    На экзамене по Ветхому Завету о. Сергию Кузьмину ассистирует И.Ц. Отец Сергий ненадолго вышел. Подошла очередь отвечать какому-то троечнику. Он, как всегда, двух слов связать не может. И в этот момент входит о. Сергий. Неожиданно И.Ц. говорит: "Вот это ты хорошо сказал. Иди. Четвёрка."


    Геннадий С. (Молдавия) отвечает на I-м курсе Академии на экзамене по Библейской Археологии отцу Сергию (Кузьмину). Вопрос о ветхозаветных патриархах.
    - Авраам бегал от Лавана по Месопотамии...
    - Кто?
    - Авраам...
    - Кто?
    - Простите, Иаков.
    - Что он, спортсмен, что ли? Вы Библию-то читали?.. Возмите детскую, с картинками, запомните лучше.


    Идёт урок Библейской Археологии. Тема - каббалистические знаки. Один студент спрашивает:
    - Отец Сергий, а можно поподробнее о пятиконечных звёздах. Они тоже из Каббалы?
    - А зачем это Вам?
    - Да просто интересно.
    - А если Вы завтра заинтересуетесь доильными аппаратами, я что, тоже буду объяснять?


    Как-то однажды Миронович Игорь Цезаревич не смог прийти на урок Библейской истории в регентском классе. Тогда его временно заменили о. Сергием (Кузьминым). Придя на урок и отметив отсутствующих, отец Сергий начал опрос.
    - Ну, голубушка, расскажите мне про обрезание...
    - ?!!
    - Ну не можете рассказать, тогда нарисуйте...


    На уроке Ветхого Завета о. Сергий (Кузьмин) спрашивает одного из студентов про Страшный Суд.
    - Ну что, придут адвокаты, будут судить мужика за мешок овса, что ли?..


    И.Ц. страдает изрядной полнотой. На уроке, закрыв глаза, он вещал: «Чрево - это же идол, оно - как бездонная бочка - бросаешь туда, бросаешь, а ему всё мало...» Открывает глаза, класс держится за животы от смеха. Преподаватель выдыхает: «Бесстыдники!».


    Игоря Цезаревича Мироновича часто называли Юлий Цезаревич.


    Александр М. отвечает в первом классе на уроке Библейской истории. Игорь Цезаревич просит рассказать о явлении Аврааму Святой Троицы в виде трех странников. Александр:
    - Ну, Авраам принял странников, приготовил им угощение...
    - А что он им приготовил-то?
    - Восточные сладости.


    Великая Суббота. Миронович Игорь Цезаревич читает паремию из пророка Иеремии о «сухих костях». По возвращении в алтарь диакон Андрей Чижов говорит Цезарю:
    - Кости сегодня были первый сорт!


    В тот день дежурным помощником был Лось (о. Николай П.). Лосём он был прозван, видимо, из-за своих необъятных размеров и некоторой неуклюжести движений и речи. Главной его особенностью была плохая память на лица и фамилии (хорошее качество для дежурного помощника).


    Один из воспитанников Семинарии задержался, как это нередко бывает, в городе до поздна и приехал на такси задолго после отбоя. Денег у него расплатиться не было, так что он оставил таксисту в залог свою кожаную куртку и побежал за деньгами. У порога родной школы его встретил Лось. Брат, ловко пронырнув у Лося под рукой, устремился в свою комнату за деньгами. Лось ринулся в погоню на лифте. Брат, пробегая мимо дежурного на 4-м этаже, крикнул: "Прикрой", - и скрылся в своей комнате. Лось вывалился из лифта и спросил дежурного по 4-му этажу, куда побежал опоздавший брат, на что дежурный указал в противоположную сторону. Идя по ложному следу, Лось снова услышал топот ног опоздавшего брата, стремглав несущегося по лестнице с деньгами для выкупа куртки. Лось снова садится в лифт, и погоня продолжается. Брат выбежал на улицу, отдал деньги таксисту, забрал куртку, поблагодарил таксиста и - назад в общежитие. Здесь его снова встречает Лось, и история повторяется с начала: брат пешком, Лось на лифте. Брат пролетел в свою комнату, прямо в одежде заскочил в свою постель и, тяжело дыша, накрылся с головой одеялом. Но на этот раз Лось узнал опоздавшего. Он спокойно зашёл в его комнату и, подойдя к его кровати, сказал: "Брат, я тебя узнал". На что опоздавший отдёрнул с лица одеяло и сказал: "А это был не я".


    Два иподиакона митрополита играли после отбоя в шахматы в профессорской. Дежурил Лось. Проходя мимо профессорской, он заинтересовался пробивающимся оттуда светом и зашёл "на огонёк". Увидев такую неподобающую картину, он спросил у братьев их фамилии. Один ответил: "Карпов", другой сказал: "Каспаров". На этом и разошлись. Насколько я знаю, Лось понял, что его разыграли, только на воспитательском совещании.


    Константин М. однажды задал вопрос на уроке о. Сергия Рассказовского. Отец Сергий начал распинаться, активно отвечая на вопрос, а Константин в это время крепко заснул. Отец Сергий это заметил и говорит:
    - Ну отец, я, конечно, тебя понимаю,.. но я же на твой вопрос отвечаю.


    Однажды у воспитанниц 1 класса РО не было урока. Мы стояли на третьем этаже семинарии громко разговаривали и смеялись, а в это время проходили занятия у о.Сергия Рассказовского. В ту пору он еще не имел сана и ходил по системе в костюме. Он возмущенный поведением девочек вышел из класса и стал делать довольно резкие замечания, на что одна девушка Люда К. сказала: ой какой умный не успел поступить еще даже подрясник не сшили, а туда же возмущается.


    О. Сергий Рассказовский перед уездом в Африку поймал одного студента спрашивает: «А какая у меня кличка среди студентов, я ведь знаю, что клички есть у всех преподов». А он мялся, мялся и говорит: «Акушер». О. Сергий, удивленно: «А почему?» «А вы все на опросе: Ну рожай, ну рожай!!!!»


    Преподаватель Сергий Рассказовский немного раньше пришел на урок - пинком открывается дверь и на пороге воспитанник Б. дико кричит и бьёт себя в грудь, как Кинг-Конг. Рассказовский удивлённо смотрит. Семинарист В. - «Да он у нас, Сергей Петрович с утра бананов не поел». Рассказовский - «Если он у вас еще и бананы ест по утрам, то его место в зоопарке».


    Экзамен у о. Сергия в 4-м классе. Ожидалось, что придет на экзамен ассистент, которым был ректор. По сему поводу с 9-00 до прихода ректора (около 11-00) в классе сидели два отличника Г. и С., пока остальные отвечали. Когда зашёл ректор, о. Сергий сказал:
    - Ну, Г., давай, отвечай.


    На уроке о. Сергия Рассказовского.
    "Ну что такое футбол... Двадцать дураков гоняют... воздух!.. в кожаной оболочке!!! И ещё 30 миллионов на это смотрят.


    Воспитанник 2-го класса Филиппов вел школьный дневник, где записывал домашние задания и т.п. Соклассники, кроме обычных богословских предметов, понаписали ему множество других и проставили напротив каждого оценки. Отвечал он как-то отцу Сергию Рассказовскому, и отвечал из-рук-вон плохо. Отец Сергий в своей манере прохаживался во время ответа по классу и, заметив дневник на столе Филиппова, завладел им и принялся листать. Дойдя до текущей недели, он прочитал вслух: «Труды - 5, Математика - 4, Физкультура - 5... хорошо учишься, Филиппов. А что такое «ДБ»?» Филиппов: «Это Догматическое богословие». Отец Сергий ставит двойку в дневник и говорит: «Два балла! Иди, маме покажешь».


    Одного студента САбДА в пьяном виде поймали менты и звонят в академию к инспектору (о. Г. Тельпису) и спрашивают:
    «А у вас такой-то учится??»
    На что получили ответ: «Уже нет!»


    Один студент в те благословенные времена, когда о. Георгий Тельпис был в зените славы и могущества на посту Инспектора, умел хорошо копировать голос последнего.
    Однажды, зайдя в туалет, этот студент почувствовал запах табачного дыма. Курили в "прачечной", где стирались студенты. Сделав строгий вид, чтобы лучше войти в роль, он громко сказал голосом о. Георгия:
    - Так сказать... Кто здесь курит?!!
    Зайдя в курилку, он увидел, как два студента схватили первый попавшийся таз и начали вместе якобы стирать находившееся в тазу. Самое интересное, что это был таз того студента-пародиста.


    Отец Георгий Тельпис пришел на свой урок Нового Завета, отметил отсутствующих и сказал:
    - Продолжим чудеса (имея ввиду продолжение материала о евангельских чудесах).


    Отец Георгий идет по пустому коридору, и вдруг навстречу попадается студент. Этот студент робко проходит мимо о. Георгия, прижимаясь к стенке. Отец Георгий набрасывается на него и кричит:
    - Я тоже человек!!!


    Рассказывают, что когда в Семинарию поступал Николай Тельпис, сын отца инспектора, а на ту пору инспектором был о. Георгий Тельпис, на вступительном собеседовании отец Георгий спросил Николая:
    - Молодой человек, а почему вы выбрали, так сказать, именно эту семинарию?
    - Папа, не задавай глупых вопросов.


    III курс, лекция по Новому Завету у о. Георгия Тельписа об избрании Матфия по книге Деяний:
    «Брались две дощечки, писались имена, полагались в сосуд, встряхивались, и кто первый вылетал - тот и избран».
    Его же изречения:
    «Продолжим чудеса».
    «Добьем апостола Павла».


    Зачет у отца Георгия Т.. Отец Георгий спрашивает:
    - «Он подошел к ней и ничего на ней не нашел» - о ком это сказано?
    - О дочери Иаира.


    К отцу Георгию Тельпису пришел первокласник с прошением об отпуске на Светлую Седмицу. Отец Георгий: «А не хочешь написать прошение об увольнении? Может быть, тебе тут всё надоело, достало?! Ты смотри, пропеллер тебе уже вставили, осталось нажать на кнопку - и вылетишь».


    Отец Георгий одному воспитаннику:
    - От вас пахнет, вы пили!
    - Я случайно, отец Георгий...
    - Что здесь случайного? Берешь бутылку, стакан, наливаешь, выпиваешь... Что здесь случайного?!


    Служил как-то о. Софроний с диак. Нарышкиным. После Пресуществления Даров должен был состояться диалог: д: Помяни мя, святый владыко, грешнаго. Свящ: Да помянет тя Господь Бог во Царствии Своем...
    А состоялся следующий: Отец диакон: «Помяни мя владыко во царствии твоем...» О. Софроний: «Ты што? Нет у меня никакого царствия!»


    Перекличка в классе. Софроний склонился над журналом и перечисляет братьев, доходит до Д.Н. и спрашивает: «Ничипорук, как твоя фамилия?»


    Урок Литургики. Ведет отец Софроний. Семинарист произносит ектенью и вместо «О БЛАГОСТОЯНИИ СВЯТЫХ БОЖИХ ЦЕРКВЕЙ» читает «О БЛАГОСОСТОЯНИИ» Отец Софроний:
    - Ну надо же, еще только во втором классе, а уже о благосостоянии печется!


    Отец Софроний плохо видит. Иеромонах Феодосий плохо слышит. Сидят они в алтаре перед службой. Вдруг заходит иеромонах Иннокентий (Павлов). Отец Софроний показывает на себя: «Слепой есть!», показывает на о.Феодосия: «Глухой есть!» и указывая на пришедшего о.Иннокентия: «Вот и расслабленный явился!».


    Идет чередное богослужение в академическом храме. Семинарист-первокласник читает первый раз. Доходит до места «ДЕВА РОДИЛА» (по славянски пишется сокращенно «ДВА РОДИЛА») и читает:
    - ДВА РОДИЛА:
    Отец Софроний: СКОЛЬКО РОДИЛА ?!
    - ДВА!
    - СКОЛЬКО-О-О ???!!!
    - ДВА!
    - ВО-О-О-Н !!!!!


    Идет очередное богослужение в академическом храме. Молодой диакон Иван П. не вовремя возглашает: Премудрость!
    Преподаватель богослужебной практики отец Софроний ему в тон : Предурость !


    Середина 80-х. Секретарем епархии был архимандрит Мануил (Павлов). Отец Софроний ведет урок. Входит семинарист Петр Сологуб.
    - Отец Эммануил сказал, что:
    - Кто ???!!!
    - Отец Эммануил !
    - Вернись и скажи ему: «С нами Бог !!!».


    В пономарке: «Вы что тут, одеколон пьете, корцы одеколоном пахнут? А в прошлый раз вино одеколоном пахло - вы что, вином одеколон разбавляете?

    На Херувимской: «Священство ваше, диаконство ваше да помянет Господь Бог во Царствии Своем, Кораблёвых да помянет Господь Бог во Царствии Своем...»

    «Ты что, неправославный, целуй звезду» (имеется ввиду звездица).

    «Ты что, комсомолец? Почему Евангелие не целуешь»?.

    «Раздайся, народ, Софроний идет».

    Диакон в очередной раз вышел на ектению на одну песнь канона раньше, чем положено, на что о. Софроний заметил:
    «Диаконам спидометр надо поставить, чтобы определять, когда выходить надо».

    Священник и диакон на череде пошли на вход, а Царские врата открыть забыли. Вышли на солею и думают, что делать дальше. Отец Софроний: «Ну что, перелезать будете?»

    Проверяя список, о. Софроний спросил уставщика Титова Олега: «А где Бронский»? (Бронский в тот день не пришел). Олег отвечает: «Не знаю, наверное в туалет пошел». О.Софроний: «Я тебя самого сейчас в туалете утоплю».

    Молдаванин Гена Спатарь попросил за себя другого прочитать Хвалитные Псалмы, потому что в Молдавии служат на молдавском, и по-славянски он читать не умеет, на что о. Софроний замечает: «Тогда ему надо будет и диплом молдавский выписывать».

    Диакон не успел выйти на малую ектению после 3-й песни канона, и начал её на ходу ещё из алтаря: «Паки и паки...», «Я тебе дам паки и паки!!!», - перебивает его о. Софроний.

    На вседневной службе в пятницу вечером первый час должен читать Соловьев Дионисий. Утреня закончилась, а он мочит... О. Софроний: «Ты что, субботы ждешь»?

    Урок Литургики ведёт отец Софроний (Смук). Один студент заснул. Отец Софроний, заметив это, неожиданно громко засмеялся, хотя ничего смешного не происходило. Студент проснулся от громкого смеха и тоже засмеялся, думая, что было сказано что-то смешное. После этого, естественно, засмеялись и другие студенты, но уже над проснувшимся.

    Воспитанники двигали мебель в комнате отца Софрония (Смука). Под кроватью обнаружились пустые бутылки из под пива. Отец Софроний одному из воспитанников: «Сдай бутылки - следы моих грехопадений».


    В отношении логики наш класс был экспериментальным. Трудами Рассказовского, уставшего бороться с нелогичностью ответов второклассников по догматике, её у нас было больше, чем когда-либо в послевоенные годы. В 2 раза больше, чем у последующего курса и в 4 - чем у предыдущего. поэтому заниматься приходилось после обеда. Иногда к нам заглядывали уборщицы, уверенные, что класс пуст в это время. Цитирую одно из размышлений о. Владимира по этому поводу:
    -Вот дура. Чего заглядывать. Знает же, что урок идёт.
    (немного подумав)
    -А с другой стороны как бы она узнала, если бы не заглянула


    Вот взять общеобразовательную школу - что толку-то от неё? Одна болтовня! Чему там научиться-то можно? Ну - читать, считать, так это и дома можно научиться. А остальное всё - болтовня. Даже..., даже вредно - зачем десять лет тратить на болтовню-то. Я, как только туда пошёл, это сразу понял!


    О. Владимир (М) подымает одного студента отвечать, на что тот ответил: «Я не готов!» О.В. «Я ставлю вам ноль» «Почему?» - удивленно спрашивает студент. «А 1 надо еще заработать» - ответил о. В.


    О. Владимир (М) как всегда пошутил очередной раз в классе на что все заржали, а он: «Ну че ржете…. э…Подумали что смешно и хватит ржать..»

    Семейная жизнь - это существование мужчины вопреки и на зло женщине.

    Про коммунистов:
    - Все они старые, страшные, подлые... Зюганов: «Церковь сейчас поругана...» В Страстбурге: «Я держусь христианских принципов». В 30-е годы его бы за это в затылок... А Дудко, священник, целуется с Зюгановым... Диссидент хренов.

    «Я думал, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс - один человек, а оказывается, это 4 разных человека. А Слава КПСС - вовсе не человек».

    «Что такое «мозговая атака»- Купить свиных мозгов и закидать-»

    Мужчина с годами дуреет... Причем, дуреет быстрее, чем полагает».

    «Стоит бабища,.. мордатая такая, и табличка висит с надисью: «Я голодаю»... Врет же, на роже всё написано».

    «Думай о 4-й рюмке, но серьёзно, как будто о халкидонском догмате думаешь».

    В мясном магазине у кассы: «Выбейте мне мозги».

    «Не осуди ближнего твоего», - так что ли?

    «Идут двое в штанах, друг друга пинают - галантность такая».

    Сидит преподаватель-зануда. Думаешь: «Хоть бы ты сдох». Эту мысль надо гнать, т.к. замучает. А надо: «Ну что? Плети, плети... Вот ошибка... и т.д.».

    Говорят, есть стали мало. Врут... Да, жрут, как кабаны.

    Скажешь: «Ты эмоциональный», ответит: «Да» (слово-то, ведь, иностранное). А скажешь: «Кабанье рыло» - обидится, а в сущности - одно и то же.

    Посмотришь в зеркало, думаешь: «Что за харя мерзопакостная... Так это же я!»

    Пока человек молчит, вроде и не дурак...

    Отчитывают... Водой святой, что ли, обливают? По-моему, надо пару оплеух в сенях ввалить, чтобы пришел в себя.

    Закройся в ванну и скажи: «Ну и скотина же я».

    Возьмешь Второзаконие - волосы дыбом - чушь собачья. Если только это аллегорически понимать.

    Объяснишь ему всё, а он скажет: «И я так думаю»... Дубина...


    «Вокруг бурсы...» Легенды духовных школ
    СМЕШНЫЕ ИСТОРИИ И БАЙКИ
    Поверьте, что, может быть, ни в какой другой русской среде, особенно в среде так называемых "особ", вы не встретите такого процента людей светлых и вполне доброжелательных, как среди епископов, которые, к сожалению, большинству известны только с сухой, официальной их стороны.
    Н.Лесков. Мелочи архиерейской жизни


    В декабре 1979 года мой духовный отец архиепископ Киприан сказал мне:
    — Поезжай в Ярославль, подай Митрополиту Иоанну прошение о рукоположении.
    Этому предшествовали долгие наши с Владыкой Киприаном разговоры, в которых я убеждал его, что мне пора принимать священный сан, ибо вовсе невозможно стало заниматься постыдной в те годы литературной работой. Он все это слушал с пониманием, но я был его иподиаконом, и расставаться со мною ему не хотелось. Он надеялся, что ему, в конце концов, удастся самому рукоположить меня и что я буду служить в его храме на Большой Ордынке. Однако же тогдашний московский уполномоченный Плеханов при одном только упоминании моего имени замахал на Владыку руками. И вот, наконец, я получаю его благословение ехать к Митрополиту Иоанну.
    На другой же день с самым ранним поездом я прибыл в Ярославль и без особенного труда отыскал епархиальное управление. (Надо сказать, там препротивный адрес — улица, как нарочно, была названа именем Емельяна Ярославского, который прославился своими кощунственными писаниями и был председателем "Союза воинствующих безбожников".) В управлении царила растерянность и уныние, ибо незадолго до этого Митрополит был отправлен в больницу. Тем не менее прошение мое приняли, и я в тот же день отбыл обратно в Москву.


    Году в восемьдесят пятом или восемьдесят шестом, когда я уже был в сущем сане, мы разговорились о Митрополите Иоанне с архиепископом Киприаном. Между прочим, он мне сказал:
    — Ты думаешь, я просто так тебя к нему направил? Это — самый интеллигентный архиерей нашей Церкви.
    Митрополит Иоанн был не только весьма "интеллигентный архиерей", но это был человек с совершенно нетипичной для этого сана биографией. Нечто подобное можно найти лишь в жизнеописании приснопамятного архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого).
    Владыка Иоанн (в миру Константин Николаевич Вендланд) был выходцем не только из интеллигентской, но отчасти и аристократической среды — семья его была в родстве с Лермонтовыми. Уже в советское время К.Н.Вендланд блестяще окончил Ленинградский Горный институт и стал ученым геологом, наука сделалась его основной профессией вплоть до 1944 года. Биография Владыки Иоанна опубликована в "Журнале Московской Патриархии" (1989, № 12), о нем подробно писали многие светские издания. Но вот о чем я не видел конкретного упоминания в печати, так это о том, что с тридцатых годов геолог К.Н.Вендланд был монахом и священником так называемой "катакомбной Церкви". Надо сказать, что, глядя в восьмидесятых годах на осторожного, законопослушного ярославского архиерея, этого никак нельзя было бы предположить.


    Я впервые увидел Владыку Иоанна в самом конце шестидесятых годов. Тогда он носил титул Митрополита Нью-Йоркского и Алеутского. Прибыв в очередной раз из-за океана, он остановился в гостинице "Россия" в Зарядье и пешком пришел помолиться в расположенный неподалеку храм на Большой Ордынке.
    Облик Митрополита произвел на меня сильное впечатление. С одной стороны — величественность, высокий рост, длинная борода, с другой — простота, доступность, улыбчивость. Да и самый факт, что он ходил по Москве пешком... Ах, кто бы мне тогда шепнул, что именно от него я получу благодать священства!..


    Владыка тогда только что вышел из больницы, и я был первым, кого он после этого рукоположил. Диаконская моя хиротония происходила в Вербное воскресение в крестовом храме во имя Святителя Иннокентия, Митрополита Московского. Затем всю Страстную я прослужил в кафедральном соборе. Настоятелем тогда был протоиерей Борис Старк — сама доброта, ум, аристократизм. В то памятное мне время атмосфера в соборе дышала благожелательностью и всеобщим дружелюбием.
    Надо сказать, что Митрополит все еще оправлялся после болезни, в собор он не приходил, а служил у себя в крестовой церкви. По причине его слабости было решено, что в Пасхальную ночь он совершит лишь заутреню, а литургию будет служить позднюю — утром в Светлый День.
    В Великую Субботу вечером, уже незадолго до начала полунощницы, Владыка Иоанн появился в Алтаре собора... Едва усевшись на свое кресло, он потребовал меня к себе.
    Я почтительно приблизился.
    — Отец Михаил, вы меня не подведете?
    — Нет, Владыка... постараюсь не подвести...
    — Хорошо... Тогда вашу священническую хиротонию мы совершим завтра же — на День Святой Пасхи...
    Вот так произошло нечто невероятное — на Пасху рукоположений не бывает, но Господь судил мне принять благодать священства именно в этот светоносный День... Я тогда воспринял это (да и теперь так воспринимаю) как знак очищения от многочисленных моих тяжких грехов — "Никто же да плачет прегрешений, прощение бо от гроба возсия!"
    Ах, незабываемый день! Незабываемое время!..


    Архиерей, которого я знал ближе других, кто был моим духовным отцом и кого я считаю своим учителем и благодетелем — покойный архиепископ Киприан (в миру Михаил Викентьевич Зернов), так же как и Митрополит Иоанн, был выходцем из интеллигентской среды. (Если Митрополит Иоанн состоял с Лермонтовым в родстве, то будущего Владыку Киприана мать нарекла Михаилом в честь великого поэта.) Родился он в 1911 году в Москве. Прадед его был состоятельный купец, но так как он был весьма многочаден, то дед Владыки, получивший свою долю наследства, был вовсе не богат.
    Владыка вспоминал, что в их доме были иконы и перед ними лампадки, но он не помнил, чтобы когда-нибудь эти лампадки теплились. А когда клирики приходского храма являлись в их квартиру в Подсосенском переулке, чтобы "славить Христа", все обитатели прятались.
    — Их встречали только бабушка и я, — вспоминал Владыка.


    Религиозность в нем проявилась рано. И не просто религиозность, с 11 лет он стал прислуживать в церкви, в той самой, где был крещен — "Введения в Барашах" у Покровских ворот. Там он исполнял самые разные послушания — был алтарником, чтецом, ризничим... Он, бывало, говорил:
    — Нам не только ничего тогда не платили в храме, но мы сами из дома еду носили, чтобы кормить священников.


    Иногда он рассказывал, как начинал читать по-славянски. Учителем его был псаломщик Димитрий Иванович. Этого человека я хорошо помню, в мое время — в конце шестидесятых годов — он трудился на Ордынке, был регентом левого хора. Несколько неврастеничный, в очках с толстыми стеклами, он мне очень напоминал Д.Д.Шостаковича, только изрядно опростившегося. Владыка говорил:
    — Я стою на клиросе, читаю... Стоит сделать неправильное ударение, Димитрий Иванович изо всех сил толкает в бок.
    А читать ему приходилось очень много, прислужников в храме тогда почти не было. Один раз он до того "зачитался", что возгласил нечто вовсе невероятное:
    — Глас девятый!
    (В обиходе Православной Церкви только восемь гласов.)


    А время было жуткое — самый разгар гонений на верующих, да и церковные нестроения. Владыка говорил:
    — Мне не страшно было веру потерять. Я через все прошел. Я в детстве видел, как батюшки в Алтаре дрались...


    В дальнейшем на многие годы жизнь его была связана с театром. (Это, кстати сказать, было одно из наших с ним существенных разногласий — он навсегда сохранил слабость к зрелищам и лицедеям, а я, грешник, терпеть не могу всего этого.) Впрочем, то, что сцена стала его профессией, не только его вина. На поступление в театральную студию его благословил священник.
    — Он мне так сказал, — вспоминал Владыка: — "Ты мальчик нравственный, тебе это не опасно. А они тебе там голос поставят".
    Насколько мне известно, в театре он не столько играл, сколько занимался административной деятельностью — был заведующим труппой и, как свидетельствовали очевидцы, с труднейшей этой должностью он справлялся блестяще.
    С Церковью же, однако, он никогда не порывал, все знали, что он верующий. На праздники он старался освободиться от спектаклей и репетиций и ходил в храм. Летом 1944 года после успешной сдачи экзамена, который принимал сам легендарный протопресвитер Николай Колчицкий, будущий наш Владыка принял священный сан.


    Первый приход, на котором он служил после рукоположения, была Троицкая церковь в селе Наташине (Люберцы) под Москвою. Любопытно, что самые последние годы он жил неподалеку, в доме на самой окраине новой Москвы, на Косинской улице. Когда-то в этих местах сплошь были деревни, и он все их исходил пешком — треб тогда было много, а церквей маловато. Время было военное, голодное, но почти в каждом доме для батюшки угощение — водка, картошка, соленые огурцы и капуста... Когда я принял сан, он делился со мною своим опытом.
    — Если придешь на требу в какой-нибудь дом и тебя будут угощать — не отказывайся, не обижай людей... Только запомни одно правило. Если за столом тебе вдруг захочется выпить еще и еще немного посидеть, немедленно вставай и уходи.


    С сорок пятого по сорок восьмой год о. Михаил Зернов был настоятелем Покровского храма у станции Тарасовская Северной дороги. А затем ему довелось заново открывать Скорбященскую церковь на Большой Ордынке. Этот храм стал его любимым детищем (если так можно выразиться по отношению к церкви). Он был там настоятелем почти сорок лет. За эти годы сменились поколения прихожан, но одно оставалось неизменным — любовь пасомых к своему пастырю, а потому еже и к архипастырю...
    Владыка с улыбкой передавал мне слова протоиерея Всеволода Шпиллера, который был настоятелем соседнего храма — "Николы в Кузнецах".
    — Он мне сам говорил. Одна простая женщина подошла к нему и сказала: "Вот, батюшка, вы такой культурный, такой ласковый, а вас не любят... А вот на Ордынке отец Михаил, он кричит на нас, как председатель колхоза, а его — любят..."


    Епископом Владыка стал довольно поздно. Тут было, я полагаю, много причин. Одна из них та, что он ни за что не хотел расставаться со своей родной Москвой и, главное, со своим храмом на Ордынке. (Впоследствии он решительно отказался от кафедры вне Москвы и ушел на покой, оставаясь почетным настоятелем Скорбященской церкви.) Иногда он говорил, шутя:
    — Я в пятьдесят лет в архиереи пошел, чтобы мальчишкам руки не целовать...
    Тогдашних молодых архиереев, которых во множестве рукополагал митрополит Никодим (Ротов), он всегда называл "мальчишками".


    Близость, которая возникла у меня с Владыкой Киприаном, была отчасти предопределена. Я вырос на Большой Ордынке в доме № 17, там и сейчас живут моя мать и брат. А Скорбященский храм стоит почти напротив нашего дома, его номер — 20.
    Мне шел одиннадцатый год, когда церковь открылась заново, и я иногда заходил туда. Не сказать, чтобы очень часто, но непременно всякий год на Пасху. Впрочем, кто именно там служит, я никогда не интересовался, хотя кое-что об отце Михаиле Зернове слышал — в прежние годы его знали многие приятели моего отца — литераторы и актеры.
    В 1964 году я принял Святое Крещение, но в церковную ограду вошел не сразу — не было у меня наставника, никто мною тогда не руководил. Однако же тяга к Церкви у меня была, и вот в 1967 году 5 января вечером, под Рождественский сочельник, я пришел в Скорбященский храм и попал на общую исповедь, которую проводил Владыка. Он делал это трижды в год — под Сочельник, на первой неделе Великого Поста и на Страстной, под Великий Четверг. Говорил он вообще превосходно, а в такие дни — в особенности. Это были не столько "общие исповеди", сколько проповеди с призывами к покаянию... В тот самый Сочельник я первый раз в жизни сознательно приобщился Святых Христовых Тайн.
    А накануне Пасхи того же года меня представили Владыке Киприану, и он благословил мне молиться в Алтаре. Прошло еще некоторое время, и я стал его иподиаконом.
    Примечательно, что я сейчас в какой-то мере исполняю пожелание самого владыки. В самом начале нашего знакомства, в 1968 году, показал ему свои воспоминания об Анне Ахматовой. После этого он, полушутя, спросил:
    — А обо мне ты напишешь воспоминания?
    Я деликатно промолчал. Я тогда еще слишком мало знал его.
    А Владыка продолжал в том же тоне:
    — Ну, раз ты об Ахматовой написал, то обо мне должен... Я, как-никак, архиерей... А она — кто?.. Баба!


    Владыка говорил:
    — Среди нашего брата, священнослужителей, есть профессионалы и дилетанты.
    Сам он был профессионалом высочайшего класса. У него была способность все видеть и все замечать — всякую мелочь в облачениях, погасшую лампадку, сдвинутый с места аналой...


    Я навсегда запомнил незначительный эпизод, свидетелем которого стал в самые первые дни после того, как мне благословлено было молиться в Алтаре. В самом начале всенощной протодиакону нужно было отдать кадило и выходить на амвон. А прислужники, как назло, все разбежались... И вдруг я вижу, что Архиепископ, как простой пономарь, принимает кадило. В этот момент он и не думал о своем высоком сане, ему важно было, чтобы в богослужении не произошло никакой заминки. Он вообще был великим ценителем красоты и стройности богослужений и частенько нам говаривал:
    — Вы настоящей службы и не видели. Я — еще видел.


    Или такой случай. В Москве свирепствовала эпидемия гриппа. В Скорбященском храме заболели все священники кроме одного. В результате в воскресный день некому было служить панихиду после ранней литургии. Я поднялся к Владыке в его комнату на колокольне, он, как обычно в это время, лежал на своем диване... Узнав, что батюшки заболели, он сейчас же поднялся, облачился и пошел служить панихиду. Сам читал записки, говорил ектеньи, возглашал "Вечную память"...


    В родительские субботы — дни особого поминовения усопших — через Алтарь Скорбященского храма проходят кипы поминальных записок, батюшкам приходится "вынимать" многие тысячи просфор. В такие дни Владыка Киприан служил позднюю литургию в приделе, но еще во время ранней приходил в главный Алтарь, чтобы помочь вынимать просфоры.
    Помнится, все — и клирики, и прислужники — на солее читают поминания, в Алтаре только он и я. На этих службах вынутые просфоры складываются в эмалированные ведра, вот я и говорю Владыке:
    — Я вам сейчас дам ведро.
    — Ведро? — переспрашивает он. — Ведро дают корове. А я — архиерей... Ты бы сказал: я вам дам сосуд.


    Тут я хочу продолжить "животноводческую" тему.
    Поскольку Владыка Киприан был архиереем заштатным, то у него бывали проблемы с прислужниками. По большей части этим занимались немолодые прихожане, как правило, профессионализмом не отличавшиеся. Помнится, облачают они его в Алтаре, возятся, то и дело ошибаются... Владыка терпеливо ждет, пока они управятся, и вдруг произносит:
    — В такие вот минуты я чувствую себя, как мерин, которого запрягают мальчишки...
    Он часто говорил о себе:
    — Архиерей я так, по недоразумению... А истинное мое призвание — пономарь, ризничий...
    Действительно, облачения он умел ценить и знал в них толк. В храме на Ордынке — уникальная ризница, множество старинных облачений, таких, что и в музеях нет. А когда он пришел туда настоятелем, там вообще ничего не было — храм открывался заново.


    Наверное, никто из архиереев не служил так часто и много, как он в своем Скорбященском храме. Когда в 1964 году его отправили экзархом в Берлин, Владыка предусмотрительно взял у Патриарха Алексия указ о том, что он назначается пожизненным почетным настоятелем своего храма.
    Иногда он говорил:
    — Меня отсюда можно убрать только по церковному суду.
    Последние двадцать лет жизни богослужение было единственным его делом, имея все преимущества архиерейского сана, он не нес никаких связанных с этим тяжелых обязанностей.
    В одном из своих писем к Владыке Киприану Митрополит Ярославский Иоанн писал:
    "Я не устаю восхищаться Вами и завидовать тому образу жизни, который Вы себе избрали".
    (Самому Митрополиту это не вполне удалось. Когда он оказался на покое, то продолжал служить в кафедральном соборе, так сказать, в очередь с новым правящим архиереем.)

    Владыка Киприан всегда учил нас правильному, православному отношению к духовенству. Мы должны почитать в клириках благодать сана и именно ей, благодати, воздавать подобающую честь. Совсем маленьким мальчиком он присутствовал при ссоре между священником и старостой церкви. (Кажется, это было в Семипалатинске.) Этот эпизод он часто вспоминал:
    — Батюшка кричит на старосту: "Как тебе не стыдно?", а тот отвечает: "Нет, это как вам не совестно..." Он не может, не смеет сказать священнику "стыдно"...


    Когда Владыка Киприан начал приближать меня к себе, он был уже на покое. Тогда, да и во все последующие годы, он редко говорил о том времени, когда занимал высокую должность — был управляющим делами Патриархии.
    И все же кое-какие сведения на сей счет у меня сохранились. Прежде всего — статистика. Наш Владыка принял управление делами у Митрополита Пимена (будущего Патриарха) и ему же передал вновь. Когда архиепископ Киприан принимал дела, в Москве было около пятидесяти клириков без места, а когда сдавал — два или три.
    Один московский протоиерей пересказывал мне отзыв Патриарха Алексия I о деловых качествах архиепископа Киприана. Среди обязанностей управляющего делами есть и такая. Если на имя Святейшего приходит бумага, ее должно изучить и написать краткое резюме. Так вот после вступления Владыки Киприана в должность Святейший поделился с кем-то:
    — Как кратко и вразумительно Владыка Киприан пишет резюме. А то преосвященный Пимен, бывало, напишет мне резюме — длиннее самой бумаги.


    Другой священник рассказывал мне, что в приемной у Владыки почти никогда не было очереди, ибо он поступал как старые русские сановники — выходил из кабинета и спрашивал каждого посетителя, по какому он делу. (Притом, конечно, частенько оказывалось, что люди пришли не по тому адресу.) А мелкие дела он решал тут же, в приемной.


    Я часто слышал, что, будучи еще сотрудником Патриархии (в протоиерейском сане) и позднее, уже в качестве управляющего делами, Владыка Киприан помогал многим людям. Так, мне стало известно, что один из облагодетельствованных им в свое время — саратовский протоиерей отец Георгий Лысенко. Недавно я обратился к этому батюшке с письмом и попросил его поделиться своими воспоминаниями об архиепископе Киприане.
    Вот что он написал мне в ответ:
    "Бывают в жизни обстоятельства, когда кажется, что круг вокруг тебя замкнулся, и уже из него не выйти. Вот в такой период моей жизни мне и пришлось испытать неоценимую помощь от отца протоиерея Михаила Зернова.
    Местными властями моя деятельность по строительству храма в городе Энгельсе была признана незаконной. Кроме того, мне предписывалось уничтожить все, что было сделано (не успели соорудить только крышу), а заодно я был лишен места служения. Вот в это самое время одна надежда теплилась — на Москву. Но не все так просто!
    По прибытии в Москву я попытался попасть на прием к управляющему делами Московской Патриархии. Но здесь меня ожидали препятствия и глубокие разочарования.
    Личный секретарь управляющего делами прямо, без стеснения совести, потребовал от меня денег, на что я ответил, что у меня их нет. Тогда он сказал: "Так зачем же вы сюда приехали и на кого вы надеетесь?!"
    Я тут же ему отпарировал словами прокимна: "Помощь моя от Господа, сотворшего небо и землю". (Разговор наш состоялся в коридоре управления.) Он посмотрел на меня с презрением и недоумением и, передернув плечами, ушел. Некоторое время я находился в состоянии шока... И тут произошло для меня чудо. Дверь, на которую я нисколько не обращал внимания, немного приоткрылась, и я увидел, как мне рукою подают знак, чтобы я вошел. Ко мне были обращены также и негромкие слова приглашения. Я вошел в комнату и увидел двух священников. Тот, который меня позвал, был отец Михаил Зернов. Он обратился ко мне со словами: "Кто вы, откуда и зачем здесь?" Я начал рассказывать, он выслушал внимательно и говорит: "А прошение на имя Святейшего у вас есть?" Я тут же подал ему прошение, он прочитал и говорит: "Поживите несколько дней в Москве, а я прошение Ваше постараюсь передать лично Святейшему (Алексию), он сейчас находится на отдыхе в Одессе".
    Дальше не буду описывать, но дело пошло быстро, как клубок распутывается. Закончилось тем, что построенное осталось стоять, а мне было разрешено приступить к церковной службе.
    После всего этого я безгранично благодарен был своему благодетелю. Много позже я встретился с Владыкой Киприаном в Загорске, у Преподобного Сергия. Наша встреча была радостной. Меня удивило, что прошло много лет, а он меня узнал, благословил, спросив: "А ты за меня молишься?" "Молюсь, Владыка", — отвечал я.
    Царство ему Небесное! В память вечную будет праведник!"


    Владыка Киприан был управляющим делами Патриархии в самый разгар гонений на Церковь, которые начал Хрущев.
    Помнится, в каком-то разговоре я назвал эту фамилию
    Владыка сказал:
    — А ты знаешь, что это человек — виновник многих наших бед?
    Я верю, да и доказательства тому у меня есть, что архиепископ Киприан, как мог, защищал Церковь и пытался отстаивать от закрытия каждый храм.
    Помнится, он никак не мог простить Патриарху Пимену, что тот, будучи управляющим делами, позволил властям закрыть и снести Преображенский собор. Он говорил:
    — Я бы такого никогда не допустил. Ну, быть может, сносу я бы и не смог воспрепятствовать, но я бы добился в таком случае, чтобы взамен Моссовет отдал бы нам другое церковное здание...


    Вспоминая те печальные времена, он говорил:
    — Многие архиереи на Страшном Суде дадут ответ за закрытие храмов. Они тогда боялись за свои дома и автомобили. Я, помню, говорил одному епископу: "Сняли с регистрации у вас священника, так почему же вы немедленно не назначили на его место другого и дали закрыть храм?.. Вы-то чего испугались? Ну, даже если вас самого снимут с регистрации, мы ведь вам дадим другую епархию..."


    Костромским архиереем в те годы был Преосвященный Н. Он приехал в Москву к Владыке Киприану и попросил совета. В Костроме тогда было три церкви. Уполномоченный требовал, чтобы одна из них была закрыта... Архиепископ Киприан посоветовал:
    — Ты ему скажи, что дашь закрыть ту, где у тебя теперь собор. А собор ты переведешь в другой храм. Но перед тем, конечно, надо будет сделать ремонт... А ремонт затяни... А там, глядишь, у них кампания по закрытию храмов кончится, и все пойдет по-старому...
    Так оно и вышло. И по сей день в Костроме служат те три храма.


    Теперь почти никто не помнит и не знает, что архиепископ Киприан был инициатором важной реформы в жизни Церкви. Я имею в виду переход священнослужителей на ежемесячную зарплату. (До этого им отдавалась "кружка" — определенная часть приходского дохода.) Однако же с введением в хрущевские времена грабительского налога повсюду возникали конфликты между клириками и финансовыми органами, которые принялись драть с нас безбожно.
    И вот тогдашний председатель совета по делам религий В.А.Куроедов заговорил на эту тему с архиепископом Киприаном, который управлял делами Патриархии.
    — Что же нам делать? — спросил Куроедов. — Всюду скандалы, судебные разбирательства, к нам идут бесконечные жалобы...
    — Выход только один, — отвечал Владыка Киприан, — надо установить для всех священнослужителей твердую зарплату. И уже с нее начислять налоги.
    — Хорошо, — сказал Куроедов, немного подумав, — мы можем на это пойти... Но только тогда уже так: у каждого зарплата, и не брать ни копейки больше...
    Владыка Киприан улыбнулся и спросил:
    — Владимир Алексеевич, вы знаете, кто такой был Патриарх Тихон?
    — Знаю, — отвечал тот. — Слышал.
    — Так вот Патриарх Тихон говорил о себе так: "Я знаю, меня московское духовенство очень любит. Я думаю, многие из них готовы за меня пострадать. Но я так же твердо знаю, что, если попробую вмешаться в их доходы, они завтра же меня скинут... "Имеяй уши слышати, да слышит".


    Владыка Киприан говорил:
    — Случалось так, что мы с Куроедовым повышали голос до крика. Но это случалось только в его кабинете и за закрытыми дверями. Когда я выходил оттуда, никто об этом догадаться не мог...


    Об уходе своем с высокой должности Владыка мне говорил:
    — В это никто не верит, но если бы я сам не ушел, меня бы с этого места не стронули. А ушел я из-за Данилы, работать с ним было невозможно, он все портил, во все вмешивался...
    "Данила" — Д.А.Остапов был всесильным секретарем Патриарха Алексия. Предки его, как мне помнится, были чуть ли не крепостными у дворян Симанских, и предан он был Святейшему не за страх, а за совесть. В свое время последовал с ним в ссылку. Следил он за стареньким Патриархом, как нянька за младенцем, именно его попечительность главная причина того, что Святейший дожил до 93 лет.


    Провожали Владыку Киприана с почетом. Ему предлагалась любая кафедра кроме трех — Киевской, Ленинградской и Крутицкой. А в Молдавию он мог бы поехать в белом клобуке, т.е. получить сан митрополита. В конце концов, он согласился поехать экзархом в Берлин, но при этом получил бумагу о том, что назначается пожизненным почетным настоятелем своего Скорбященского храма. Несколько раз рассказывал мне Владыка, как он, уходя с должности, прощался с Патриархом Алексием:
    — У него даже слезы на глазах навернулись. Он мне говорит: "Вы нас не забывайте... Приходите к нам..." Но в это время в кабинет вошел Данила, и мне показалось, что слезы у него моментально высохли...


    Конфликт между Владыкой Киприаном и Д.А.Остаповым, в конце концов, разрешился, но уже после кончины Святейшего. День смерти патриарха я запомнил очень хорошо. Владыка Киприан совершал в своем храме на Ордынке литургию, это была Лазарева суббота, 17 апреля 1970 года. Протодиакон Константин Егоров читал на амвоне поминальные записки. Вдруг к южным дверям Алтаря поспешно подошла Е.В.Прозорова — тогдашняя староста — и взволнованным голосом попросила, чтобы к ней вышел Владыка. Он выслушал несколько слов, сказанных ею, слегка переменился в лице, тут же потребовал бумагу и ручку, быстро что-то написал и приказал подать записку отцу Константину на амвон. Вслед за этим все мы услышали:
    — Еще молимся о упокоении души усопшего раба Божия новопреставленного Святейшего Патриарха Алексия и о еже проститеся ему всякому прегрешению, вольному же и невольному...
    После слов "Патриарха Алексия" все молящиеся в храме "единеми усты" издали общий вздох или даже стон... Это общее "а-ах!" я так явственно помню уже двадцать лет и, наверное, до смерти своей не забуду.


    О том, что произошло дальше, я узнал много спустя. У Владыки Киприана ко дню смерти Святейшего было уже заготовлено поздравление с праздником Святой Пасхи, которое он должен был через несколько дней отправить Патриарху. На этом самом поздравлении он приписал такие слова:
    "Дорогой Даниил Андреевич! Примите мои соболезнования по случаю кончины Святейшего Патриарха. Воскресый из мертвых Господь да утешит Вас в Вашей невосполнимой утрате. То, что было между нами плохого, я забыл, помню только хорошее.
    Господь да благословит Вас архиепископ Киприан".
    Затем поздравление было отправлено в Патриархию
    Через несколько месяцев, как мне помнится, на второй день Рождества Христова Архиепискпо Киприан прибыл в Елоховский собор, чтобы по традиции поздравить с праздником местоблюстителя патриаршего престола Митрополита Пимена. Надо сказать, в течение нескольких предыдущих лет Д.А.Остапов при встрече весьма сухо приветствовал Владыку Киприана. А тут, в Алтаре патриаршего собора, в присутствии многочисленных иерархов и духовенства, он поспешно подошел к архиепископу, весьма почтительно попросил благословения и внятно, так, чтобы слышали все, произнес:
    — Владыка, друзья познаются в беде.


    Отношения архиепископа Киприана с Патриархом (ранее Митрополитом) Пименом тоже складывались непросто. Сначала у них были взаимные неудовольствия, и не могли не быть, ибо они последовательно занимали одну и ту же должность. Однако же после восшествия на Патриарший Престол Владыка Пимен стал лучше относиться к нашему архиепископу. Оба они были традиционалисты, приверженцы старых московских обычаев. Почти всякий год на день явления иконы Божией Матери "Всех Скорбящих Радость" Патриарх приезжал служить на Ордынку. Тут он всегда хвалил приходские порядки, а один раз даже произнес на амвоне по адресу Владыки Киприана целое похвальное слово.
    Одна из последних встреч была у нашего Владыки со Святейшим на какой-то конференции. В перерыве пили кофий, там же присутствовал председатель совета по делам религий Харчев. Патриарх сказал ему:
    — Преосвященный Киприан — моя опора. У меня все архиереи вот так... (Он сделал рукою волнообразное движение.) Он один — вот так! (И тут он изобразил рукою прямую линию.)


    Как-то такое на всенощной в Скорбященском храме патриарх сидел в Алтаре, а архиепископ проповедовал. Святейший повернул голову к одному из своих приближенных и заметил:
    — Он говорит как власть имущий.
    Но при этом патриарх никогда, ни разу не предложил Владыке Киприану занять какую-нибудь должность, вернуться к активной деятельности.


    Пожалуй, главным недостатком нашего Владыки была вспыльчивость, гневливость. Если он замечал какой-нибудь непорядок, мог накричать на виновного, изругать... Но и остывал он так же быстро, как вскипал, после этого он обыкновенно норовил как-нибудь поощрить или утешить того из нас, кому только что досталось. Это качество свое он прекрасно сознавал и даже уподоблял самого себя персонажу К.Станюковича — "Беспокойному адмиралу". Однако же люди мнительные и обидчивые с Владыкой не могли служить. А его близкие, "свои", никогда на него не обижались — мы все знали, что во время приступов гнева в нем говорит не гордыня, не злость, не желание нас унизить, а любовь к порядку, "ревность о Божием доме", желание, чтоы каждый из нас был достоин своего предназначения и сана.
    Как-то в общем разговоре зашла речь о действительно строгом архиерее, которого подчиненные не на шутку страшились. Владыка полушутя сказал:
    — А меня никто из вас не боится.
    На это я ему сказал:
    — Владыка, мы действительно вас не боимся. Но мы боимся вас огорчить, расстроить, вывести из себя.
    Этот ответ он оценил.


    Он часто говорил:
    — Эгоисты бывают двух родов. Индивидуальные и семейные. Я — типичный семейный эгоист.
    И это в большой степени соответствовало действительности. Его окружали только те люди, которых он сам к себе приблизил, и он трогательно заботился обо всех нас, помогал, защищал...


    Весьма показательна в этом отношении история протоиерея отца Иоанна Михайловича Сергеева. В свое время он был привезен в Москву Митрополитом Уральским Тихоном (Оболенским) и был его иподиаконом. На фронт его призвали уже в диаконском сане... И вот году в 1946-м отец Михаил Зернов, настоятель Покровского храма в Тарасовке, пришел в Патриархию, чтобы просить себе диакона. Протопресвитер Николай Колчицкий сказал ему:
    — Тут в приемной дожидается диакон Сергеев. Он, кажется, и живет где-то недалеко от Тарасовки.
    Будущий Владыка вышел в приемную и громко спросил:
    — Кто тут Сергеев?
    — Я! — вскричал отец Иоанн и по-военному вскочил с места — он только что демобилизовался.
    С этой минуты вся его жизнь шла под покровительством Владыки Киприана. Он служил диаконом в Тарасовке, потом перешел вместе со своим настоятелем на Ордынку. Там отец Иоанн был возведен во пресвитеры, а под конец жизни тяжко заболел. Семь лет он лежал парализованый, но все это время получал свою полную зарплату — столько, сколько платили всем священникам Скорбященского храма.

    Обладая острым умом и богатым жизненным опытом, Владыка Киприан великолепно разбирался в людях. Однако же, по доброте своей, мог быть в каком-то случае излишне доверчивым. О себе говорил:
    — Может случиться такое: я скажу о каком-то человеке, что он хороший, а он окажется плохим... Но уж ни в коем случае не может быть наоборот: если сказал, что человек плохой, а он окажется хорошим.


    Весьма привлекательно было в нем, что он не заискивал перед сильными мира сего. Конфликтовал с секретарем патриарха, повышал голос на "министра исповеданий"... Уже после смерти архиепископа протоиерей Д.С. рассказывал мне об их совместной поездке в Японию.
    — Владыка меня там поразил. Мы были на приеме у советского посла, и тот, между прочим, сказал нам: "Я лично от Церкви далек, религия меня совершенно не интересует". А Владыка Киприан ему на это говорит: "Это вполне понятно. Религиозными бывают люди или совсем простые, или высокообразованные". Как он не побоялся так сказать послу?


    У Владыки было весьма спокойное, равнодушное отношение к деньгам. Он вовсе не был сребролюбцем, хотя в свое время имел почти неограниченные возможности обогащения. Пожалуй, он, подобно Пушкину, ценил приносимую деньгами "пристойную независимость". Самым существенным его достоянием были дорогие облачения, митры, панагии и кресты, т.е. только то, что необходимо для богослужения. (После смерти душеприказчик отец Борис Гузняков все это безвозмездно раздал многочисленным иерархам и клирикам.)
    Весьма характерная история произошла у нас с ним, когда я единственный раз в жизни попросил у него взаймы. Он дал мне требуемые пятьсот рублей, а когда я стал возвращать долг, взять деньги обратно категорически отказался. Объяснял он это таким образом:
    — Вообще-то я не люблю давать взаймы. Но уже если дал, то я уже с этими деньгами расстался и больше уже их своими не считаю, в расчет их не принимаю.
    Мне известны и другие подобные случаи.


    Михаил Ардов. "МЕЛОЧИ АРХИ... ПРОТО... И ПРОСТО ИЕРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ
    Молись и радуйся. Бог всё устроит. Преподобный Паисий Святогорец


    Все в жизни – милость, и все в жизни может быть радостью, если радостным сердцем равно воспринимать то, что дается, и то, что отнимается. Митрополит Антоний Сурожский


    Всегда радуйтесь! От внутренней натуги ничего доброго не сделаешь, а от радости – что угодно можно совершить. Преподобный Серафим Саровский


    Авва Дорофей, великий подвижник (вы читали его «Тридцать слов о подвижничестве»? – Прекрасная книга), православный христианин, аскет, говорил, что в свое время даже решил посоветоваться с духовником, так как не мог понять, откуда в его душе такая огромная радость. Он пришел и сказал духовнику то же, что и вы мне говорите:
    – Отче, в Писании сказано, что в рай человек попадает через трудности и испытания. А мне так радостно! Хорошо ли это?
    Авву Дорофея беспокоила его радость. А его духовник сказал ему:
    – Эта скорбь, чадо, – для тех, кто горд, славолюбив и самолюбив. Смиренный же человек чувствует рай в своей душе. Ему немного трудно в самом начале пути. А когда он уже идет по нему – то прекрасно себя чувствует!
    http://www.pravmir.ru/arhimandrit-andrey-konanos-u-kazhdogo-greha-est-srok-godnosti/


    Среди отцов-пустынников, как и повсюду, были братья, беспокоившиеся из-за своего здоровья. Один из них, по имени Диоскорид, имел обыкновение посещать каждую неделю авву Илию, который, будучи человеком терпеливым и склонным к сочувствию, каждый раз осведомлялся о его здоровье. Диоскорид неизменно жаловался:
    - Мой желудок словно изъеден тысячью червей...
    Или:
    - У меня как будто облако в мозгу...
    Или же:
    - Кости мои стали хрупкими, как тростинки.
    Авва Илия утешал его, призывая уповать на Господа.
    В один прекрасный день Диоскорид исчез на целый месяц.
    Авва Илия стал не на шутку беспокоиться. Когда наконец Диоскорид появился, авва Илия бросился к нему с расспросами:
    - Брат, я так беспокоился о тебе! С тобой что-нибудь случилось?
    - Ничего серьезного, - отвечал тот, - я болел.


    Человек шептал:
    — Господи, поговори со мной.
    И луговые травы пели. Но человек не слышал. И вскричал тогда человек:
    — Господи, поговори со мной!
    И гром с молнией прокатились по небу. Но человек не слышал. Человек оглянулся кругом и сказал:
    — Господи, позволь мне увидеть тебя.
    И звёзды ярко засияли. Но человек этого не видел. Он вскричал снова:
    — Бог, покажи мне видение!
    И новая жизнь была рождена весной. Но человек и этого не заметил.
    Он плакал в отчаянии:
    — Дотронься до меня, Господи, и дай мне знать, что ты здесь.
    И после этого Господь спустился и дотронулся до человека. Но, человек смахнул с плеча бабочку и ушел прочь.


    Литургия. Дьякон читает записки о здравии. Попадается одна записка на раз 10 поминается Тит. В род. падеже
    - Тита
    - Тита
    - Тита...
    после последнего имени импровизация дьякона6
    - Тита, та та та та та трам-пам.
    Лучше бы он этого не говорил. Дальше хор уже не мог петь.


    Притча об унынии
    Много лет назад Дьявол решил похвастаться и выставил на всеобщее обозрение все инструменты своего ремесла. Он аккуратно сложил их в стеклянной витрине и прикрепил к ним ярлыки, чтобы все знали, что это такое, и какова стоимость каждого из них.
    Что это была за коллекция! Здесь были и блестящий Кинжал Зависти, и Молот Гнева, и Капкан Жадности. На полочках были любовно разложены все орудия Страха, Гордыни и Ненависти. Все инструменты лежали на красивых подушечках и вызывали восхищение каждого посетителя Ада.
    А на самой дальней полке лежал маленький неказистый и довольно потрепанный деревянный клинышек с ярлыком «Уныние». На удивление, он стоил больше, чем все остальные инструменты вместе взятые.
    На вопрос, почему Дьявол так высоко ценит этот предмет, тот ответил:
    — Это единственный инструмент в моем арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными. — И он с нежностью погладил деревянный клинышек. — Но если мне удается вбить его в голову человека, он открывает двери для всех остальных инструментов...


    Говоря об Адаме, один старец сказал: "Адам оказался первым из длинной череды мужей, жалующихся на пищу, полученную от жены"


    21-й год идет как Господь призвал на клиросное послушание, но до сих пор не перестаю удивляться противостоянию внутри церкви людей, которые (в основном неофиты) точно знают, как должно быть, какой должна быть служба Божия, как должно читать правильно на клиросе и не дай Бог что сократить.., и людей мягко говоря на все смотрящих проще:) Помню себя,- мальчика- неофита с горящими от "велией" веры глазами, стремящегося службу не дай Бог сократить и вообще, как мне казалось преступлением, вечернюю службу проводить за час, полтора.. как минимум служба по уставу (как я себе это представлял) должна идти 2 с половиной часа по хорошему.. Пока я не узнал, что по канонам и правилам церкви служба должна идти 8 с половиной часов..:)... розовые очки неофитства стали потихоньку сползать..:))


    - В чём тайна знака -666-?
    - Это знак трудоблудия для дачников и трудоголиков.
    - ???
    - "Шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему". А "666"- это работай, работай и работай и Бога не вспоминай.


    Грехи наши тяжкие...
    Стою я в храме на Литургии перед Богоявлением, народу полный храм, идёт служба , и исповедь, народу на исповедь тоже было много. стою я значит молюсь, позади меня стоят две молодые женщины и громко между собой разговаривают, все терпят стараются не обращать на них внимание, тут я слышу как громко одна другой говорит спроси что это они все к Батюшке стоят? что там делают? другая не хочет спрашивать, та её толкает, я не выдержала повернулась и говорю тут Батюшка исповедь принимает, одна переспрашивает что??? при этом глаза сделала большие, другая ей повторяет исповедь идёт, у неё ещё глаза больше стали, и тут она выдала... Так что тут грешники собрались???:-O :-O :-O нагрешили и пришли, потом берёт подругу за руку и говорит, пойдём нам не сюда тут грешники... В храме я достояла спокойно, но от дома не удержалась и долго ещё смеялась...


    ГРЕХ – короста на душе, отделяющая человека от Бога. 9 лет
    ГРЕХ – мысль или действие против образа Божия в себе. 9 лет
    ДУША – это пустота в человеке, которую он заполняет Богом или сатаной. 8 лет
    ЖИЗНЬ – дуновение щедрости Божией на сотворённую Им природу.8 лет
    ЗНАКОМСТВО – встреча разных пониманий мира, или даже разных миров. 8 лет
    МЫСЛЬ – то, что отличает мир от хаоса. 8 лет
    НАУКА – система познания, в которой нет места вере. 10 лет
    ОТДЫХ – работа с удовольствием. 8 лет
    ПТИЦА – воплощённая мысль Бога о песне и полёте. 8 лет
    РОМАНТИКА – настроение, когда во всём обычном видишь чудо. 8 лет
    СМЕХ – доктор для печальной души. 8 лет
    СТЫД – огонь, выжигающий грех из души человека. 9 лет
    УДОВОЛЬСТВИЕ – это когда много гостинцев творят чудеса с плохим настроением. 8 лет
    УРАГАН – сошедший с ума ветер. 8 лет
    ФАНТАЗИЯ – ткань для украшения существования души. 10 лет
    ЧЕЛОВЕК – такое живое существо, у которого есть разум, речь, умелые руки и способность решать, как всё это использовать. 8 лет


    ПРИТЧЕЙ ЧТЕНИЕ. МЫ СЕРЬЁЗНО!
    У одного верующего человека был неверующий сын. Отец переживал сильно, но никак не мог привить юноше религиозность. Чувствуя приближение смерти,
    он позвал сына:
    - Исполни одну мою просьбу.
    - Какую, папа?
    - Когда я умру, ты сорок дней приходи в эту комнату
    минут на пятнадцать.
    - А что мне при этом делать?
    - Ничего не нужно делать. Просто сиди. Но каждый день не менее пятнадцати минут.
    Сын похоронил отца и в точности исполнил просьбу: являлся каждый день в комнату и просто сидел. Так минуло сорок дней, после которых юноша сам пришел в церковь
    и стал глубоко верующим.
    Лишь много лет спустя он осознал, сколь мудрым было отцово завещание. Отец понял,
    что у молодых слишком быстрый ритм жизни, сплошная суета и некогда над вечным подумать: о смысле жизни, о своей душе, о бессмертии, о Боге.
    Но стоит лишь остановиться,
    побыть в тишине ┊
    и Господь постучится в сердце...


    Разговор между неофитом и его другом-атеистом:-Так ты говоришь, что стал христианином?
    -Да.
    -Тогда ты должен много знать о Христе.Скажи, в какой стране Он родился?
    -Не знаю.
    -В каком возрасте Он умер?
    -Не знаю.
    -Сколько у Него было проповедей?
    -Не знаю.
    -Ты знаешь очень мало для человека, обращенного в веру Христа!
    -Ты прав.Мне стыдно,что я так мало знаю о Нем. Зато я знаю вот что: три года назад я был алкоголиком. Я был весь в долгах. У меня разваливалась семья. Жена и дети боялись моего прихода домой. Теперь я больше не пью. Мы вернули все долги. И все это благодаря Христу. Вот сколько я о Нем знаю!


    На вечернем богослужении диакон выходит читать Евангелие. Делается это в центре храма. Вдруг откуда ни возьмись, как из воздуха, рядом с ним возникла бабка, которая «все знает». Диакон открывает Евангелие и только собрался произнести первую фразу, как бабулька громким шепотом начинает суфлировать:
    "Во время оно…". Диакон в смущении повторяет: "Во время оно.." Бабулька: "Прииде Иисус…". Диакон: "Прииде Иисус…". Бабулька: "В Назарет!". Диакон смотрит в книгу, а затем с торжествующим видом, показывая бабке кукиш, говорит: "В Капернаум!!!"


    Один мудрец сказал: «Самое лучшее лекарство для человека — любовь и забота»
    Кто-то переспросил: «А если не поможет?» Мудрец ответил: «Увеличьте дозу!»


    Самый короткий православный анекдот:
    - Это я - то не смиренная?!


    «Что такое святость? Это, прежде всего, смирение – плюс чувство юмора» издатель и переводчик Никита Струве:


    Я православный, я ставлю свечки и на Крещенье купаюсь в речке. Молитвы знаю, пощусь примерно, в храм прибегаю одним из первых. А покаянье моё такое — отчёт квартальный у аналоя. Отдам бумажку, склоню головку, а плакать было б совсем неловко. Я православный, я ем просфорки, яички в Пасху катаю с горки. Я почитаю всех тех, кто в рясе, храню коллекцию священных масел. За каждым делом молюсь, конечно, а если в целом — живу безгрешно. Стихотворение Натальи Пискуновой.


    Пришла однажды к Митрополиту Филарету (Дроздову) игумения Спасо-Бородинского монастыря М.Тучкова, и Святитель спросил ее, довольна ли она своими сестрами.
    — Слава Богу, Владыка, — ответила она. — Такие они у меня славные, такие добрые... Да в том беда, что я-то такая грешная.
    Митрополит Филарет взглянул на нее с улыбкой, перекрестился и сказал:
    — Благодарю Господа, наконец-то в моей епархии нашлась грешная игумения. А то с кем ни поговори — все святые.


    В конце прошлого века в Ярославле святительствовал архиепископ Ионафан, очень добрый и благостный старец. (Мне рассказывали, что на кладбище, где он похоронен, при копании другой могилы потревожили его гроб и увидели, что тело его — нетленно.)
    Одно из главных благодеяний Владыки, оказанных Ярославлю, было возведение на противоположном берегу Волги превосходного кирпичного здания, где разместилось епархиальное училище. (Школа для дочерей клириков.) Заведение это было любимым детищем Преосвященного, он часто приезжал туда, служил в тамошней церкви... И вот однажды старцу-архиерею понадобилось уединиться. Поскольку училище было женское, то его пришлось проводить в туалетную комнату для воспитанниц... В то время, когда Владыка скрывался в одной из кабинок, он услышал, как к нему приближается одна из юных девиц. При этом она напевала:
    — Не шей ты мне, матушка, красный сарафан...
    — Не ходи, голубушка, здесь — Ионафан...
    ответил ей голос архиепископа из-за двери.


    Мне рассказывали, что в дневнике А.С.Суворина описывается такой забавный эпизод. Генералу Дурново был присвоен придворный чин, и по этому случаю он примерял новый мундир. Глядя на себя в зеркало, генерал спросил своего камердинера:
    — Ну как, Иван? Идет мне этот мундир?
    — Очень идет, ваше превосходительство, — отвечал тот, — вы в нем теперича похожи на льва.
    — А где же ты видел льва? — удивился Дурново.
    — А на картинке, — отвечал камердинер. — На нем Иисус Христос в Иерусалим въезжает...


    Не так давно в одной из газет мне попалось интервью епископа Василия (Родзянки), который, в частности, вспоминал, как еще в детстве был свидетелем примечательного разговора. Тогдашнего предстоятеля Русской Зарубежной Церкви Митрополита Антония (Храповицкого) спросили:
    — Правда ли, что большевистская власть — антихристова?
    — Много чести, просто разбойники, — отвечал Владыка.


    И еще одна история со слов М.Н. Ярославского. Он передал мне дословно такой рассказ своего старшего брата архиепископа, который до войны в сане священника много лет провел в заключении.
    — Как-то у нас в тюремной больнице был медицинский осмотр. Там присутствовал сам начальник тюрьмы. Увидев меня, он спросил: "Ярославский, ты, если освободишься, опять попом работать будешь?" Я хотел ему ответить: "Как Бог даст". Но вдруг женщина-врач мне подсказала: "А вы ему скажите: я еще архиереем буду".


    Покойный архиепископ Мелитон (Соловьев), викарий Ленинградской епархии, с юных лет весьма почитал отца Иоанна Кронштадтского. До войны ему, еще священнику, приходилось сидеть в тюрьме и бывать в знаменитом "сером доме" на Литейном. Вот рассказ Владыки Мелитона, записанный со слов его иподиакона. "Во сне ко мне является отец Иоанн Кронштадтский и говорит: "Исповедуй меня". Я говорю: "Батюшка, да что вы?! Как же я буду исповедовать в а с ?!" А он настойчиво повторяет: "Исповедуй меня". Мне пришлось повиноваться, он наклонил голову и назвал несколько незначительных грехов... В тот же день вызвали меня в "серый дом". Между прочим следователь спросил: "Вы почитаете отца Иоанна Кронштадтского?" "Да, — говорю, — очень почитаю". "Вы считаете его святым?" "Да, — говорю, — считаю". "А вы могли бы поцеловать его портрет?" При этом следователь подал мне небольшую фотографию батюшки. "Да, — говорю, — могу". Я перекрестился и приложился к портрету. "Ну, хорошо, — сказал следователь, — идите". И отпустили меня. И только выйдя от них на улицу, я сообразил, что означал мой сон..."
    (Тут, пожалуй, следует пояснить, что глагол "исповедовать" имеет двоякий смысл. Можно исповедовать не только грехи, но и какую-то веру. Отсюда — существительное "вероисповедание".)


    "Обнагленцами", по свидетельству В.Русака, назвал "обновленцев" в свое время Митрополит Трифон (Туркестанов). Сами себя они именовали возвышенно — "Живая церковь".
    Чего-чего, а именно живости в определенном, узком смысле этого слова у них никак не отнимешь — женатый епископат, два только официальных брака у "митрополита" Введенского... "Шерше ля фам" — вот подоплека не только этого, но и почти всех прочих церковных расколов.
    Англиканская церковь отделилась от Рима из-за желания короля Генриха VIII развестись с женой и сочетаться с фрейлиной Анной Болейн.
    Лютер, сам августинский монах, был женат на монахине.
    И это начиная с самого первейшего "раскола", когда праотец Адам из-за женщины обособился от Всевышнего.
    В каком-то обновленческом приходе был престольный праздник. Богослужение возглавлял один из архиереев "живой церкви". После литургии и молебна, как положено, торжественный обед. Во главе стола сидит "владыка", а рядом с ним его "законная" супруга. Во время трапеза "архиерейша" не закрывает рта, всем командует... В конце концов сам "владыка", смущенный ее развязностью, примирительным тоном произносит:
    — Ну, что уж ты, матушка...
    — Какая я тебе матушка?! — вскидывается она. — Я — владычица!


    И вот настали самые страшные времена. Тут уже брали всех подряд, без разбора — и "тихоновцев", и "обнагленцев"... К 1941 году на территории огромной страны сохранилось ничтожное корличество действующих храмов, и почти все клирики были репрессированы. Если перед войной Митрополиту Сергию задавали вопрос: "Как живете?", он неизменно отвечал:
    — Просторно. Один правящий архиерей у меня в Хабаровске, а другой — в Литве.


    История, произошедшая во МХАТе. Во время антирелигиозной кампании (быть может, той самой, о которой была речь выше) тщательно осматривали все помещение, чтобы удалить иконы. (Актеры, надо сказать, народ весьма склонный к мистике, впрочем, они скорее суеверны, нежели религиозны.) И вот по театру разнеслось, что одна из старейших актрис Л.Коренева категорически отказывается убрать из своей гримерной икону Святителя Николая. Об этом сообщили актеру Борису Ливанову, и он сказал:
    — Они напрасно хлопочут, старуха ни за что ее не уберет.
    — Но почему же?
    — А у нее икона с автографом самого святого.
    (Тут следует добавить, что Святитель Николай, чудотворец Мир Ликийских, жил в III веке.)


    Среди хрущевских мер удушения Церкви не последнее место занимало введение грабительских налогов — до пятидесяти и более процентов — с дохода священнослужителей. Известный своею прямотой "наш Никита Сергеевич" сформулировал свою новую политику по отношению к религии с предельной откровенностью, он заявил:
    — Попов надо брать не за глотку, а за брюхо.
    Введение новых налогов сопровождалось скандальными, а то и курьезными случаями. Некоему сельскому батюшке предложили уплатить весьма значительную сумму. Шли недели, месяцы, а он ничего не вносил и в финотдел не являлся, несмотря на многочисленные вызовы. Наконец, он прибыл туда с большим мешком и с порога осведомился, где сидит заведующий. Зайдя к начальнику в кабинет, батюшка, не говоря ни слова, высыпал на письменный стол содержимое своего мешка — яйца, мясо, картошку, лук и прочую снедь.
    — Это что же такое? — сказал изумленный заведующий.
    — Как что? Налог.
    — Позвольте... Но налог уплачивают деньгами...
    — А мне в церковь денег не носят, — сказал батюшка. — Весь мой доход — продукты... Так что получайте...
    Помнится, налог с этого чудака сняли.


    В середине шестидесятых годов протоиерей Борис Старк встретился в здании ярославского епархиального управления с фининспектором.
    — Борис Георгиевич, — сказал тот, — как же вы должны нас ненавидеть... Ведь столько денег проходит через ваши руки и почти все в наш карман.
    Отец Борис отвечал ему так:
    — Позвольте, я расскажу вам небольшую притчу. Некий старец жил в пещере на Святой Афонской горе. Однажды к нему пришел ученик и сказал: "Авва, у тебя тут пыль, грязь, паутина... Да к тому же пауки и клопы. Благослови, я возьму веник и все это вымету". Старец отвечал ему так: "Оставь их, чадо. Эти насекомые необходимы для меня, они отсасывают дурную кровь..." Вот так и вы со своими налогами. Если бы этого не было, в Церковь устремились бы корыстные люди, а так все знают о налогах и притеснениях, и к нам идут только те, кто действительно хочет послужить Богу и Церкви.


    В пасхальную ночь в некоторых московских храмах бывает множество специально приглашенных лиц. Особенно много в патриаршем соборе — дипкорпус, иностранцы, любопытствующие советские начальники, разного рода знаменитости. Е. в свое время предложил на пасхальной литургии по этому случаю изменять чинопоследование и вместо того, чтобы возглашать "Оглашенные изыдите" (т.е. желающие принять крещение), говорить так:
    — Приглашенные, изыдите, приглашенные изыдите! Да никто от приглашенных, елицы вернии паки и паки Господу помолимся!


    Как-то в Ярославле 9 мая к тамошнему Вечному огню пришла депутация духовенства во главе с Митрополитом Иоанном.(Молиться или служить панихиды раньше было категорически запрещено.) Постояли. Помолчали. Полюбовались языками пламени.
    — Нет, — вполголоса проговорил отец И.М., — это еще не вечный огонь...
    Реплика имела успех. Е. тогда же сочинил заметку для церковной печати:
    "9 мая Святейший Патриарх в сопровождении постоянных членов Священного Синода посетил могилу Неизвестного солдата у Кремлевской стены. Иерархи в скорбном молчании созерцали Вечный огонь, уготованный сатане и аггелом его".


    В свое время возникли, да и теперь еще продолжаются споры о том, следует ли перевести богослужение со славянского языка на русский. Один из противников перевода так сформулировал самую суть проблемы:
    — А как этот перевод осуществить? "Отверзу уста моя и наполнятся духа..." Значит, придется петь так: "Открою рот и наполнится воздухом"?


    Директор школы в большом украинском селе узнал, что некий житель не только сам посещает храм, но и водит туда своих детей. Он пригласил верующего к себе в кабинет для доверительного разговора.
    — Что же это получается? — начал директор. — Все у нас плывут по течению, а вы один — против течения?
    — А по течению только мусор плывет, — отвечал христианин.
    На том разговор и кончился.


    А вы обращали когда-нибудь внимание на самую конструкцию слова "комсомолец"? Мы все к нему настолько привыкли, что не задумываемся об этом... Но мне известен случай, как маленькая девочка из христианской семьи спросила свою маму:
    — А комсомольцы — кому они молятся?


    Некий батюшка служил в Московской епархии, где-то недалеко от города Клина. Ему предстояло очередное награждение, его должны были возвести в протоиерейский сан. Незадолго до Пасхи ему принесли телеграмму из епархиального управления. На бланке, который священнику вручил почтальон, было напечатано буквально следующее:
    "Вам надлежит прибыть для возведения в сан п р о т и в е в р е я"


    Покойный протоидакон Александр Пижицкий рассказывал мне, что в Ростове-на-Дону он знавал священника, который проповедовал примерно так. Он выходил на амвон и начинал:
    — Братья и сестры...
    (В это время на глаза его навертывались слезы.)
    — Сегодня мы празднуем Введение Пресвятой Девы Марии во храм...
    (Тут уже слезы текли по его щекам.)
    — Пресвятая Дева... ее праведные родители...
    В этот момент его начинали душить рыдания, и он не мог уже произнести ни одного слова... Но, глядя на батюшку, начинали плакать присутствующие в храме... Так продолжалось еще некоторое время, и, наконец, батюшка, плачущий, удалялся в Алтарь.
    И прихожане в один голос утверждали, что лучше этого священника не проповедует никто.


    Батюшка исповедует. Неподалеку от него стоит несколько женщин и один мужчина.
    Подходит очередная исповедница.
    Священник спрашивает:
    — Как ваше имя?
    — Катерина.
    — Е-катерина, — поправляет священник.
    Следующая к нему приближается.
    — Имя?
    — Лизавета.
    — Е-лизавета, — говорит священник.
    Подходит мужчина.
    — Как ваше имя?
    — Е-тит.


    Подходит мужчина.
    Спрашиваю:
    — Вы в Бога верите?
    — Верю. Конечно, верю. Ну, не так, конечно верю... Некоторые верят, ну, прям взахлеб...


    Иногда выясняется поразительное невежество.
    Некий батюшка во время исповеди почувствовал, что прихожанка о христианстве имеет самое смутное понятие. Тогда он указал ей на лежащий на аналое Крест.
    — Вот посмотри сюда. Кто здесь распят?
    — Я, — отвечает, — батюшка, без очков. Не вижу...


    Весьма трудно исповедовать современных детей — за редчайшими исключениями. Так внушаешь им необходимость быть добрыми и терпимыми...
    Протоиерей Борис Старк рассказал мне, как в Париже русский батюшка исповедовал ребенка из эмигрантской семьи.
    — Ты ни с кем не ссорился?
    — Нет.
    — Ты никого не обидел?
    — Нет.
    — И тебя никто не обидел?
    — Нет.
    — Ну, может быть, у тебя какая-нибудь неприятность была?
    — Лягушку видел...


    Известный в свое время священник О.Р. рассказывал о таком поразительном случае из своей практики. К нему подошла женщина и попросила отслужить молебен о здравии Василия. Батюшка облачился и приступил к священнодействию.
    Во время молебна женщина эта плакала горькими слезами и с таким отчаяньем, что священник был весьма тронут ее горем. Когда служба отошла, он участливо спросил:
    — Кто же этот Василий? Сын он тебе или муж?
    — Да какой там муж... Кот это, кот мой, батюшка...
    — Как так — кот? — священник опешил.
    — Да так... Кот мой любимый, Васька у меня пропал... Вторую неделю его нет... А мне тут и посоветовали: сходи в церковь, отслужи молебен о здравии...
    Отец О. сделал ей строгое внушение и удалился в Алтарь.
    Но история эта имела продолжение. На другой же день женщина эта появилась в храме и бросилась к о. О.
    — Батюшка!.. Батюшка!.. Не знаю, как тебя и благодарить... Кот-то мой, Васька, вернулся... Я вчера из церкви прихожу, а уж он меня ждет... Как отслужили молебен, так он и вернулся... Ведь полторы недели пропадал... Спаси тебя Господи, батюшка... Дай Бог тебе здоровья..


    В наши бедственные времена необычайно распространились так называемые "заочные отпевания". В старой России это дозволялось лишь в самых крайних случаях. А теперь — то храма нет ближе чем за сто километров, то родственники время не хотят терять и завозить покойника в церковь, а кто-то и боится — заочно отпевают почти всех начальников, да и простых членов партии. Мне, например, довелось в Егорьевске заочно отпевать секретаря райисполкома, даму, которая причинила Церкви немало зла.
    Практику эту ни с какой стороны нельзя одобрить. Помнится, маститый ярославский протоиерей, покойный отец Прокопий Новиков, когда его просили кого-нибудь отпеть заочно, обыкновенно говорил так:
    — Я заочно в баню не хожу.


    Родственники самоубийц часто едут в епархиальное управление и там составляют прошение на имя правящего архиерея. Через некоторое время иногда им по почте приходит ответ, практически всегда гласящий одно и то же: "Благословляется отпеть заочно". С этим они являются в храм.
    В Ярославле один батюшка показывал мне курьезнейшую бумажку. Это была обыкновенная квитанция на совершение требы, одна из тех, которые обыкновенно приносят из-за ящика в Алтарь. На этом клочке рукою старосты прихода было написано буквально следующее:
    "Заочное отпевание. Сидоров Иван Иванович удавился с благословения Владыки".
    Но самым забавным было то обстоятельство, что тогда (конец восьмидесятых годов) ярославским Владыкой был архиепископ Платон, чья фамилия — Удовенко.


    А вот рассказ о некоем священнике рационализаторе.
    Таинство исповеди завершается тем, что батюшка возлагает на голову кающегося епитрахиль и произносит разрешительную молитву. После этого исповедовавшийся целует лежащие на аналое Евангелие и Крест. Так вот этот "рационализатор" вычитывал положенные молитвы, проводил общую исповедь, после чего читал общую разрешительную молитву, вешал епитрахиль на гвоздик возле аналоя с Крестом и Евангелием, а засим удалялся в Алтарь. А исповедники по очереди сами накладывали себе на головы конец висящей епитрахили, а потом, как положено, целовали Крест и Евангелие.
    Мне вспоминается, будто архиерей этого "рационализатора" запретил в священнослужении.


    Один художник, реставратор икон, рассказывал о совсем уже дикой странности, которую он наблюдал в каком-то приходе. Во время литургии около самого амвона ставился столик, а на нем ваза с печением. Во время пения "херувимской" к этому столику поочередно подходили все присутствовавшие в храме, аккуратно брали из вазы по одному печению и откладывали в сторону... В это время поется:
    — ...всякое ныне житейское отложим попечение...
    А тамошние верующие воспринимали эти слова так — "отложим по печению".


    Мой друг, протоиерей Б.Г., родом москвич, начинал свое служение на Кубани. Был он тогда молод и неопытен. В первые же недели на станичном приходе он совершил множество "заочных отпеваний". И почти все покойники были мужчины. Документов там никаких не спрашивали, оформляли требу просто, а батюшка отпевал себе и отпевал.
    Но вот однажды он обратился к женщине, которая заказала заочное отпевание, с вопросом:
    — А давно он у вас умер?
    — Как умер? — удивилась та. — Он — живой...
    — Как живой? — опешил батюшка.
    — Так — живой, живехонький... Ничего ему, подлецу, не делается...
    И тут выяснилось, что в тех местах существовало суеверие: если заочно отпеть неверного мужа, он вернется к семье. Словом, батюшка мой, сам того не ведая, за несколько недель отпел всех распутных мужиков целой округи.
    Разумеется, в дальнейшем он неукоснительно требовал, чтобы предъявлялись документы о смерти...


    ...помяни, Господи, раба Твоего и м р е к а. Н. Лесков. "Соборяне"


    Теперь пора перейти к тому, что я называю "лесковщиной в чистом виде". Возникает это явление по двум наиглавнейшим причинам. Первая — оговорки. Типичнейший пример тому — "рвань на дырище". Кому-то пришлось читать в храме 101-й псалом, там есть такая фраза: "бых яко нощный вран на нырищи" (по русскому переводу: как филин на развалинах). Так вот чтец вместо не вполне понятных "вран на нырищи" произнес нечто более доступное его разумению — "рвань на дырище".
    Вторая причина возникновения забавных и немыслимых словосочетаний та, что "закон Божий" за годы советской власти никогда и нигде не преподавался (кроме как в немногочисленных духовных школах). И прихожане наши все, что произносится или поется в церкви, вынуждены воспринимать со слуха. Отсюда и возникают — вместо "иеромонаха" — "аэромонах", вместо "Мелхиседека" — "Мелкосидел", вместо "митрофорного протоиерея" — "микрофонный", вместо "Преосвященного Митрополита" — "облегченный мелкополит"...


    Инспектор духовного училища, исключивший Ахиллу Десницына из синтаксического класса за "великовозрастие и малоуспешие", говорил ему:
    — Эка ты дубина какая, протяженно сложенная!
    Н.Лесков. Соборяне


    Сразу же после возобновления семинарии в Троице-Сергиевой лавре туда были приняты два молодых человека – братья Жеребцовы. При этом поступали они врозь, с разницею в год.
    Был погожий солнечный денек 1 сентября. Окна аудитории, где собрались только что принятые семинаристы, были открыты, там виднелся зеленый лужок, на котором паслось несколько лошадей.
    Преподаватель знакомился с учащимися и вызывал их всех по списку.
    — Жеребцов, — сказал он.
    Молодой человек встал.
    Преподаватель посмотрел на него и сообразил, что это, должно быть, брат того, который уже учится во втором классе.
    — Это не ваш брат... – начал педагог и машинально указал большим пальцем в сторону окна... Он не успел договорить фразы и окончить жеста, как с улицы донеслось громкое ржание лошади...
    Тут "бурсаки" и сам преподаватель залились веселым смехом. Класс долго не мог успокоиться.
    Эпизод этот стал известен не только в семинарии, но и во всем монастыре. Об этом рассказали даже Патриарху Алексию, который в эти дни пребывал в Лавре.
    Протекли годы. Оба брата Жеребцовы давно окончили семинарию, женились и оба стали московскими священниками. И вот уже в середине пятидесятых годов управляющий делами Синода о. Н.Колчицкий был с докладом у Патриарха Алексия. Речь зашла о вакансии в каком-то столичном храме. Протопресвитер сказал Святейшему:
    —Я предлагаю назначить туда священника Жеребцова.
    Услышав эту фамилию, старенький Патриарх стал что-то такое припоминать, потом улыбнулся и проговорил:
    — Жеребцова? Жеребцова... А-аа... Это – который ржал, когда сено подешевело?..
    Реплика эта в тот же день стала известна всем клирикам Москвы.


    Я уже упоминал о том, что в семинариях до сих пор составляются пародийные акафисты, высмеивающие начальствующих и преподавателей. Но вот шутка с политическим оттенком, и в семидесятых годах, когда она была в ходу, ее "авторы" и "исполнители" могли за нее поплатиться. К сожалению, в записи это сильно проигрывает, тут все надо произносить вслух с соответствующими интонациями.
    Д и а к о н: Вонмем!
    Ч т е ц: Прокимен, глас четвертый. Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
    Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
    Ч т е ц: Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма.
    Х о р: Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
    Ч т е ц: Пролетарии всех стран...
    Х о р: Соединяйтесь!
    Д и а к о н: Премудрость!
    Ч т е ц: Соборного послания Леонида Брежнева чтение!
    Д и а к о н: Вонмем!
    Ч т е ц: До-ро-гы-я то-ва-ры-щы...


    В пятидесятых годах в Московской Духовной академии обучались два студента. Один из них был араб, а другой русский, и жили они вдвоем в одной комнате. Были они молодые и здоровые, а потому Великим Постом постоянно чувствовали приступы голода. А тут, как на грех, студента-араба посетили родственники и тайно передали ему сырую курицу. Получивши этот дар, он сумел уговорить своего соседа по общежитию тайно зажарить птицу и съесть. Они раздобыли электрическую плитку, сковородку, заперлись в своей келии и приступили к стряпне... Запах жареного скоро проник в коридор, и это учуял один из преподавателей. Он подошел к двери, из-под которой несло скоромным, постучал и потребовал немедленно открыть. Войдя в комнату, преподаватель указал на плитку со сковородкой и грозно спросил:
    —Что это у вас?
    — Курица, — обреченно отвечал русский студент.
    — Но – на оливковом масле! — с вызовом добавил араб.


    "Бурсак" забежал на семинарскую кухню. Увидев кусок сыра, он схватил его и отправил в рот.
    — Ты что? — возмутилась повариха. – Ведь сегодня среда!
    — Разве?.. А я думал, что пятница...


    Еще о посте. В семинарию поступил мальчик, как видно, из семьи от Церкви далекой. Через несколько дней он объявил своим новым товарищам:
    — Я поститься не могу. Я буду ходить в к о к л е т н у ю...


    На экзаменах по гомилетике (искусство проповеди) бывают такие вопросы – сказать слово на заданную тему. Например, первое обращение к пастве священника, только что назначенного на приход. (Мне самому довелось на экзамене произносить такую проповедь.) Так вот бурсаки сочинили небольшой стишок – первое слово пастыря к пастве.
    Благословен Бог наш –
    Я – поп ваш.
    И ныне и присно –
    Владыкой присланный.
    И во веки веков –
    Учить вас, дураков.


    Вообще же гомилетика многим "бурсакам" дается с большим трудом. Искусство говорить публично – вещь сложная, и тут возникает множество забавных историй. Вот одна из них. Некоему учащемуся назначено было говорить проповедь в академическом храме. Выйдя на амвон, он увидел преподавателей, своих товарищей и одну старую монахиню. А посему начал свою речь таким обращением:
    — Отцы, братья, сестры и матушка Матрона...
    Раздался общий смех, и проповедь не состоялась.


    Рассказывали мне о подобном эпизоде, который произошел в Ленинградской семинарии. Некий "бурсак" приготовил проповедь и выучил ее наизусть. Но как только вышел на амвон, от волнения забыл все, что должен был сказать.
    — Братья и сестры, — начал он, потом беспомощно повторил, — братья и сестры...
    После этого "проповедник" некоторое время помолчал, силясь вспомнить текст, но безуспешно... тогда он в третий раз возгласил:
    — Братья и сестры... спасайтесь, кто как может!
    И с этими словами убежал из храма.


    Весьма своеобразные фигуры бывают и среди семинарских преподавателей. Например, протоиерей Зотик Я. Его предмет – церковное пение, и предан он ему до самозабвения. У меня до сих пор в памяти стоит его вдохновенное лицо. Он буквально вещает:
    — Интервалы! Интервалы! Да вы знаете, что такое в музыке интервалы?.. Кто бы мы с вами были без интервалов?.. Мы бы были – лишние люди!..
    Или:
    — Кварта! Да вы знаете, что такое кварта?.. Это такой интервал, с которого начинается гимн Советского Союза!..
    Помнится, я сочинил коротенькую эпиграмму на него, но – увы! — среди соучеников моих почти никто не мог оценить ее по достоинству.
    Экзамен Отца Зотика
    - Чистейшая экзотика!


    Совершенно замечательно проводит экзамены профессор Московской Духовной академии А.И.Осипов. Я сам, помнится, сдавал ему апологетику. На том экзамене он заметил, что некий батюшка имеет слабое понятие об Исламе, и тут же сказал ему:
    — Вот две религии – Магометанство и Ислам. Какая между ними разница?.. Или даже так: три религии – Ислам, Магометанство и Мусульманство... Что вы можете сказать об их различиях?
    Этот профессор, бывало, усаживал двух экзаменующихся рядом и говорил им:
    — Вот вы – православный священник... А вы – мулла... Теперь начинайте доказывать друг другу истинность своей веры.


    А.И.Осипову принадлежит, на мой взгяд, превосходная метафора.
    — Выдвигать в качестве аргумента против существования Бога то, что Его не видели космонавты, то же самое, как если бы некто бегал бы с ложкой по берегу океана, черпал бы время от времени воду и кричал: "Видите? Китов в океане нет! Видите? Нет китов!.."



    http://pravoslavie.fm/interested/15-pra​voslavnykh-shutok-dobrym-lyudyam-na-p/
    http://pravoslavie.fm/yumor/15-obrazchi​kov-pravoslavnogo-yumora-dlya-p/
    http://vk.com/orthodox_smile
    http://www.hamburg-hram.de/category/ves​elie
    Михаил Ардов. "МЕЛОЧИ АРХИ... ПРОТО... И ПРОСТО ИЕРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ"
    Сравнительно недавно в одном из московских храмов была забавная оговорка. В Евангелии от Иоанна есть греческое слово "епендит" (в русском переводе — одежда). Вся фраза, содержащая это слово, по славянски звучит так:
    - Симон же Петр слышав, яко Господь есть, епендитом препоясася, бе бо наг, и ввержеся в море.
    Так вот некий батюшка прочел это место так:
    — ... аппендицитом препоясася...


    Другой московский священник, читая Евангелие от Матфея, вместо "Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии..." произносил:
    — ...труждающиеся и беременные...


    В некоторых случаях после прокимна: "Помяну Имя Твое во всяком роде и роде" произносится стих — "Слыши, Дщи, и виждь, и приклони ухо Твое".
    Мне рассказывали, что один из диаконов на этом стихе сбился. Он возгласил:
    — Слыши, Дщи, и приклони...
    После этого диакон сделал паузу и закончил так:
    — ...и виждь ухо Твое.


    В городских храмах и в соборах обыкновенно существуют два хора. Один — "левый", который располагается на северном клиросе и поет по будням. Он состоит по большей части из людей вполне церковных. Другой — "правый", его место — на южном клиросе. Этот поет только по праздникам и воскресным дням, и состоит он обыкновенно из профессиональных музыкантов, и из них многие довольно далеки от Церкви.
    По этой самой причине произошел в Москве, в Елоховском соборе, да еще и в присутствии самого Патриарха Пимена, — скандальный случай. Было это под праздник Рождества Христова. Тут в начале всенощной весьма торжественно звучит песнопение "С нами Бог!"
    Обыкновенно это исполняется так. Солист возглашает:
    — С нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся...
    А хор подхватывает:
    — Яко с нами Бог!
    Солист:
    — Услышите до последних земли...
    Хор:
    — Яко с нами Бог!
    Далее там есть такие слова: "Бог крепок, Властитель, Начальник мира". И вот солист, которому довелось это петь, то ли имел отношение к армии, то ли по другой какой причине ошибся и спел так:
    — Бог крепок, Властитель, Начальник штаба...


    Мне рассказывали, что некий диакон, служивший с Владыкой Питиримом (Нечаевым), однажды вместо того, чтобы произнести "архиепископ Волоколамский", возгласил "архиепископ Валокординский". И больше всех над этим смеялся сам Владыка, который в действительности довольно часто принимал валокордин.


    В некоем людном городском приходе было несколько чтецов, и существовала между ними конкуренция, каждому хотелось читать Апостола на литургии. Но отец-настоятель решительно предпочитал одного из них — самого голосистого.
    Как-то один из чтецов, мучимый завистью, решился на злую шутку. Перед самым чтением Апостола он незаметно переложил закладки в книге, чтобы публично опозорить удачливого соперника.
    А тот, ничего не подозревая, выходит из Алтаря, становится перед амвоном, как положено, возглашает прокимен, а затем произносит:
    — К Коринфянам послания Святаго Апостола Павла чтение.
    — Вонмем! — раздается из Алтаря.
    — Бра-ти-е... — звучит протяжно и нараспев.
    Но открыв книгу, чтец видит — закладка не на месте. Тогда он надеется спасти положение — еще раз и более протяжно произносит "Бра-ти-е", а сам судорожно листает книгу, тщетно пытаясь найти требуемый текст... И тогда, имея в виду своих завистливых сотоварищей, чтец в отчаянье восклицает на весь храм:
    — Да это не "братия", а сволочи!..


    И еще одна история, которая трогает меня почти до слез.
    (Тут для несведущих требуется пояснение. На литургии, после того, как чтец произносит слова, которыми оканчивается текст из Апостола, священник благословляет его и говорит:
    — Мир ти.
    А чтец отвечает:
    — И духови твоему.)
    Так вот представьте себе глухой сельский приход. Служит там старенький батюшка, а помогает ему — поет и читает — его сверстница матушка. Зачастую кроме этих престарелых супругов в храме ни одной души нет.
    Вот старушка окончила читать Апостола, муж благословляет ее и возглашает из Алтаря:
    — Мир ти, Николаевна!
    — И духови твоему, Тимофеич! — отзывается чтица.


    Помнится, служил в Ярославском соборе новопоставленный диакон. От волнения он часто ошибался — то чего-то недоговаривал, а то и от себя прибавлял. В частности, на всенощной есть такое молитвенное прошение:
    — ...о еже милостиву и благоуветливу быти благому и человеколюбивому Богу нашему, отвратити всякий гнев на ны движимый, и избавити ны от належащего и праведнаго своего прещения, и помиловати ны.
    Диакон в этом месте сделал некое прибавление:
    — ...отвратити всякий гнев на ны движимый и недвижимый.


    Или такой случай. Некий диакон на всенощной читал молитву "Спаси, Боже, люди Твоя..." Но вместо того, чтобы сказать "предстательствы честных небесных сил бесплотных", он возгласил:
    — ...предстательствы честных небесных сил бесплатных...
    Когда диакон зашел в Алтарь, священник сделал ему замечание:
    — Как это можно произнести — "небесных сил бесплатных"?
    — А что же тут такого? — отвечал тот. — Разве ангелы за деньги Бога славят?..


    Святитель Иоанн Златоуст именуется двояко, в одних богослужебных книгах на греческий лад — "архиепископ Константинопольский", а в других — на славянский — "Константиноградский". Один московский батюшка соединил оба варианта и на отпусте всегда говорит так:
    — Святителя Иоанна, архиепископа Константиноградопольского...


    Иногда для достижения сильнейшего эффекта даже не нужно коверкать или перевирать слова, достаточно просто ошибиться в ударении. Вот стих, который произносится на заупокойном богослужении:
    — ДУши их во благих водворятся.
    Некий диакон однажды возгласил так:
    — ДушИ их, во благих водворятся!


    Некий человек, вовсе нецерковный, первый раз побывав на богослужении, делился своими впечатлениями.
    — Очень мне понравилось. Там и за животных молятся...
    — За каких животных? — спросили его.
    — За крокодила...
    — За какого крокодила? Что вы говорите?
    — Как же? Я сам слышал, они пели про крокодила...
    Этот человек так воспринял на слух песнопение вечерни: "Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою..."


    С этим же песнопением связан еще один анекдот, который возник в московской церковной среде. Будто бы некая женщина восприняла этот стих на покаянный лад:
    "Да исправится молитва моя, я — к р о к о д и л а пред Тобою".
    И будто бы эта прихожанка с сердечным воздыханием прибавила:
    — Не только что к р о к о д и л а, еще и б е г е м о т а.


    Одна старушка жалуется другой:
    — Батюшка у нас очень строгий, злой, он меня ненавидит. Все время пальцем на меня показывает и говорит: "Я тебя съем".
    (Так она воспринимала возглас "Мир всем!" и сопутствующее ему благословение десницей.)


    В сельских храмах даже на клиросах порой стоят вовсе неграмотные женщины, во всяком случае не умеющие читать на церковнославянском языке. И поют они только то, что запоминают с чужого голоса. Вот яркий пример.
    Во время погребения поется, в частности, такое:
    "...яко земля еси и в землю отидеши, аможе вси человецы пойдем..." (т.е. в землю все люди пойдем).
    В некоем храме клирошане, как видно, подразумевая лежащего перед ними покойника, вместо "аможе вси человецы пойдем" пели так:
    — А, может, в человеки пойдет...


    Весьма употребительное песнопение — ирмос пятой песни воскресного канона (8 глас) оканчивается таким к Богу обращением:
    "...обрати мя, и к свету заповедей Твоих пути моя направи, молюся".
    Старушки в некоем сельском храме пели это на свой манер:
    "обрати мя, и к свету заповедей Твоих пути моя направи, Маруся".


    Другой ирмос начинается словами "Крест начертав Моисей...", а старушки поют:
    — Влез на чердак Моисей...


    Вместо — "Прокимен, глас третий..." возглашают:
    — Проткни мне глаз третий...


    Вместо "Елицы (т.е. те, которые) во Христа крестистеся, во Христа облекостеся..." поют:
    — Девицы, во Христа крестистеся...


    Тут следует добавить, что некоторые краткие молитвословия, которые считаются общеизвестными, нелегко бывает обнаружить напечатанными полностью. Таков, например, причастен (песнопение в конце литургии) "В память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится". И в Апостоле и в Типиконе указывается так — "Причастен: В память вечную..."
    А потому немудрено, что в одном сельском храме на клиросе это пели отчасти по слуху, отчасти по собственному разумению:
    — В память вечную будет праведник, пастух козла не убоится.


    Отец Борис Старк рассказывал мне, что когда он вернулся из Парижа в Россию и был направлен для служения в кладбищенский храм Костромы, его поражали поминальные записки. Приходилось молиться об упокоении таких предметов, как "лампа" или "графин"... И только по прошествии времени он овладел обязательным для священнослужителя Русской Православной Церкви умением расшифровывать слова, встречающиеся в поминаниях. "Лампа" следует произносить как "Олимпиада", а "графин" — "Агриппина".


    Впрочем, встречаются и такие слова, которые расшифровке не поддаются. (Я, например, так и не смог понять, что имела в виду женщина, которая написала загадочное имя "Риголетта".) Но и тут есть вполне благопристойный выход, в этом случае вслух произносится:
    — Ее же имя Ты, Господи, веси.


    Архиепископ Киприан в свое время рассказал такую историю. В бытность его еще священником, служил с ним на приходе диакон, большой ценитель юмора. Однажды во время панихиды диакон обнаружил в записке некое немыслимое слово. (Владыка так и не повторил, что в точности там было написано.) Женщина, которая это вывела, вообще-то имела в виду слово "иеросхимонах". (Согласитесь, что возможности для искажения тут богатые.)
    Так вот диакон с совершенно серьезным лицом обратился к батюшке:
    — Простите, я вот это слово не могу разобрать.
    Будущий Владыка прочел и невольно рассмеялся... И далее уже удержаться не мог, так и посмеивался до самого конца панихиды. Когда же она отошла, он обратился ко всем молящимся:
    — Я вам уже говорил и еще раз повторяю: если вы не знаете толком какого-нибудь слова или имени, не пишите его в записке... А то вот видите, меня в соблазн ввели — я на панихиде из-за вас смеялся...
    При этом Владыка добавлял еще вот что:
    — А если бы я им так не сказал, они меня бы обязательно за этот смех осудили.



    За годы моего священства я собрал небольшую коллекцию поминальных записок. Кое-что из моего собрания я и хочу здесь воспроизвести.
    Самые простые искажения происходят по уже упоминаемой мной причине — незнакомые слова воспринимаются на слух. Вот, например, в ярославских храмах подаются специальные записки с именами людей, которым должна быть возглашаема "вечная память". Для того, чтобы отличать эти поминания от прочих, на них пишут первые слова возглашения: "Во блаженном успении"... Так вот чего только ярославские старушки вместо этого не выводят: "Блаженные", "По блаженству" и даже с фининспекторским уклоном — "во обложение"...
    Или слово — "отроковица". Многие его толком не знают, но так как в храме постоянно слышат, то и пытаются воспроизвести кто во что горазд: "раковичку Ирину" или "девицу от рукавицы Зинаиду",


    Но есть и такие поминания, которые я бы отнес уже к жанру литургического творчества. В семидесятых годах одна женщина в храме города Мурманска за каждым богослужением подавала такую записку: "О упокоении дважды великомученика Владимира Ленина". В конце концов, это стало известно органам компетентным, и она попала в психиатрическую больницу. Вышла она оттуда месяцев через шесть и больше "дважды великомученика" уже не поминала.


    Вот еще один подлинный случай. К некоему батюшке подошла женщина и попросила его помолиться об упокоении души Владимира Ильича Ленина. Священник делать это категорически отказался, а свой отказ объяснил следующим образом:
    — Как известно, Ленин — вечно живой. А живых за упокой не поминают.


    Одной верующей женщине пришлось в восьмидесятых годах сидеть в Краснопресненской пересыльной тюрьме. Соседка по камере заметила, что она молится, и сказала:
    — Я тоже одну молитву знаю. Только она мне почему-то не помогает.
    — А какую же ты молитву знаешь? — поинтересовалась та.
    — А вот какую, — отвечала соседка. — Помяни, Господи, царя Давида и бабку его Степаниду...
    ("Помяни, Господи, Давида..." — начальные слова 131 псалма, а уж "бабку Степаниду" очевидно приплели для рифмы.)


    В недавние времена в патриаршем соборе в Москве, когда там в клире состоял архидиакон С.Гавшев, кто-то подавал такую выразительную записку:
    "О здравии озлобленного архидиакона Стефана".


    Чаще всего творчество в поминаниях проявляется под самый конец записки. Поначалу идут самые обыкновенные имена, а финал бывает оригинальный:
    "Царя Давида и всю кротость его" (Цитата, псалом 131).
    "Всех военно-убиенных".
    "Всех усохших сродников".
    "Всех забытых и всех заброшенных".
    "Всех сродников по плоти и крови до седьмого колена от Адама и Евы".
    "Всех бывших младенцев".
    "Всех видимых и невидимых младенцев".


    А вот целый пассаж, который я бы назвал поэтическим. (Сохраняю правописание подлинника.)
    "Всех воиных убиеных Всех млоденцов безимяных всех млоденцов умерших Всех безродных умерших Всех утопляющих Всех удавляющих Всех згорающих Всех убивающих и Всех умерших".


    Еще как бы стишок:
    На поле лежавших
    в огне горевших
    великих мучеников
    за нас грешных.


    Или вот такие лирические послания на тот свет:
    Вечный покой новопреставленной Раисе.
    Упокой, Господи, ее многострадальное тело.
    Возьми к себе ее ангельскую душу.
    (Подпись.)


    За упокой Евгений.
    Царство тебе Небесное.
    Мир праху твоему.
    Пусть земля будет тебе пухом,
    Вечная тебе память.
    Низкий тебе поклон.
    Придет мой час —
    приходи за мной.
    Твоя Тамара.


    За упокой Сергея.
    Мой любимый хороший я люблю тебя.
    Мой милый хороший я люблю тебя.
    Сережа мы с тобой встретимся лет через 50.
    Лариса
    извини за почерк
    (Подпись.)


    И еще о творчестве. В простом народе еще живы старинные заговоры, которые в свое время собирал и опубликовал М.Забелин ("Русский народ, его обычаи, обряды, предания..."). Жанр этот не только существует, но, как видим, и модернизируется. Вот "молитва", которая попала ко мне в 1989 году. Привожу ее полностью с сохранением всех особенностей подлинника.
    "молитва. Шел Господь Иисус Христос с востока вель собой 1012 ангелов 1216 апостолов встретились с ними Мати Божия сын мой куда Ты идешь я иду к новорожденой робе Божией Евдокии узнать откуда взялся рак рак откуда ты взялся от тоски или сердцем или от глаза или от жизни или от буйного ветра иди рак туда тут тебе небыть в рабе божеи Евдокии червоного кровь непить белого тела некрушить не косить не сушить иди рак в синию море пей рак морскую воду и глатай рак морской песок и глатай рак морской камень
    аминь аминь аминь".


    В заключение еще несколько перлов из моей коллекции.
    "Убивенца Ивана".
    "Беременную, первородящую Клавдию".
    "Ожидаемого младенца Юрия (Георгия)".
    "Неопознанного младенца Сергия".
    "Листопадную Марию".


    Записка, свидетельствующая о дикости и темноте:
    "За упакой
    Ксению Питербурскую
    царя Давида
    чудотворца отца Сирофима
    Казанскую Божью Мать
    Николая угодника
    и всех святых".


    Святой мученик Вонифатий, живший в III веке, как верят православные русские люди, помогает исцелять пьяниц, и по этой причине ему весьма часто заказывают молебны. Одна старушка, которая молилась об исцелении от пьянства своего сына, написала имя святого по собственному разумению:
    "Мученик В и н о х в а т и й".


    Довольно много ошибок связано с написанием слова "новопреставленный", т.е. недавно умерший. (Так поминают покойников до сорокового дня.) В записках пишут:
    "Вновь приставленная Анна".
    "Мною представленная Таисия".
    И, наконец, о той записке, что вынесена в заглавие. Она попалась мне лет двадцать назад в Скорбященском храме на Большой Ордынке. Там после некоего перечня имен было приписано:
    "и ногу приставленную".
    Так написательница восприняла на слух все то же слово — "новопреставленная".


    Скончался некий архимандрит. В его келье под кроватью обнаружили чемодан, где было аккуратно сложено приготовленное на случай хиротонии архиерейское облачение. А поверх всего находилась каллиграфическим почерком переписанная речь, которую покойный намеревался произнести при наречении его епископом. Первые слова были такие:
    — Никак не ожидал


    У меня есть знакомый священник, человек довольно крутого нрава. Когда гнев этого батюшки обращается на его матушку, то она смотрит на мужа с кротостию и проникновенно говорит:
    — В архимандриты рвешься?..


    Надо сказать, что монашествующие — даже самые благочестивые из них — с древнейших времен вовсе не чуждались юмора. Есть свидетельства о том, что со своими учениками шутил Святой Антоний Великий, то же самое позволял себе и Преподобный Серафим Саровский...
    Как некое наглядное доказательство позволю себе привести здесь старинный церковный анекдот, который, по всей видимости, возник именно в монашеской среде. Некий подвижник шел по пустыне и вдруг заметил, что навстречу ему идет лев. Предчувствуя неминуемую гибель, монах взмолился:
    — Господи, сделай так, чтобы лев этот стал православным.
    И чудо свершилось — лев встал на задние лапы, передние воздел к небу и человеческим голосом произнес молитву, которую православные читают перед вкушением пищи:
    — Очи всех на Тя, Господи, уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения...


    Насельник Троице-Сергиевой лавры архимандрит М. отличается острым языком и изрядным чувством юмора. Однажды он услышал, как опоздавший на трапезу обратился к присутсвующим со словами:
    — Приятного аппетита.
    Отец М. задумался на секунду и сказал:
    — Когда говорят: "Мир всем", надо отвечать: "И духови твоему". А когда говорят: "Приятного аппетита", следует отвечать "И брюхови твоему".


    А вот шутка, которая возникла в восьмидесятых годах среди братии Оптиной Пустыни.
    — Какие слои населения наиболее вовлечены в перестройку? Рабочий класс, колхозное крестьянство, трудовая интеллигенция и передовое советское монашество...


    Наместник одного из монастырей рассказывал, что как-то раз явился к нему старый монах, который когда-то подвизался в обители, впоследствии разоренной.
    — А какое же у тебя там было послушание? — спросил отец наместник.
    Тот стал двигать руками так, будто дергает веревки, и, имитируя колокольный звон, приговаривал:
    — Все монахи — воры, воры!.. Все монахи — воры, воры!.. Архимандрит — плут, плут!.. Архимандрит — плут, плут!..


    "Один человек сказал великому Антонию:
    — Ты самый великий монах на всем Востоке!
    — Дьявол мне это уже говорил, — отвечал Антоний.


    Некий мудрец века сего посетил однажды авву Зенона.
    — Отче, — спросил он, — можешь ли ты сказать мне, что такое философ?
    — Философ — это слепец, который ищет в темной комнате черную кошку, когда ее там нет, — отвечал старец.
    — А кто же тогда богослов?
    — Богослов это то же самое, но иногда он находит кошку...


    Однажды епископ посетил монастырь в пустыне. Братья, жившие там только на хлебе и воде, лезли из кожи вон, чтобы приготовить для епископа подобающую трапезу.
    В конце обеда, трепеща, они спросили его:
    — Владыка, как ты нашел нашу козлятину?
    — Случайно, под листиком салата, — отвечал епископ.


    Старец упрекал молодого монаха:
    — В твоем возрасте я работал по десять часов в день, а еще десять проводил в молитве.
    Молодой монах отвечал:
    —Я восхищаюсь твоим юношеским рвением, отче, но еще больше меня восхищает твоя зрелость, благодаря которой ты оставил эти крайности.

    Одного старца как-то спросили:
    — Почему это, отче, всякий раз, когда брат, живущий с тобою в келье, принимается петь псалмы, ты высовываешься в окно?
    — Чтобы никто не подумал, что я его истязаю.


    Другой старец говорил:
    — Я помню, прежде женщины, смущаясь, краснели. А теперь они смущаются, если покраснеют.


    Авва Филатерий однажды сказал:
    — Женщины догадываются обо всем. Ошибаются они только тогда, когда думают.

    Особенно льнут к нынешним "старцам" те из верующих, кто боится ответственности за свои поступки и стремится переложить возможную вину за принятые решения на своего духовного отца. В этом отношении современные духовники заслуживают самого искреннего сочувствия — какими пустяками им то и дело приходится заниматься!
    Некий православный христианин, москвич, иногда выражал желание пожить уединенно в загородном доме. И вот такая возможность представилась — хозяева одной дачи должны были уехать, и ему предложили там пожить бесплатно.
    — Ну, — вдруг сказал этот человек, — я это так решить не могу. Я должен съездить в Троице-Сергиеву лавру, взять благословение у своего духовного отца.
    Через несколько дней, после поездки туда, он объявил:
    — Нет, мой старец не благословил мне жить за городом. Он говорит: "Как это можно, бросить в московской квартире одинокую, больную старуху мать..."
    Вот какого типа "проблемы" приходится "разрешать" нынешним нашим "старцам".


    Весьма умилил меня рассказ об одном прославившемся высотою своей жизни архимандрите. Собеседник назвал его "старцем". Тут батюшка ужасно смутился, замахал руками и торопливо проговорил:
    — Нет! Нет! Не старец! Не старец!.. Старичок...


    Я слышал любопытный отзыв Митрополита Алма-Атинского Иосифа (Чернова) об одном из самых популярных нынешних старцев:
    — Он такой добрый, он так вас любит, что готов всех вас в Рай вилами затолкать!..


    Прежде чем продолжить тему экзаменов, я хочу сказать несколько слов о так называемом "заочном секторе" духовной школы. Вот это — дело совершенно новое, невозможное для старой России. Теперь же, когда нужда в священнослужителях не может быть удовлетворяема за счет нескольких семинарий и академий, многие люди принимают священный сан, не имея специального образования, а потом поступают на "заочный сектор". И по возрасту своему, и по развитию они в массе недалеки от тех "бурсаков", которые обучаются и живут в стенах учебного заведения.
    Помню одно из самых первых моих впечатлений о заочном секторе. Первый класс. Экзамен по Новому Завету. "Бурсаки"-заочники сидят в аудитории, шуршат страницами книг и конспектов — вот-вот появятся экзаменаторы.
    Неподалеку от меня сидит совсем молодой батюшка с удивительно чистым и наивным лицом. Вот он оторвался от книги и вслух произносит:
    — Тут сказано, что на восьмой день было обрезание. А что там такое обрезали?
    Раздается общий смех.
    Мне его жалко, я говорю ему:
    — Если тебе это достанется, скажи только, что на восьмой день было обрезание. Уверяю тебя, экзаменатор больше ничего не спросит...
    — А вдруг спросит?..


    На экзамене по Ветхому Завету семинарист рассказывал историю праотца Лота (Бытие, гла 19). Преподавателю приходилось буквально вытягивать из него слова:
    — Ну, а что дальше было?
    — А потом Лот с дочерьми вышел из Сигора...
    — А дальше?
    — А дальше он стал с ними жить в пещере...
    — Ну, а потом?
    — А потом он их обрезал...


    Как-то такое "бурсак" оговорился: вместо того, чтобы сказать, что Господь пятью хлебами накормил пять тысяч человек, он сказал:
    — Пять человек съели пять тысяч хлебов и насытились...
    Преподаватель переспросил:
    — Пять человек съели пять тысяч хлебов? Это в своем роде — тоже чудо.


    Справедливости ради надлежит заметить, что юмор в семинарии не всегда возникает по вине "бурсаков", иногда его привносят и сами преподаватели. Вот два примера, позаимствованные мною из книги "Семьдесят семь православных коанов".
    Преподаватель на уроке Ветхого Завета говорит:
    — На Синайской горе у Моисей с Богом произошла встреча на высшем уровне...
    На уроке разбирают евангельский отрывок о блуднице, пойманной фарисеями и приведенной ко Христу. Вопрос из класса:
    — А куда девался мужчина — тот, который с ней согрешил?
    Преподаватель ищет в тексте.
    — Нет тут никакого мужчины. Убежал, наверное...


    И еще одна, на мой взгляд, самая забавная история.
    Шел экзамен по предмету катехизиса. Преподаватель спрашивает:
    — Какая заповедь была дана прародителям в Раю?
    Семинарист невозмутимо говорит:
    — "Плодитесь и размножайтесь".
    Удивленный преподаватель даже переспросил:
    — Как? Как?
    — "В поте лица своего", — отвечает "бурсак".
    (Для несведущих тут требуется пояснение. Заповедь божия Адаму и Еве — не есть от древа "познания добра и зла" (Быт. 2, 16). Что же касается слов "плодитесь и размножайтесь", то это никакая не заповедь, а Божие благословение (Быт. 1, 28). "В поте лица своего" должен был есть хлеб Адам по изгнании из Рая, в наказание за нарушение заповеди (Быт. 3, 19).


    Мне рассказывали об одном архиерее, вернее, о проповедях его особенных, которые он говаривал дважды в год. Первая была — в Неделю жен-мироносиц. В этот день Владыка возвеличивал женщин, говорил о том, что именно они не покинули Господа Иисуса и тогда, когда мужчины — апостолы — в страхе разбежались. О том, что за верность свою жены-мироносицы первыми удостоились принять весть о Воскресении Христовом. И вся церковь, весь храм, разумеется, заполненный почти сплошь женщинами, все — плакали от умиления...
    Но совсем иная проповедь бывала на День Усекновения Главы Святого Иоанна Предтечи. Тут Владыка говорил о женщинах совсем иное. Он проклинал Иродиаду и дочь ее, винил их в убийстве величайшего праведника, бичевал женское распутство и коварство, говорил о бесчисленных преступлениях, которые совершались самими женщинами или мужчинами по их внушению... И опять вся церковь рыдала навзрыд...


    Мой друг протоиерей Б. Г. в пятидесятых годах служил в Преображенском соборе, который был впоследствии снесен. Это был кафедральный храм тогдашнего Митрополита Крутицкого и Коломенского — Николая (Ярушевича). Отец Б. рассказывал мне, что всякий год в Прощеное воскресение Митрополит приглашал все соборное духовенство в один из кабинетов ресторана при гостинице "Ленинградская" (высотный дом на Каланчевке). Происходило это за два часа до вечернего богослужения. Стол был довольно обильный, но без спиртного — блины, соленая рыба, икра, чай, пирожные, конфеты... И каждый раз во время этого застолья Владыка говорил со своими клириками на одну и ту же тему.
    — Завтра начинается первая седмица Поста. В это время враг (сатана) особенно лютует, и его нападению прежде всего подвергнутся женщины... Так что я вас всех призываю быть внимательными к ним и снисходительными, чтобы и вам не искуситься, не впасть в гнев и раздражительность...
    И по свидетельству отца Б. предупреждение это не бывало лишним. С началом Поста даже алтарницы — старые монахини — из смиренных и покорных становились фуриями...


    Как-то такое был у меня доверительный разговор с одной советской начальницей, она занимала должность секретаря Ярославского райисполкома, и в ее ведении были все тамошние церкви, в том числе и та, где я служил. Она рассказывала мне о своих посещениях храмов, о том, как безобразно ведут себя там верующие женщины — переругиваются, едят и пьют прямо в храме...
    — Как же это можно? — говорила она. — Где же у них вера? Ведь церковь это место, которое должно быть для них святым...
    В ответ я ей рассказал такую историю.
    — Как-то раз на правительственном приеме Сталин вдруг заметил Д.Поликарпова и спросил его: "Как дела?" А Поликарпов в то время был руководителем Союза писателей, и он стал жаловаться Сталину на своих подопечных: они мало пишут, пьянствуют, не платят партийные взносы, ведут себя аморально и пр. и пр. Сталин все это выслушал до конца, а потом сказал: "Других писателей у меня нет". Вот так и я вам могу сказать, — говорил я секретарю райисполкома, — других верующих у нас нет... Они ведь к нам не с неба опускаются. Это — советские люди. Они воспитываются в очередях, в магазинах, на автобусных остановках, на вокзалах и в поездах. Уверяю вас, это не мы и не религия сделали их такими, а вся советская жизнь...


    Продолжая эту тему, можно сказать, что не одна эта ярославская начальница сетовала на невоспитанность и грубость в наших церквах. На это жалуются очень многие люди, которые случайно заходят в храм. Там на них волчицами и тигрицами накидываются старухи: "В брюках женщинам нельзя!.. С накрашенными губами — нельзя!.." Притом и старух этих можно понять — церковь их собственный, обособленный мирок, и они инстинктивно не хотят допускать туда посторонних. Этих темпераментных блюстительниц наружного благочестия великолепно наименовал Митрополит Сурожский Антоний (Блум):
    — Наши православные ведьмы.


    В хрущевском гонении на Церковь был один особенно неприятный или даже, можно сказать, циничный момент. Я имею в виду то обстоятельство, что священнослужители (мужчины!) почти всюду оказались подчинены женщинам. (Ибо возглавители тогдашних общин, т.н. "старосты", в подавляющем большинстве своем — женщины.) Кое-кто из них сумел сохранить субординацию по отношению к клирикам, но у великого числа "ктиторов" в юбках самолюбие и желание управлять возобладало над религиозностью, и бедные наши батюшки бывали в весьма неприятных и даже унизительных положениях.
    При мне одна староста говорила про своего настоятеля:
    — Он у меня пятый год служит.
    Управляющий делами Московской Патриархии Митрополит Ростовский Владимир (Сабодан) упоминал в докладе старосту на Псковщине, которая за годы своего управления приходом "сменила" 22 настоятеля.


    Проблема эта вовсе не нова. Святитель Иоанн Златоустый еще в IV веке сетовал на то, что женщины вмешиваются в управление Церковью. Мне передавали слова протоиерея Валентина Свенцицкого, который говорил так:
    — Католичество страждет от "папства", а Православие — от "бабства".


    Вспоминается мне мысль все того же Святителя Иоанна Златоустого. Звучит она приблизительно так: Господь создал мужчину для дел общественных, а женщину — для домашних, и горе будет тем временам, когда это положение переменится.


    Как-то сидел я в приемной епархиального управления.
    Посетители шли к секретарю Владыки — архимандриту. Неподалеку от меня сидели и потихоньку переговаривались три женщины. Как я понял, они приехали просить обратно своего батюшку, которого перевели от них в другой храм. Через некоторое время одна из женщин встала, сложила руки лодочкой и подошла ко мне, чтобы взять благословение. При этом она сказала:
    — Батюшка, благословите на мирную встречу с отцом архимандритом.


    Маститый протоиерей В. Б. рассказывал мне об одной замечательной сцене, которой когда-то был свидетелем. Произошло это в начале шестидесятых годов. По какому-то делу он пришел к епископу Леониду Можайскому, викарию Московской епархии. Впоследствии — Митрополит Рижский и Латвийский (Поляков). И тут вдруг к Владыке явилась целая депутация женщин из какого-то подмосковного прихода.
    — Владыка, пришлите нам другого батюшку.
    — А ваш-то чем плох? — спрашивает епископ. — Пьет он, что ли?
    — Нет, он у нас в рот спиртного не берет.
    — Плохо служит?
    — Служит хорошо, проповеди нам читает...
    — Так в чем же дело? Почему вы его не хотите?
    — Уж очень мал ростом...
    Тут архиерей рассвирипел:
    — Вон отсюда, нахалки!.. Я вам по росту еще подбирать буду!


    В 1982 году Ярославский Митрополит Иоанн перевел меня с одного прихода на другой. Народ на новом месте привык ко мне довольно быстро, но там была группа, которая желала возвращения моего предшественника.
    И вот как-то вызывает меня к себе секретарь Митрополита и показывает мне письмо, в котором некоторые мои прихожанки просят меня убрать и вернуть им прежнего священника.
    — Берите это письмо, — говорит мне секретарь, — они все тут подписались, и вы их возьмите себе на заметку...
    — Нет, — говорю, — батюшка, я этого письма брать не буду...
    — Как? — удивляется он. — Почему?
    — А потому, что это — женщины. Сегодня они очень любят его, а завтра точно так же будут любить меня...
    И, конечно же, вышло по-моему.


    Чтобы читатель не принял вышеизложенное за хвастовство или самовозношение, я приведу здесь слова одного старого батюшки, который, бывало, говаривал:
    — Если березовое полено облачить в фелонь, а сверху надеть на него камилавку — у него сразу же появятся поклонники. (Читай — поклонницы.)


    Известно, что на Руси самый почитаемый угодник Божий — Святитель Николай Мирликийский. Это относится и к нашим бедственным временам, а среди тех, кто питает к Святому особенное доверие, есть не только церковные, но и совсем дикие люди.
    (Тут надобно заметить, что у этого Святителя два дня празднования — день преставления (6/19 декабря), т.н. "Никола зимний", и день перенесения мощей (9/22 мая), т.н. "Никола летний".) И вот некая женщина заявила священнику:
    — Я никакого Бога не знаю... Я верю только в "Николу летнюю" и в "Николу зимнюю", и обе мне помогают.


    Зашли как-то к деревенской старушке два бродячих художника, которым очень надо было подработать. Поглядели они на божницу и говорят хозяйке:
    — А икона Николы у тебя есть?
    — Как же! Есть, родимые, вот она...
    — Так ведь это у тебя — "Никола летний". А где же у тебя "Никола зимний"?
    Бабка всполошилась, а они говорят:
    — Давай мы тебе напишем икону, будет "Никола — зимний".
    — Сделайте милость...
    И вот они написали ей Святителя Николая в шубе с меховым воротником и в шапке.
    Бабка радехонька, заплатила им, а "образ" на божницу поставила. Зашел как-то раз к ней местный священник, посмотрел и изумился:
    — Это что же у тебя тут такое?
    — Это, батюшка, у меня — "Никола — зимний"... Вот "летний", а этот — "зимний"...
    — Сними, — распорядился батюшка, — и в печке сожги.


    В одном храме была большая икона — "Страшный Суд". Господь — грозный Судия. Ангелы, сонм праведников, толпы грешников, влекомых в Ад, черные фигурки падших духов, словом, сюжет известный. И вот заметили, что некая старушка ставит перед этой иконой свечку таким образом, что она горит прямо перед одной из черных фигурок...
    — Ты кому это свечку ставишь? — спросили ее.
    — А что? — старушка даже и не смутилась. — Еще неизвестно, куда попадешь... Может, и в Ад угодишь... А своего "человечка" везде иметь надо...


    — Здравствуй, батюшка, я пришла.
    — Здравствуй. Очень хорошо, что пришла. Что скажешь?
    — Я объявляю голодовку.
    — Как? Для чего? Против кого?
    — Против Бога.
    — А ты что — очень рассердилась на Бога? Обиделась?
    — Нет: просто похудать хочу.


    К священнику подходит прихожанка и говорит:
    — Батюшка, благослови меня на подвиг юродства.
    А батюшка, который ее довольно хорошо знал, говорит ей с предельной откровенностью:
    — А зачем тебе подвиг юродства? Ты и так дура.
    Женщина обиделась и нашла себе другого духовника.


    В книге, которую я уже цитировал, "Семьдесят семь православных коанов", есть несколько эпизодов, вполне пригодных для этой главы. Например, такие монологи и диалоги:
    Прихожанка рассказывает:
    — Я уже давно заметила: как пойду на всенощную в день Преподобного Серафима Саровского, так меня Бог всегда наказывает...


    Две бабушки разговаривают в храме:
    — Порасселись тут, узлов понаставили...
    — Спаси ж тебя Господи!
    — Нет, это тебя спаси Господи!..


    — Хотели мы съездить одну болящую помыть, да вовремя вспомнили, что в тот день Казанской иконы праздник — грех большой работать, ну и не поехали...


    — Вначале ее в церковь затащили, и ей там жутко понравилось. А потом она меня туда затащила, и мне там тоже жутко понравилось...


    Диалог двух женщин в притворе семинарского храма:
    — Ты куда идешь? Там людей нет — одни семинаристы.
    — Я причаститься.
    — Да у них и причастие учебное...



    Михаил Ардов. "МЕЛОЧИ АРХИ... ПРОТО... И ПРОСТО ИЕРЕЙСКОЙ ЖИЗНИ
    Протоиерей Владимир Мустафин читал лекции по Философии в Смоленской семинарии. Один семинарист, много воображавший о себе, думал, что раз философия, - философствуй, что взбредет в голову. Мустафин послушал его, послушал, и говорит:
    - Да вы же дурак... Вам надо горчичники на голову поставить.


    Мустафин перед экзаменом на III курсе, глядя на минеральную воду, стоящую на столе:
    - Вам что, деньги на это выдают?»
    - Да нет, мы сами.
    - Лучше бы тогда самогонку ставили.


    - Шепокляк - дура, Чебурашка - урод, а сделали кинозвезду !


    У ворот Александро-Невской Лавры к отцу Владимиру Мустафину подскакивает старушка и кричит: «Батюшка, благословите». Отец Владимир, благословляя: «Бог благословит,.. напугала, зараза».


    Отец Владимир Мустафин ходит на службы, в основном, только в те дни, когда ему надо проповедовать, говорит: «Не люблю я на службы ходить - народу полно...»


    Отец Владимир Мустафин: "Сидят эти престарелые развалины интеллигентки на телевидении и рассуждают о высокой любви. Видно что старая потаскуха; однако ведь разжигается своими эмоциями-аффектами. Грехов видать много было, но вот поди ж ты теперь любви чистой захотела. А того и гляди от этих чувств, от похоти развалится..."


    В Китае у учителя русского языка спрашивает студент:
    - Я вчера слышал: "были на речке - воды поколено, а рыбы...
    - Что, больше, чем воды?


    О пользе знания еврейского языка.
    На Украине в еврейском местечке жили и хлопцы. Как-то хлопец приходит в еврейский магазин и заказывает стакан вина. Еврей: "Репка, хоса маим, хоса яим" (Ревекка, половина воды, половина вина).
    Хлопец выпил и спрашивает: "Сколько с меня?". Еврей: "20 копеек". Хлопец дает 10 копеек и разворачивается уходить. Еврей: "А где же ещё 10 копеек?" Хлопец: "А я плачу только за яим". Еврей: "Так вы знаете наш язык!.. Репка, бесплатно двойной яим"


    - Как тебя звали в еврействе?
    - Сруль Срулевич.
    - Назовём тебя по созвучию "Акакий Акакиевич".


    В тяжёлое послевоенное время учительница спрашивает ученика:
    - Почему ты вчера не пришёл на урок?
    - Мама штаны постирала, и не смог прийти.
    В следующий раз:
    - А почему сегодня не пришёл на урок?
    - Я видел ваши штаны постиранные.


    Два еврея в России видят, как негр читает "Кол Исраэль" ("Голос Израиля" - еврейская газета на русском языке). Один другому говорит:
    - Ему мало, что он негр, он ещё читает "Кол Исраэль".


    Еврейская община:
    - Рабби, за что нас, евреев, так не любят?
    - Завтра все принесёте по поллитра водки и вылейте в общий котел, тогда я скажу, за что нас не любят.
    Назавтра сделали, как он сказал. Рабби зачерпнул из котла и дал всем попробовать - чистая вода.


    В арабском языке есть глагол "дурра". Преподаватель восточного факультета поднимает девушку и просит проспрягать этот глагол в имперфекте. Она:
    - Я дура...
    - Достаточно.

    Преподаватель в советском гуманитарном вузе:
    - Переходим к изучению стихотворной формы "частушка". Это такое двустишие, в котором обязательно сочетание в звучании, но необязательно в смысле. Например:
    У моей милёнки в попе поломалась клизма,
    Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма.


    Михаил Юханович отсидел 13 лет. Осудили в 1967 году за участие в кулацко-поповской организации по освобождению русского народа (М.Ю. - ассириец).

    На деньги, что были потрачены на советские праздники, можно было заасфальтировать всю Россию.

    Там о Сталине мудром баллады У костра лесорубы поют.

    Встретились представители двух государств: от СССР Малек, от USA Киссинджер. Киссинджер спрашивает:
    - Господин Ма,лек, я слышал, вы - еврей.
    - Нет, я - русский.
    - А я американский.

    С М.Ю. сидел еврей, который отбывал 5 лет за осквернение еврейских кладбищ - писал на памятниках антисемитские высказывания, фотографировал и отправлял фотографии в органы.


    М.Ю. спрашивает одного соседа по отсидке:
    - А ты за что сидишь 10 лет?
    - За лень. Вечером анекдоты травили. Вечером думаю: сейчас "стукнуть" или утром? Решил утром. А тот стукнул вечером. Вот и сижу.


    О первом спутнике:
    Спутник, спутник, ты могуч, Ты летаешь выше туч. Прославляешь до небес Мать твою КПСС.


    Преподаватель по Литургике отец Евгений Ждан прощаясь с семинаристами, которые разъезжались на рождественские каникулы, на последнем занятии предупредил: «Братья! Осторожно с невестами, на Святках (время от Рождества до Крещения) венчаться нельзя!»
    - А шукать (т.е. «искать» по украински) можно?
    - Что-о?! Щупать?!... Можно, только осторожно!


    Преподаватель по Литургике отец Евгений Ждан все время говорил: «Братья, учите хорошо Церковный Устав, иначе будете служить руководствуясь главой «аще изволит настоятель», а настоятель изволит творить беззаконие!!!»


    Преподаватель по Литургике отец Евгений Ждан был назначен епископом Тамбовским. В Академии родилась пословица: «Тамбовский Ждан тебе товарищь!»


    Студенты заочники из близлежащей к СПб области приехали сдавать экзамены. В профессорской сдают катехизис Бронскому В.И.. Заходит отец Аркадий весь мыслями находящийся в Ветхом завете. Приветствуется с Бронским и спрашивает:
    -Что, В.И., студенты катехизис сдавать приехали?
    Бронский:
    - Да, отец Оркадий, это студенты из дружественной нам Конады. Прекрасно знают катехизис и еще лучше говорят по русски... Вы ничего не хотите передать дружественному нам конадскому народу?...
    О.Аркадий сосредотачивается. Ставит свой портфель -современник Ветхому завету на стол, опирается на него руками и многозначительно произносит:
    -Прошу Вас передать самые искренние пожелания мира и процветания дружественному нам канадскому народу.
    После этого немного склоняет голову и уходит...
    В профессорской пауза. Бронский:
    -Святой! Как есть святой! Я то пошутил, а он принял как истину....
    Студентам "канадцам" было не до смеха, через два дня им предстояло сдавать экзамен по Ветхому завету о. Аркадию....


    Дедушка Ольге Ивановне:
    - Сдал студент мне семинар: 200 страниц, 1 источник - это же «2». Но человек работал, значит это «3». Но я же - не зверь, значит это «4».


    Дедушка никогда не слышит звонка с урока. Как-то читает он свой конспект на уроке Ветхого Завета на II курсе Академии. Один студент громко высморкался в носовой платок. Дедушка: «Это звонок?»


    Дедушка рассказывает 4-му классу на уроке Ветхого Завета, как он после службы в Армии в Великую Отечественную войну пошел в отпуск. У него был выбор: либо в Киев, либо в Эрмитаж. Он поехал в Киев, зашел в музей, там лежат мощи св. Иоасафа, рядом мумифицировавшаяся крыса и пьяница в доказательство того, что мощи - не такое уж чудо. Дедушка оглянулся по сторонам и, пока не видит обслуживающий персонал, приложился к мощам. Потом пришлось бывать ему в другом музее. Видит он также открытую раку, под стеклом - мумифицировавшееся тело. История повторяется, никто ничего не замечает. Он уже собирался уходить, но тут проходит экскурсия, и экскурсовод рассказывает, что в этой раке - мумия фараона.
    «Я надеюсь, Господь меня простит, ведь, я не сознательно совершил идолопоклонство», - резюмировал дедушка.


    Дедушка идет по коридору Академии, к нему подходит первоклассник и просит: «Батюшка, благословите». Дедушка: «Почему вы меня батюшкой называете? вы не знаете моё имя? некоторые, ведь, оскорбляются! Я - не батюшка, я - богослов!»


    Как-то просили отца Аркадия И. поисповедыть в Академическом храме. Он: «Я возглавляю кафедру Ветхого Завета, вы сами подумайте, может ли быть у меня свободное время»?


    На помазание к архимандиру Макарию (Веретенникову) подходит женщина в годах, складывает руки на груди крестообразно, как для Причастия, и говорит: «Раба Божия Марья Иванна». Он, помазывая её чело крестообразно, произносит: «Архимандрит Макарий».


    В МДА при владыке Александре примерно раз в месяц бывали встречи студентов и преподавателей с ректором. Поступила записка: «Если воспитанница регентского отделения забеременела (имеется ввиду замужняя, но в записке этого не сказано), может ли она взять академический отпуск, а потом снова возобновить обучение?» Владыка Александр на это ответил, грозя пальцем: «Я вам дам шуры-муры!»


    О. Н. объясняет студентам как совершалась одна из жертв в Ветхом Завете: - Они приносили в жертву ПЕЧКИ И ПОЧЕНЬ... Ржание. - Нет-нет! Почень и печки... Ржание усиливается. О.Н. (устало): - Извините, братья, у меня вчера был престольный праздник... ».


    Был случай на уроке Литургики. Отец Дорофей проверяет наличие студентов после зимних каникул. "Где Комель?" - Студенты - "Жену поят." О. Дорофей, смеясь- "А, жену паяет, хОрошо, хОрошо".


    Минская ДС. Дежурный помощник инспектора Алексей Константинович (он же Касатон, он же Мао-Дзэ-Дун, он же Череп). Окончил МДС. Говорит студентам:
    - Как вам известно, я приехал из Москвы, а в Москве дураков не держат.


    Минская ДС. Экзамен. Ждали ассистентом какого-то очень злого преподавателя, в связи с чем поставили ему стул без одной ножки. Вместо него пришёл на экзамен ректор...


    В Минской ДС был такой преподаватель протоиерей Григорий Пилипчук (он же Бельмондо, он же Кутузов). Он всегда ходил на уроки с хозяйственной сеткой, в которой носил свои пособия.
    Однажды он пришёл на урок с дипломатом. В классе переполох:
    - Бельмондо с дипломатом пришёл...
    - Да не может быть...
    После молитвы перед началом занятий он положил дипломат на стол, раскрыл его и достал оттуда...
    ...свою хозяйственную сетку с пособиями.


    Минская ДС. Урок канонического права. Тема: подготовка к III Вселенскому Собору. Преподаватель:
    - Папа узнал из вечерних новостей по телевизору о свержении св. Иоанна Златоуста. Он очень обиделся, что ему не позвонили.


    Минская ДС. Преподаватель Церковной истории часто любил говорить: "Как говорил Василий Васильевич Болотов..."
    Студенты решили над ним пошутить.
    Однажды посреди урока в класс заходит дежурный с вахты и говорит преподавателю:
    - Вам телеграмма.
    - Какие могут быть телеграммы во время урока?
    - Срочная...
    - Зачитай...
    - Я этого не говорил тчк Василий Васильевич Болотов тчк.


    В первом классе Киевской Духовной Семинарии учился студент из Закарпатья Лазорик С. На уроке Нового Завета, который вел о. Евлогий, ему было задано рассказать евангельское повествование о пребывании Христа у Симона фарисея. Слава замешкался и не знал, как ответить.
    - Ну, Слава, подумай хорошенько. К Христу подошла жена, села у Его ног… - начал подсказывать преподаватель.
    - А, и стала умывать ноги…- припомнил Слава.
    - Что это была за жена?
    -Жена Симона фарисея!- догадался Слава. Класс разразился хохотом.
    -Нет, нет, Слава это была блудница.- Начал поправлять Славу о. Евлогий. – А фарисей начал роптать на Иисуса, а что Иисус ему на это сказал?
    - Симоне Ионин, любиши ли мя!!!
    После этого изречения урок был сорван окончательно.


    В КДА на 1 курсе у заочников экзамен по литургике. Преподаватель спрашивает у одного студента в сане: «Ну что, батюшка, исполняете супружеские обязанности в посту, ну и матушка небось уже беременная?» «Конечно батюшка, в молитвенной обстановке» - ответил тот. «Да нет, просто батюшки в посту не пьют» - ответил преподаватель.


    В КДА на экзамене у заочников заходит один студент кладет на стол конверт. Препод: «А вы будете сдавать какой экзамен (А он преподавал 2 предмета на курсе, но экзамены в разных семестрах, а студент сдавал экзамен сразу за год.)??» Студент: «Оба». Препод: «А в конверте знания за два предмета??»


    В КДА подходят заочники к о. В. и просят, чтоб экзамен он принял через конверты и что сумма не маленькая, на что он ответил: «Я такие дешевые шоколадки не кушаю!»


    В Одесской семинарии на уроке догматического богословия о. Евлогий задает студенту А. вопрос о сотворении жены. Ответ студента из Закарпатья: "Творец взял ребро у Адама и вставил Еве".


    В Одесской С однажды ночью прибежал псих и начал ломиться в двери с криками: «Я Иисус, откройте» На что ему дежурный ответил: «Сейчас за вами ангелы приедут»


    В храм заходит хамоватого вида молодой человек, подходит к священнику, бьет его по щеке и, ехидно улыбаясь, говорит: "А что, отче, сказано ведь, ударили в правую щеку, подставь и левую". Батюшка бывший мастер спорта по боксу хуком слева отправляет наглеца в дальний угол храма и кротко произносит: "Сказано также, какой мерою меряете, такой и вам будет отмерено! " Испуганные прихожане: "Что там происходит? " Дьякон важно: "Евангелие толкуют".


    "Если ты говоришь с Богом - это молитва, а если Бог говорит с тобой - это шизофрения"


    В одной деревне разнеслась весть, что в соседнем большом монастыре сменился настоятель. Тут же явился к воротам монастыря какой-то бедняк в лохмотьях и, заметив настоятеля, подошел к нему.
    — Отче, — сказал он, — я хорошо знал прежнего настоятеля,
    который был очень щедр ко мне. Надеюсь, что и ты тоже будешь щедрым…
    — Разумеется, брат; но, видишь ли, старый настоятель —
    это я, а новый явится дней через десять…


    Из газеты
    Из приходской газеты Храма Святителя Николая
    у Соломенной сторожки.
    Прочитал лет пять тому назад:
    Батюшка, у меня икона упала.
    К чему это?
    -Не волнуйтесь, матушка- это сила тяготения превысила силу трения


    «Вокруг бурсы...» Легенды духовных школ
    СМЕШНЫЕ ИСТОРИИ И БАЙКИ


    Из будней и праздников свечного ящика в храме.
    - Дайте мне икону Девы Марии.
    Продавец задумывается на мгновение и протягивает женщине Казанскую.
    - Что вы мне даете?! Я просила Деву, а Она здесь Мать!
    Но есть и более интересные варианты.
    - У вас есть икона Богородицы по имени Параскева?
    - Простите, а почему вы считаете, что такая икона существует?
    - Я же видела, что на ней написано: "Пр. Богородица"!..
    Сегодня и того чище.
    Женщина подает записку на молебен "св. Нилу Мирликийскому". На объяснение, что в Мирах Ликийских был епископом святитель Николай, отвечает:
    - Что вы мне тут объясняете? Николай тут ни при чем. Нил! Моего отца так звали. А святой Нил жил на Бали.
    - Может быть, вы хотите сказать, что его мощи в Бари?
    - В каком еще баре? На Бали я говорю!
    Сотрудница распечатывает специально для женщины список всех святых с именем Нил. Терпеливо втолковывает:
    - Вот, смотрите, я из интернета распечатала: вот Нил Столобенский, Нил Сорский...
    - Ваш интернет - помойка!
    На этом диалог завершается. Но записка, поданная на молебен, остается. И рука свечницы правит "Нила" на "Николая", не смущаясь тем, что на память при этом приходит Бали...
    [livejournal.com profile] igumen_nektariy
    Было отпевание. Покойник как покойник. Но... на нем были зачем-то очки и галстук (только шляпы не хватало). Но самое интересное было под сложенными руками - брошюра, положенная заботливыми родственниками: «Как вести себя на кладбище». Они видимо решили, что в книжке этой содержится инструкция для покойников...


    Кадит диакон алтарь и громко читает 50 псалом. На его пути стоит чтец, отличавшийся очень худощавым сложением.
    Диакон кадит чтеца и читает: "Возрадуются кости смиренные..."


    Игумен один рассказывал.
    Приходит к нему бабка и говорит «Батюшка, мой Васенька умер, и никто не отпел, так похоронили! Отпойте заочно».
    Он говорит: «Конечно, давайте»., Отпевает р.б. Василия, бабушка заливается слезами. После отпевания он у нее и спрашивает "А кто он вам был? Муж, сын?"
    - "Отче! Это КОТИК мой был!"


    Дальнейшее веселие )
    Христос пришёл сюда не ради того, чтобы Его писали на иконах. Не ради того, чтобы
    устроить музей. Он пришёл, чтобы мы, Он и Отец были едины. А мы? Не упускаем ли мы из виду чего-то важного? Иногда люди говорят мне:
    — Я не готов к Причастию.
    А я отвечаю:
    — А ты молись, готовься! Иначе для чего ты живёшь на этой земле?
    Действительно, для чего мы живём? Разве есть в этом какой-то иной смысл, кроме того, чтобы
    любить Бога, находиться в общении и единении с Ним и друг с другом? И здесь мы тоже находимся именно по этой причине.
    Господь любит нас. Как трудно нам это понять! Это так поразительно! Если это само по себе не делает нас счастливыми, то уж не знаю, что тогда может нам помочь. Если это не побуждает нас встать и изменить мир, то мы уже мертвы. Мертвы и сами того не замечаем. Ведь это — самая великая благая весть в мире. Неважно, кто мы, и неважно, что мы делаем, и неважно, сколько раз мы падаем, — Бог, Источник и Творец всего, любит нас. Ура! Это просто невероятно! Можем ли мы представить себе, что нашли такого мужа или такую жену, которые любят нас независимо от того, что мы делаем? Которые любили бы нас всегда? Если даже супруг нам так скажет, мы, пожалуй, спросим: «Ты что, пьян, что ли?» Мы просто не поверим этому. А Бог любит нас. Разве есть у нас повод для ропота? Нет, нет и нет! Ропот — это просто бессмысленно.
    Мы не спасаемся, потому что делаем выбор, который состоит в том, чтобы не любить Его. Мы отворачиваемся от Бога и поворачиваемся к себе, то есть грешим. Он даёт нам свободу отвернуться от Него, если мы того желаем. Мы свободны выбрать ад. Он желает, чтобы мы избрали спасение, не потому, что это для Него что-то меняет, но потому, что Он нас любит. Для этого-то Он нас и создал — чтобы разделить с нами общение и радость. И если мы выбираем не Его, то мы выбираем пустоту. Тогда мы теряем всё.
    Господь — это полнота всего. Нет ничего больше или вне Его. Ад — это отсутствие способности иметь взаимоотношения с Богом. В аду у вас исчерпаны все возможности быть единым с Богом. Исчерпаны все возможности быть тем, кем вы были созданы. И там вы останетесь вечно, тоскуя по тому, чего вы уже не можете получить.
    Богу угодны не жертвы, не принесённые Ему в дар вещи, но любовь, направленная от себя к другим. Милости хочу, а не жертвы... Бог не нуждается ни в чём. У Него есть всё, Он — Творец всего. Он хочет, чтобы мы были милосердны и имели любовь друг к другу. Этим словами Он говорит: «У Меня есть всё. Любите друг друга — вот чего Я хочу от вас. Ваша любовь, ваша доброта друг к другу — вот что Мне угодно, а отнюдь не вещи». Схиархимандрит Иаким Парр


    Смех есть дыхание, выпускаемое чрез ноздри, в уничижение высокомудрствующих о себе. св. Афанасий Великий


    Монах должен быть человеком радости. Радость эта не психологическая, а духовное состояние, потому что радость – это плод Святого Духа. Архимандрит Ефрем (Куцу), игумен Ватопетской обители Святой Горы Афон


    Христианин – это не человек, который всего боится: как бы чего не съел, куда бы не посмотрел… Хотя многие живут на таком отрицательном христианстве: упаси, как бы чего не вышло. А я им говорю: чего вы, собственно, боитесь? Господь смерть победил. Господь любовь нам даровал. Господь сказал нам: «Радуйтесь.» Так живите с этой радостью о Господе, побеждая и зло, и уныние, и сомнения. Протоиерей Сергий Попов


    Одна женщина долгое время была ревностной христианкой, а потом совратилась и стала блудницей. Старец-отшельник о. Иоанн Колов, живший в пустыне, узнал о ее падении и решил пойти в город, чтобы спасти несчастную. Придя к ней, он произнес лишь единственную фразу, которая перевернула все в сердце женщины и возвратила ее к Богу. Он спросил: "Что худого нашла ты в Иисусе, что дошла до такого состояния?"


    «Жизнь без юмора — опасна». Эти слова патриарха Кирилла в 2010 году во время визита в Одессу растиражировали все информагентства. Слова Святейшего о том, что «большинство плохих людей лишены чувства юмора» и о том, что юмор «понижает градус человеческого конфликта, помогает разрядить обстановку», были встречены бурными аплодисментами.


    Если у вас нет живых взаимоотношений с Богом — у вас нет жизни. И Бог — это не идея. Он — не теория. Он — не концепция. Бог — это Личность. Но большинство из нас никогда Его не встречали. Я всегда расстраиваюсь, когда кто-нибудь говорит о Боге так, как будто бы Бог — это абстрактная философская идея. Потому что когда я слышу это, я понимаю: они не знают, Кто такой Бог. Пару лет назад ко мне пришла молодая девушка и сказала: «Я хочу креститься». Я сказал: «Мы должны научить тебя вере, нужно, чтобы с тобой поговорил кто-то из прихода и научил тебя». Она сказала мне что-то очень глубокое: «Я слышала об Иисусе Христе, и я хочу быть с Ним. Я хочу быть крещена, потому что я хочу, чтобы внутри меня были кровь и тело Иисуса Христа, потому что теперь я знаю, Кто Он, и без Него я не хочу жить». Я ее крестил на той же неделе. Все необходимое образование, которое ей нужно, она получит позже, основное она уже знает. Знаете ли Его вы таким же образом?! Схиархимандрит Иоаким (Парр), настоятель монастыря преподобной Марии Египетской в Нью-Йорке.


    Жизнь Церкви необычайно радостна. Если мы теряем эту радость и это счастье пребывания с Богом - значит, что-то в нас сломалось, подтухло, испортилось, и надо принимать какие-то меры. Архимандрит Тихон (Шевкунов)


    С Богом надо иметь личные отношения. Иначе все свечки, все посты, все причащения — всё мимо. Христианство — это живая жизнь с живым Богом. А не какие-то оккультные и магические действия. Хоть опейся святой водой — ничего не будет, если не будешь менять своё сердце, свои мысли, всю свою жизнь. Пётр Мамонов


    Много лет назад пришла ко мне поговорить одна молодая женщина; она села в ризнице на диван, свесила голову и с горьким, кислым выражением лица сказала загробным голосом: Я грешница… Я ей бодро ответил: Это не новость, ясно, что вы грешница — мы все грешники!.. Да, сказала она, но я особенно гнусная… Я ответил: Ну, это гордость! Но что же в вас такого особенно гнусного? — Когда я смотрю на себя в зеркало, я нахожу себя очень хорошенькой… Я сказал: Ну, это, во всяком случае, правда; и как же вы на это реагируете? — Тщеславием! — Я сказал: Если дело только в этом, то я вас научу, как с этим справиться: станьте перед зеркалом, вглядитесь в каждую отдельную черту своего лица, и когда вы находите, что она вам нравится, то скажите: Спасибо, Господи, что Ты создал такую красоту, как мои глаза, как мои брови, мой лоб, мой нос, уши — что угодно. И каждый раз, как вы найдете у себя что-то красивое, — поблагодарите Бога. И постепенно вы обнаружите, что благодарность вытеснила тщеславие. В результате получится, что, как только вы взглянете на себя, вы будете обращаться к Богу с ликующей радостью и благодарностью. Но прибавьте к этому и еще нечто: вглядитесь хорошенько в кислое выражение вашего лица и скажите: «Прости, Господи, — мой единственный вклад в эту красоту, которую Ты создал, это противное выражение лица» — это единственное, что в нем действительно ваше… Митрополит Антоний Сурожский


    За почти 20 лет, что мы знакомы, он дал мне множество духовных советов и наставлений. Одно я буду помнить всю жизнь. Однажды я приехал к нему в непростых жизненных обстоятельствах. Приехал мрачный и расстроенный. Дела были не просто плохи, а хуже некуда. Батюшка утешал меня, как мог, мы долго говорили, а в конце он крепко обнял и твердым голосом тихо сказал на ухо:
    – Будешь со Христом – и в аду будет рай.
    И дал мне пук пасхальных свечей из Иерусалима.
    Его слова поразили меня в самое сердце, и я словно очнулся. За проблемами и обстоятельствами я совершенно позабыл о главном, что наполняет жизнь христианина смыслом и радостью, – быть с Богом. Не метафизически и умозрительно, а просто так – лицом к лицу. Когда ты с Богом, всё меняется. Там, где Свет, – нет тьмы. Там, где Любовь, – нет места унынию и одиночеству. «Сыне, даждь Ми сердце твое» – вот что главное. Когда ты со Христом, перестаешь бояться боли, становишься бесстрашным, можешь бегать по снегу и не проваливаться. С Богом мертвая пустыня преображается в райский сад и для тебя нет ничего невозможного… Схиархимандрит ВЛАСИЙ (Перегонцев)


    «Добрым смехом можно бесшумно развеять скопившиеся тучи злобной спорливости, ненависти, даже убийства». И все же, «есть два смеха: светлый и темный, их сейчас же можно различить по улыбке, по глазам смеющегося. В себе его можно различить по сопровождающему духу: если нет легкой радости, тонкого, мягчащего сердце веяния, то смех несветлый. Если же в груди жестко и сухо и улыбка кривится, то смех — грязный». святитель Иоанн (Максимович).


    В один Православный Храм как-то раз зашел сектант-проповедник с Библией в руках. А там как раз закончилась служба. Сектант подошел к батюшке и говорит:
    — Дайте мне минут 20, и я докажу, основываясь строго на цитатах из Библии, что нельзя почитать иконы, и вообще вы всё тут неправильно делаете!
    Батюшка говорит:
    — Что ж, пожалуйста…
    И вот, «проповедник» начал вещать на тему различных православных «неправильностей», умело комбинируя цитаты из разных мест, чтобы подтвердить свои умствования. 15 минут говорил, 20, 30…
    Наконец, Батюшка его останавливает его и говорит:
    — А хотите, я, основываясь строго на цитатах из Священного Писания, докажу, что Вы должны повеситься?
    — Что?! Как?! Повеситься?! — обалдел сектант.
    Батюшка взял Библию, открыл, ткнул пальцем в текст, и говорит:
    — Читай, что написано — а написано было «…он (Иуда) вышел, пошел и удавился» (Мф. 27:5).
    Потом перевернул несколько страниц и прочитал:
    — «Иди и ты поступай так же» (Лк.10:37)


    Однажды русский священник был направлен с визитом в Африку, в Александрийский Патриархат. После официальных встреч и переговоров батюшке предложили поехать в Кению, в один из местных приходов на престольный праздник. Кенийский приход, естественно, был сплошь негритянским.
    Во время службы настоятель предложил нашему батюшке произнести несколько возгласов. Когда священник появился на амвоне, певчие прекратили петь, а прихожане настороженно замерли.
    Наконец, настоятель понял, что случилось что-то неладное, вышел на амвон, всмотрелся в лица прихожан и всё понял.
    — Братья, не смущайтесь, что нынче нам сослужает белый! — произнёс кениец. — Это русский! Поверьте, его душа такая же чёрная, как и у нас!
    И служба продолжилась обычным порядком…


    — Каюсь, смотрела на салют.
    — А в чём тут грех?
    — (С ужасом) Как в чём, ведь они же в небо стреляют


    Пришла женщина в храм на Крещение, да не на службу, а только святой воды набрать. Пономарь возле купели берет у каждого подходящего его тару, наполняет крещенской водой, да ставит на небольшой рядом стоящий столик.
    Доходит очередь до женщины, а столик уже весь уставлен бутылками и банками. Берет юноша бутыль у женщины, наполняет святой водой, да порывается поставить на пол.
    Женщина видит это и начинает вопить: «Нет! Нельзя на землю! Волшебная сила в землю уйдёт....


    — Петрович, ты не в курсе, когда у нас пост заканчивается? Ну, чтобы мясо можно было спокойно есть.
    — А ты что, его не ешь?
    — Ем … Но как-то неспокойно.


    Не считай себя праведником
    Прочитал батюшка Евангелие в неделю «О мытаре и фарисее», сказал проповедь, в которой подробно разъяснил, что не нужно гордиться своим положением и достижениями, как это делал фарисей, который думал: «Слава Богу, что я не такой как этот мытарь» и не нужно превозноситься над кающимся грешником, а надо уподобляться ему в покаянии.
    — Ну, братия и сестры, поняли вы что-нибудь?! – спросил священник.
    — Да батюшка! – ответили прихожане. – Слава Богу, что мы не такие, как этот фарисей!


    У Бога надо просить действительно нужного
    Идет монах по пустыне и вдруг видит, как из-за очередного бархана поднимается голодный лев.
    Обуял отшельника страх и взмолился он Богу: — Господи, сделай так, чтобы лев стал православным!
    Лев подошел к монаху, обнюхал его, а потом поднялся на задние лапы и, указывая на него передними, начал читать молитву: — «Очи всех на тя, Господи, уповают и ты даёшь им пищу во благовремении…»


    Если бы в посте все дело было в еде, то святыми были бы коровы (Иоанн Дамаскин)


    Один человек искал Бога. Вначале пришел к католикам — там встретили приветливо, расспросили о жизни и посадили на скамейку в первый ряд.
    Затем заглянул к баптистам — там и чаем напоили, и пообещали найти невесту.
    Наконец, он пришел в православный храм — там лишь одна старушка оглянулась, фыркнула и опять отвернулась. Здесь он и решил остаться.
    Когда священник беседовал с ним о его пути к вере, он так мотивировал своё решение стать православным: «Батюшка, я экономист и знаю, что хороший товар навязывать не будут!»


    Весёлость человека — это самая выдающая человека черта, с ногами и руками. Иной характер долго не раскусите, а рассмеётся человек как-нибудь очень искренно, и весь характер его вдруг окажется как на ладони. Только с самым высшим и с самым счастливым развитием человек умеет веселиться сообщительно, то есть неотразимо и добродушно. Я не про умственное его развитие говорю, а про характер, про целое человека. Итак: если захотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или даже как он волнуется благороднейшими идеями, а высмотрите лучше его, когда он смеётся. Хорошо смеётся человек — значит хороший человек.
    Фёдор Достоевский


    Умный мальчик
    В советской школе времён Хрущёва учительница проводит тематическое занятие по борьбе с религией. Полчаса она доказывала детям, что Бога люди придумали и на самом деле Его не существует, а на последние 15 минут оставила задание.
    — Машенька, скажи громко: «Бога нет» и покажи Ему кукиш! — велит учительница.
    Машенька показывает в небо фигу и говорит требуемую фразу…
    — Петя, а теперь ты! «Бога нет» и кукиш!
    Петя говорит и показывает.
    Наконец, очередь доходит до Вовочки, но он говорить и показывать кукиш отказывается.
    — Объяснись сейчас же! — требует учительница.
    — Марья Ивановна, если Его нет, то говорить об этом и показывать фиги глупо! А если Он есть, зачем я буду портить отношения?!


    Испытание
    Раздается звонок келейнику наместника:
    — Здравствуйте! Наместника можно?
    — Его нет.
    — Дайте, пожалуйста, его телефон.
    Келейник:
    — А вы человек верующий?
    — Да.
    — Прочтите «Отче наш».
    Человек читает молитву.
    — Ладно, а теперь расскажите «Символ Веры», — человек рассказывает.
    — Вот вам телефон, а если наместник придет, что передать, кто звонил?
    Ответ в трубке:
    — Епископ Амвросий…


    Настоятель храма из районного городка давненько в областной столице не бывал, даже архиерей успел поменяться.
 Надо ехать, брать благословение у нового. 
Приехал, зашел во двор епархиального управления. Видит: автомобиль чинят, из-под него ноги чьи-то торчат. Батюшка был то ли из отставных вояк, то ли из «ментов», церемониться с простым, да тем более с обслуживающим людом особо не привык:
 – Эй ты, водила! – окликнул он ремонтника и даже по подошвам ботинок того легонько попинал. – Не знаешь, новый владыка на месте?
 Ремонтник молча и неторопливо выбрался из-под автомобиля и, обтирая тряпкой испачканные маслом свои руки, с нескрываемым любопытством поглядел на вопрошавшего: 
– Вообще-то я не водила, а ваш новый владыка!
 Батюшка тут и сел


    После того, как Платон дал определение человека как животного, ходящего на двух ногах и лишенного шерсти и перьев, Диоген принес к нему в школу ощипанного петуха и отпустил его, торжественно провозгласив: "Теперь ты - человек!" Платону пришлось добавить к определению фразу "... и с плоскими ногтями."


    Из рассказа некоего диакона, случайно услышавшего разговор двух сыновей священников (одному 5 лет, другому - 7).
    - ты знаешь, я понял, почему наши папы такие, с животиками.
    - Почему?
    - Они из гробов восстали! И наверное жили там, когда учились в семинарии…
    - Откуда ты знаешь???
    - Они же сами поют: «Христос воскресе из мертвых смертью смерть попрал, и сущим во гробах ЖИВОТ даровал !»


    Мы все — дураки, и всегда ими были. Только мы считаем, что меняемся с каждым днем. Просыпаешься и думаешь: «Нет, сегодня я уже не дурак. Я получил свой урок. Вчера я был дураком, но сегодня утром — нет». А завтра понимаешь, что как был дураком, так им и остался.
    Рэй Брэдбери

    Недавно присутствовала на отпевании. Отпевал новый батюшка. Слышу за спиной такой диалог. Одна бабушка говорит:"Ты представляешь подхожу к нему и говорю "святой отец". А он мне "Я не святой. Я грешный". Другая в ужасе:" Кошмар!!!!!! Так и сказал?? Ой-ой! Как же так?! Грешный! Да зачем же нам такого прислали!?" "Дак наверно что сделал так его к нам и отправили!" Помолчали. Подумали. Опять шепот: "Это он грешный потому что у него дети есть." "Ну да! Какой же он святой, если дети!" Тут не выдержала еще одна бабушка и с тяжким вздохом закончила обсуждение: "Это у них в Церквах нормальных батюшек не хватает. Вот и не выгоняют они грешных... А за границей все батюшки - святые отцы. Я по телевизору видела!"

    Стал волк христианином, ходит и говорит всем: «Простите, благословите». Идет мимо заяц, он ему: «Здравствуй заяц», тот: «Здравствуй волк». «Ну ты меня прости заяц, я был не прав». «Бог тебя простит волк». Идет дальше навстречу ему гусь, он говорит: «Ну ты меня прости гусь, я может быть когда-нибудь был не прав, родственников твоих обижал и еще что-то». Гусь ему: «Шшш». Волк ему говорит: «Гусь ну ты не гневайся я все-таки так вот и так, прости меня, я теперь другой стал, я христианин». А гусь опять «Шшш». Волк взял его и съел. Ему говорят: «Ты что, волк, ты же христианином стал», а тот: «А что он на святого шипит?»


    Устами младенца.
    Спросила у дочки, кто такой Боженька?
    До глубины сердца поразил ее ответ:
    — Боженька — это самый главный в мире Папа...


    Жил-был некий человек. Умер он и оказался на небесах. Возле жемчужных ворот его встретил ангел:
    Чтобы пройти через эти ворота, ты должен набрать 100 баллов. Рассказывай мне обо всех добрых делах, которые ты совершил на земле, а я буду говорить, сколько баллов ты заработал.
    - Хорошо, — ответил человек, — я прожил со своей женой пятьдесят лет и ни разу не изменил ей, даже в сердце своем.
    - Прекрасно! — воскликнул ангел. — За это ты получаешь целых три балла!
    - Три?! — изумился человек. — Ну хорошо. Всю свою жизнь я ходил в церковь, платил десятину, помогал бедным.
    - Великолепно! — воскликнул ангел. — Это достойно двух баллов.
    - Только два?!! — удивился человек. — Я открыл бесплатную столовую, работал в доме престарелых.
    - Достохвально! Ты заслужил еще четыре балла, сказал ангел.
    - Четыре?!! — в отчаянии закричал человек. -В таком случае в рай можно попасть только по Божьей благодати!!!
    - Тогда проходи!


    Однажды известный певец вышел из театра после концерта. У выхода его поджидала усталая, сутулая женщина. Она сказала, что у нее серьезно болен ребенок, а денег на операцию нет. Женщина попросила певца пожертвовать ей часть гонорара за концерт. Певец, не задумываясь, отдал ей весь гонорар. Когда друзья узнали об этой истории, они возмутились:
    - Эта женщина не раз проделывала подобное с известными исполнителями! Тебя обманули!
    - Так значит нет больного ребенка? -воскликнул певец.
    - Конечно, нет! — ответили друзья.
    - Как вы меня обрадовали! — откликнулся певец.


    Идет урок. Учительница спрашивает:
    -Дети! Назовите какое-нибудь чудо?
    Девочка, воспитанная в христианской семье поднимает руку. Учительница, нехотя, спрашивает ее.
    -Чудо было, когда Бог перевел израильтян через Красное море.
    Учительница, видимо не верящая в Бога, решила придраться:
    -Это нельзя назвать чудом. Ученые определили, что в определенном месте, в определенное время это море по колено и его спокойно можно перейти.
    Учительница спрашивает дальше:
    -Дети! Ну кто-нибудь, назовет какое-нибудь чудо?
    Опять эта девочка тянет руку. Учительнице деваться некуда. Спрашивает.
    -Чудо было, когда все фараоново войско утонуло в море, где было по колено воды.


    Святость.
    В детскую больницу должна была прибыть настоятельница Марфо-Мариинской обители — Елисавета Федоровна. Воспитательница объяснила детям: «Не забудьте! Когда она войдет к вам, скажите: «Добрый день!» — и целуйте ручку!».
    Как только в комнату вошла Елисавета Федоровна, прозвучало дружное: «Добрый день! И целуйте ручку!». Все детишки выставили ручки для поцелуя. Воспитательница была в ужасе, а вот матушка с радостью одарила поцелуем каждого из малышей.


    Один священник, который устал слушать отговорки, почему люди не ходят в церковь, написал следующее:
    Несколько причин, по которым я не умываюсь:
    1. Потому что меня заставляли умываться в детстве.
    2. Потому что меня не учили умываться в детстве.
    2. Те, кто умываются — лицемеры — думают, что они чище других.
    3. Не могу решить, какое мыло лучше.
    4. Когда-то я умывался, но потом мне это надоело.
    5. Я умываюсь только по большим праздникам — на Рождество и Пасху.
    6. Никто из моих друзей не умывается.
    7. Начну умываться, когда стану старым и грязным.
    8. У меня нет времени на умывание.
    9. Зимой вода слишком холодная, а летом слишком теплая.
    10. Не хочу, чтобы на мне зарабатывали производители мыла.
    11. Я моюсь в душе (игра слов, кто поймет).
    12. Все мыло одинаково моет. Разные сорта мыл придуманы жуликами в белых халатах.
    13. Все войны в мире из-за мыла.
    14. Все сорта мыл имеют свои недостатки. Я моюсь тремя мылами сразу. Ибо только такое соединение мыл правильное.


    Священника спросили:
    — Если Бог присутствует везде, то зачем ходить в церковь?
    Он ответил:
    — Во всей атмосфере есть вода, но когда тебе хочется пить, ты должен идти к источнику или колодцу.


    Молодой монах пришел за советом к авве Моисею.
    – Отче, – сказал он, – я понимаю, как можно согрешить зрением, слухом, вкусом или осязанием. Но как можно согрешить обонянием?
    – Если совать нос в чужие дела, – отвечал старец.


    Итак во времена древние, тысячу с лишним лет назад жил один парень. Его национальность значения не имеет, как и происхождение. Задумал тот молодой парень стать атеистом. А ходили в те времена слухи о некоем Мойше атеисте, что мог любого священника в диспуте за пояс заткнуть. Решил юнец найти этого Мойшу атеиста и стать его учеником. Много он ходил, много людей расспрашивал о Мойше, и вот, после нескольких лет странствий, он подошел к хижине, где, как ему сказали, жил великий Атеист. На стук ему ответил дребезжащий старческий голос:
    -Кого там несет на ночь глядя?
    -Простите, но вы ли Мойша атеист?
    -Пока живу, надеюсь, юноша.
    -Я прошел много миль, я путешествовал по разным странам, чтобы найти вас. Я хочу стать вашим учеником.
    Старик удивленно уставился на юношу.
    -Учеником? Но чему ты можешь обучиться у меня? Я не ремесленник, не ученый, ни политик.
    -Я слышал, что вы — величайший атеист. Я тоже атеист, и хотел бы слушать ваши доводы и учится.
    -Так ты, юноша, атеист?
    -Да, я не верю ни в каких богов. Их нет.
    -Что же интересно… Но послушай меня юноша. Ты читал Библию, Коран или Апокрифы?
    -Нет, но…
    -Не перебивай старших, юноша. Ты разговаривал со жрецами, священниками, имамами?
    -Нет
    -Ты совершал паломничества в святые места?
    -Нет, но зачем. Я же не верю в это…
    -Ты жил при ските отшельников, наблюдая за их жизнью и разговаривая с ними?
    -Нет
    -Ну, тогда, юноша, ты не Атеист.
    -А кто я тогда?
    -Ты — невежда!


    У одной женщины спросили, почему она постоянно ходит с ведром воды и горящим факелом.
    – Хочу залить пламя ада и поджечь райский сад.
    – Зачем?
    – Чтобы люди служили Богу не за обещания райских наград или из-за страха ада, а любили Его просто так.


    Говори со Христом, Божией Матерью, ангелами и святыми просто и не задумываясь, на любом месте, и проси чего хочешь. Говори: «Господи, или, Матерь Божия, Ты знаешь мой настрой. Помоги мне!» Вот так просто и со смирением говори с Ними о том, что тебя беспокоит, а уже потом произноси молитву: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Старец Паисий Святогорец


    Когда человек просыпается, что он должен сделать, по-вашему, первым делом? Правильно, помолиться. А еще что? От чего жизнь сразу расцветает и наполняется светом? Мы должны день начать с улыбки, обращенной к Господу Богу. Затем – улыбнуться мужу (или жене), ребенку, родителям и родственникам. А ведь мы этого не делаем в повседневной жизни! Когда у нас хорошее настроение, так и поступаем. Но даже не задумываемся, чтобы сделать это обязательным и непременным. Как говорят святые отцы об улыбке: «Надо быть веселым, но зубы не показывать». Надо душой улыбаться и Богу, и человеку. Это те навыки, которые мы, к сожалению, утеряли. Так давайте обращаться к святоотеческому опыту, который и станем внедрять в наши семейные отношения. Протоиерей Геннадий Нефедов


    Ребенок пишет: "РАДИТЕЛИ".
    Я спрашиваю: "А какое проверочное слово? " Ребенок ласково прищурившись отвечает: "РАДОСТЬ"
    Даже исправлять не хочется))


    "Чем ближе скорбь, тем ближе Бог"
    Ученики как-то спросили своего учителя:
    – Как понять слова: чем ближе скорбь, тем ближе Бог? Значит ли это, что Бог отдаляется от тех, кто не страдает?
    Учитель, улыбнувшись, ответил им:
    – Запомните, Бог не отдаляется ни от кого. И если человек страдает, то Богу больно смотреть на это.
    К примеру, у отца двое детей, один из них заболел, а другой – здоров. С каким ребенком будет сидеть отец? С больным! Правильно? Но значит ли это, что Он отдалился и больше не любит здорового? Нет, конечно! Просто Он знает, что больной ребенок в Нем сейчас нуждается гораздо сильнее…
    Но порой, и здоровый ребенок забывает об отце и становится непослушным. Отец видит, как портится его характер, и пытается с ним поговорить. Он просит его одуматься, то тот его не слышит. И вот непослушание приводит к болезни (не помыл руки перед едой или промочил ноги)… Что сделает любящий отец? Он будет за ним ухаживать… Правильно? Так и наш Бог. Как только нам больно, Он за нами ухаживает…


    ПРИТЧА «ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ?»
    Один муж хотел помочь своей жене, у которой, как он подозревал, были проблемы со слухом.
    Однажды вечером он стал у нее за спиной на противоположном конце комнаты и шепотом сказал:
    - Ты меня слышишь?
    Ответа не последовало, он подошел поближе и повторил:
    - А сейчас слышишь?
    Результат тот же.
    Он подошел еще ближе и спросил:
    - Ты меня слышишь?
    Так и не услышав ответа, он, наконец, повторил свой вопрос, стоя у нее прямо за спиной. Она повернулась к нему и сказала:
    - В четвертый раз говорю: Да!
    Бывает так: мы думаем, что с другими что-то не так, а оказывается - с нами самими...


    Три притчи о тех, кто ушел из Церкви из-за обиды на людей, бестактно и самоуправно ведущих себя в храме Божием.
    1. Притча от протоиерея Димитрия Смирнова: "Мне как-то в булочной нахамили, так теперь я хлеб больше не ем".
    2. Некто решил раздать нуждающимся по 1 млн. руб. Выстроилась очередь, приходит девушка, занимает её и спокойно ждёт. Вдруг к ней подходит старушка, стоящая впереди, и начинает делать замечания, что и стоит она неправильно, и одета не так...
    Девушка обижается и убегает. После этого она уже принципиально не приходит к этому благотворителю (раздача денег у него бессрочная) и рассказывает окружающим, как у этого мецената всё плохо и какие жуткие грубияны его окружают. Ближние ей сочувствуют, и среди тех, кто там не был, ползёт слух, что благотворителя такого, может быть, и не существует вовсе, и денег там наверняка не раздают, просто какие-то векселя...
    3. Человек сидит в тюрьме, к нему приходит мать, или отец, которых он уже очень долго не видел. Тюремщик грубо ему говорит, чтобы он вытряхивался из камеры на свидание. Человек обижается на тюремщика и не идёт на встречу с родителями...


    Подруга рассказала вчера историю.
    Она работает ветеринаром, и вчера к ней в клинику привезли старую 10-летнюю собаку, которая была больна раком и уже умирала. Хозяева решили её усыпить, т.к. животное очень сильно мучилось. Они посчитали нужным, чтобы при этой процедуре присутствовал их 6-летний сын. Когда собаку усыпляли, подруга была очень удивлена тем, что малыш не проронил ни одной слезинки.
    Тогда она спросила, знает ли он, почему животные живут гораздо меньше людей.
    Ответ поразил её до глубины души. Мальчик сказал:
    "Конечно, знаю. Люди приходят в этот мир, чтобы научиться любить. А собаки это уже сразу умеют, поэтому им не требуется так много времени".


    В середине 1980-х годов в СССР началось повальное увлечение астрологией, экстрасенсорикой и парапсихологией. Президент Академии наук Анатолий Александров, которому в ту пору шел уже почетный девятый десяток, рассказал тогда:
    "В 1916 году мои сестры увлеклись спиритизмом. В смутное время всегда возникают такие увлечения. Мой отец, обращаясь к ним, сказал:
    – Я еще могу поверить, что вы можете вызвать дух Льва Толстого или Антона Чехова, но чтобы они с вами, дурами, по два часа разговаривали, я в это никогда не поверю!"


    Стоишь себе в храме и любишь весь мир!
    А мимо ходят разные прихожане, толкаются и мешают его любить…


    Подходит ко мне один наш прихожанин и спрашивает:
    – Батюшка, мне тут один человек сказал, что по воскресеньям мыться никак нельзя. Мыться в воскресенье кощунственно, это всё равно что в крови Спасителя купаться. Это правда?
    – Кто этот человек, что вам такое сказал?
    – Он говорит, что он верующий православный.
    – В церковь этот человек ходит?
    – Нет.
    – Исповедуется, причащается?
    – Нет.
    – Может, он с Евангелием не расстаётся?
    – Нет.
    – Так почему же он православный?!
    – А он по воскресеньям в бане не моется.
    Священник Александр Дьяченко.


    Однажды на глухой приход в 10 человек, к протоиерею о.Василию Швец приехал архимандрит из Ленинграда и сказал: «Почему у тебя старушки не умеют ничего петь, кроме «Господи помилуй»?» о.Василий ответил: «Если бы Господь помиловал, так больше ничего и не нужно».


    Самая большая благодарность Богу — радость! - Старец Фаддей Витовницкий


    Попал в этот мир по связям. Родители помогли. Если бы не родители, не знаю где бы сейчас был.


    Если вас при входе в церковь
    Встретит бабка-свечкодуйка
    И сурово пожурит вас
    За отсутствие платка,
    Не спешите пререкаться!
    Неспроста она вас пилит,
    Не хватает ей общенья,
    Надо бабку пожалеть!
    С нею вы поговорите
    Про глубинный смысл кафизмы,
    Про решения соборов,
    Про градацию страстей.
    В лавке книжку ей купите,
    Где про авву Дорофея,
    Поясните мимоходом,
    Кто он – авва Дорофей.
    И тогда она, пресытясь
    Вашим с нею разговором,
    Больше вас журить не будет,
    Будет очень уважать.


    Как ношение очков не показатель ума, так и ношение креста не показатель веры.


    Что и говорить, любят у нас обсудить и покритиковать священников. Поэтому для меня было весьма неожиданным, когда однажды, в ту пору, когда я служил еще в Донском монастыре, ко мне подошел наш прихожанин по имени Николай и сказал:
    – Теперь я понял: самые лучшие, самые великие, самые терпеливые и прекрасные люди на свете – это священники!
    Я удивился и спросил, почему он вдруг так решил?
    Николай ответил:
    – У меня живет кот. Очень хороший, умный, замечательный, красивый. Но есть у него одна странность: когда мы с женой уходим на работу, он забирается в нашу постель и, простите, гадит в нее. Мы всячески пытались его отучить – упрашивали, наказывали, все бесполезно. Как-то мы соорудили даже целую баррикаду. Но когда я вернулся домой, то увидел, что баррикада раскидана, а кот снова пробрался в постель и сделал там свое грязное дело. Я до того разозлился, что схватил его и просто избил! Кот так обиделся, что залез под стул, сел там и заплакал. По-настоящему, я впервые такое видел, у него слезы катились из глаз.
    В это время пришла жена, увидела все и набросилась на меня: «Как тебе не стыдно? А еще православный! Не буду с тобой даже разговаривать, пока не покаешься у священника за свой зверский, гадкий, нехристианский поступок!» Мне ничего не оставалось делать, да и совесть обличала, – наутро я пришел в монастырь на исповедь. Исповедовал игумен Глеб. Я отстоял очередь и все ему рассказал. Отец Глеб, игумен из Троице-Сергиевой лавры, служил тогда временно в Донском монастыре и был очень добрым, средних лет священником. Обычно он стоял на исповеди, облокотившись на аналой, и, подперев бороду кулачком, выслушивал грехи прихожан. Николай очень подробно и чистосердечно поведал ему всю свою печальную историю. Он старался ничего не утаить, поэтому говорил долго. А когда закончил, отец Глеб помолчал немного и, вздохнув, проговорил:
    – Н-да… Нехорошо, конечно, получилось!.. Вот только я не понял: этот копт, он что, в университете учится? Там что, общежития у них нет?
    – Какой «копт»? – переспросил Николай.
    – Ну тот, который у вас живет, про которого ты сейчас все это рассказал.
    «И тут до меня дошло, – завершил свою историю Николай, – что отец Глеб, который был слегка туговат на ухо, десять минут смиренно выслушивал мой бред про копта, который зачем-то живет у нас в квартире и гадит в нашу кровать, которого я зверски избил, а он залез под стул, сидел там и плакал… И тогда я понял, что самые прекрасные и непостижимые, самые терпеливые и великие люди на свете – это наши священники».


    Хочу поделиться историей. Живу я в небольшом селе. Храм у нас тоже небольшой, печное отопление. Однажды зимой вызвался я топить перед литургией. Встал в 3.00, и к 4-ем печка уже горела во всю. Убедившись, что уголь хорошо разгорелся, решил подремать немного, устроил стулья возле печки, выключил свет. Тишина, 5.00 утра, темнота, только подсвечивает немного из поддувала. Я один… Ни души… Ни внутри , ни снаружи…
    И вдруг, из маленькой паномарки, откуда идёт вход в алтарь разливается призрачный мигающий свет, а из алтаря как грянет мужской хор – «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его!»
    ….
    Сколько длился мой ступор я не знаю, но когда я пришёл в себя, осенив себя крестным знаменем, направился в сторону алтаря. Оказывается, батюшка забыл свой мобильник в алтаре на полочке, и на 5.00 у него был заведён будильник с этим песнопением.
    Порадовало две вещи:
    1. У меня и мысли не возникло о том, что я удостоился … и т.д.
    2. Хорошо, что я в это утро топил вместо старенькой бабушки…
    Прошу прощения за отсутствие литературного штилю...


    Задача, для тех, кто объясняет свойство крещенской воды не портится долгое время, якобы наличием в ней СЕРЕБРА от креста, который опускает священник при освящении воды.
    "Сколько серебра будет содержать вода, освящённая в реке 19-го января, если: скорость течения воды составляет 20 км/час, крест в руках священника ДЕРЕВЯННЫЙ, а поблизости нет месторождений и залежей серебра???"


    Люди - странные существа. Гадости делают друг другу, а прощения просят у Бога. У многих на шее крестик, а в душе нолик.


    Главное — не место, где находишься, а состояние духа, в котором пребываешь.


    У жизни железное правило: что заварил - то и расхлёбываешь!


    Иду по улице, улыбаюсь, настроение хорошее, думаю:
    - Господи, сделай так, чтобы у всех людей вокруг стало хорошее настроение!
    Падаю в лужу. Лежу. Смотрю, вокруг люди улыбаются... Настроение у них, видите ли, хорошее.


    Человек без улыбки — это струны без скрипки, это море без чайки, это дом без хозяйки,
    это кот без хвоста, это хвост без кота. Улыбайтесь всегда!


    Христианская притча в изложении Константина Филатова
    ДВА ИНОКА
    Были два инока, которых нечистый совратил самовольно оставить свою пустынь. Скитались они беспутно в лености и пьянстве, одержимые многими грехами, но после раскаялись, вернулись в обитель и просили игумена назначить им покаяние. И заключили их на год и обоим поровну давали хлеб и воду. Были братья одинаковы по виду, но когда исполнилось время покаяния и вышли они из заключения, то увидели отцы одного из них печальным и бледным, другой же был весел и светел лицом. И удивились все, ибо братья принимали пищу поровну. И спросили старцы печального брата:
    — О чём помышлял ты в келье своей?
    И отвечал он:
    — Думал я о зле, мною содеянном, и о муках, на которые обрёк я себя своими грехами, и от страха иссохла плоть моя.
    И спросили потом другого:
    — А ты о чём размышлял в затворе?
    И отвечал тот:
    — Я благодарил Бога за то, что исторг он меня из нечистоты мира сего и избавил от будущего мучения, и возвратил меня к праведной жизни. И радовался я, славя Господа нашего!
    И сказали старцы:
    — Покаяние и того, и другого истинно и равно перед Богом.


    http://pravoslavie.fm/interested/15-pravoslavnykh-shutok-dobrym-lyudyam-na-p/
    http://pravoslavie.fm/yumor/15-obrazchikov-pravoslavnogo-yumora-dlya-p/
    http://vk.com/orthodox_smile
    http://www.hamburg-hram.de/category/veselie
    Оригинал взят у [livejournal.com profile] dr_verhovcev в Устами священника
    Тут я приведу коллекцию цитат, вынесенных из проповедей одного известного московского священника. Его фамилию нарочито не публикую, поскольку вырванная из контекста цитата может быть спорно воспринята. Тут есть все и афористичность, и мудрость, и педогогичный сарказм, и остроумие, и любовь.

    - Правильно, яблоко сломать и большую часть отдать, но и это не всегда бывает искренне, а зачастую по гордости, мол чтоб почитали, по этим порывам мы даже девушку можем пропустить вперед, раза три-четыре до свадьбы …

    - Иногда мы смиряемся "ну и что мол жена такая, поживу уж как-нибудь с ней лет 26, а там глядишь и Ваганьково или Митино"

    - Если ты победил страсти, тебе плевать, обидели тебя, ограбили, унизили или убили, даже ядерная война все это для тебя не ценнее сушенных тараканьих лапок, прошлогодних.

    - Некоторые исповедываются, "батюшка, грешен я, плохо подумал про того-то того-то, да потому что он сволочь у меня часы украл!!!"

    - Ты считаешь, что сегодня прочитал сорок молитв вместо тридцати девяти значит Богу угодил? Ты глупый совсем? С кем ты торгуешься? Богу не количество нужно, а искренность, иногда проще вообще перекреститься, но чтобы от всего сердца.

    - Один другому - ты скотина. Я не скотина, потому что ты скотина. И никогда не сойдутся на том, что мы оба скоты.

    - Взять самого заядлого алкоголика - чемпиона мира по алкоголизму, поставить чашу с хорошей водкой, скажем там Абсолют и он затрепетал, но если он произнесет "не введи во искушение", не повторит как попугай "пиастры, пиастры" а искренне, то благодать Божья сойдет и он спокойно эту чашу проигнорирует.

    - Поэтому нам и научить кого-то трудно и от нас человек часто ничего не может воспринять, даже если мы хотим чего-то объяснять. Потому что это все мы делаем с гордостью, тщеславием и с превозношением, желанием возвыситься, желанием человека унизить, растоптать, поставить его на место, доказать свою мнимую правоту и т.д. Человек не сможет это воспринять.

    - Правильно поставленный диагноз - это наполовину вылеченная болезнь. А то двадцать лет лечили от желтухи, а он оказался малайцем.

    - Много вопросов задают на экзамене? так это не засыпают, а вытягивают!

    - Мир в семье, когда играя в шашки один говорит ходи, другой - нет ты ходи.

    - Заповедь почитай родителей, совсем уж извините для дебилов, это должно быть и так ясно как день.

    - Нищему легче все бросить, чем богатому. Это тебе не рубашечку выбросить за 400 $, а есть рубашечки за 400 $ я сам видел.

    - Язык похож, это точно. Как тот язык на котором мы с вами говорим он чем-то напоминает язык Пушкина, Державина…

    - Ну вон, как в Англии, если ты знаком там с принцем Чарльзом, можно многие вопросы решить

    - Все под руководством партии, будь она проклята, хотя что значит будь, она и так проклята с начала существования

    - Покаяние - это не айм сорри.

    - Новые мамочки про детей "Ах как они мне надоели" А потом дети начинают по одному умирать, она плачет, а чего ты плачешь? Они же тебе надоели? Вот один умер. Ну как? Все? Полегче стало? Нет, сейчас второй помрет. Устала от них, живи тогда одна.

    - Конечно, детям подарить шоколадное ассорти это приятно, а вот какому-нибудь вшивому пьяньчужке вычесать вшей из башки это весьма не приятно, все дело в степени пожертвования собой.

    - Любовь - это не чувство, когда все в душе пылает там каким-то огнем, о котором поэты пишут, это не любовь, неа, это я хочу иметь. А любовь, это когда я хочу дать. Свою кровь, свое время, свои силы, свои средства, свой ум, свою жилплощадь. Я без тебя жить не могу - подпись под нелюбовью, типа будь рядом, когда у меня будет настроение, я тебя обниму или поцелую. Так и сыр любят, хотя кое-какая разница меж человеком и сыром есть, не смотря на то, что и то и то - биологическая масса.

    - Иногда папе тоже интересно, что вырастет из его детей.

    - Адам мог бы сказать Еве "ты знаешь девочка дорогая, давай не будем - Бог не велит"

    - Какой он плохой или она плохая, с этого начинается практически любая исповедь.

    - От тебя только одно зло, кислород перерабатываешь в углекислый газ и горы навоза, и всяких там пустых банок и оберток. Вот собственно и вся твоя жизнь. А Господь терпит, ведь он то любит.

    - Хотите я Вам сейчас одно пророчество скажу? Записывайте. "Будет то, что будет. Это обязательно сбудется!"

    - Некоторые говорят, что мол три года назад муж умер, а я до сих пор его забыть не могу …что это за странная задача мужа забыть, это что надо с ума сойти … или часть мозга удалить…

    - В детстве мне говорили не суй шпильку в розетку, сунул, отскочил на три метра, в доме свет потух и три пальца обжог …Взрослые предупреждали ведь? Не поверил. Вот и на тебе. Доволен?

    - Надо всегда благодарить Бога, это не значит войти в состояние аутотренинга "Моя рука спокойная и теплая, я ни на что не реагирую, мне на все начхать, я абсолютно спокоен." Эта нирвана нам не по вкусу, это уже "будизьм".

    - Это даже не пыль и не тень, это тень пыли в серой комнате.

    - А мы все время просим, ой что то спина заболела можно присяду, ой все болит, я лучше прилягу, ой а можно я подстелю что-нибудь А вторую подушечку можно, а одеяльце еще одно можно а то дует … а может еще леденец за щеку положить чтоб вкуснее было? Все время просим комфорта - состояния свиньи валяющейся в грязи.

    - А то накачаются, я мол головой кирпич разбиваю. Ну а если пистолет Макарова с 5 метром, и чего ты с кулаками делать будешь? 9 грамм и все. Зачем тебе гора мышц то, чтоб стрелять легче было?

    - Попробуйте сделайте доброе дело, так сразу за плечом появится бес тщеславия: О, ты молодец, хорошо молишься, ты духовно растешь!

    - Вспомните школьные глуповатые задачки, когда вам нужно было соединить двух велосипедистов в точке С, не учитывая ничего из того что, ветер дует, дорога кривая, правая нога длиннее левой … Какой смысл в этой задаче? Реально - никакого, кроме упражнения ума. Но … на будущее, как путь к решению более сложных задач, а в результате умению кого-то накормить, обуть одеть воспитать. Вот и вся наша жизнь имеет лишь один смысл - это упражнения в помощи ближнему!

    - А любить любящего ничего не стоит. Гитлер, был такой странный человек, но он тоже любил свою возлюбленную, был ей верен Даже животное, гладишь собачку - она хвостом виляет, дашь ей ногой она завизжит и убежит экая невидаль! А ты вот полюби того, кто тебя ненавидит.

    - На самом деле, для нас хотя бы начать учиться любить любящих тебя - родственников, преодолев любовь к себе. Это первый шаг. А то мы настолько ушли от понятия любви, что и любящих любить не можем. Мы ими только пользуемся.

    - Без любви жизнь скучная, подлая и без перспективы.

    - Мне сказали, что мой один знакомый сейчас возглавляет консультацию по семье и браку, я чуть со стула не упал. Чему он может научить? Он женат был четыре раза!!! Хирург, который отправил сотню больных на кладбище, и только двоих спас, вы что к нему обратитесь?

    - Как многие рассуждают? Ну лучше детям особо так не налегать на веру, потому что им в жизни будет трудно….Надо чтоб детям было легко. Такая задача, чтобы им было лёгко-лёгко в жизни, так мы все хотим, чтобы все у них было так безмятежно..беззаботно, чтобы они так вот по глади проскользили и так вот мягко окочурились. Так где-нибудь в хоспесе каком-нибудь Что бы в 93 года так на нет бы сошли в таких тихих сновидениях. Мы совсем не хотим, чтобы нашего сыночка там распяли..оплевали…избили…этого конечно мы не хотим. Мы же не извращенцы, кто же из нормальных может этого хотеть, но в жизни бывает всякое.

    - Или сейчас очень модно желать друг другу "Гуд Лак!", мол "удачи!" как будто мы все с Вами картежники

    - Да если бы за каждый наш грех нам на голову кирпич падал, то за неделю бы от нас осталась пирамида Хеопса

    - Некоторые откровенно говорят, я в Храм приду и мне так легко сразу….так же легко будет и от стакана пива….но в этом ли суть посещения???

    - Встретил друга безработного чуть ли не кандидат физмат наук, говорит нет работы…говорю да даже не знаю…ну что тебе не нужны умные люди? Умные то нужны, а вот считающие себя умными…..вообще то нет

    - Мы не только не можем уступить место в транспорте, мы и детей вперед запускаем чтобы они нам место заняли, и что из них вырастет?...Узнаем лет через 15-17

    - Почему заповедано "Не суди, да не судим будешь?" А потому что не должно хромому смеяться над горбатым! Потому что все мы с горбатой душой и хромой верой!

    - А то некоторые прибегут "Батюшка, батюшка… мне вчера отец покойный снился или там мать……что мне делать??????" Говорю, а что делать застрелиться теперь что ли? Ну приснилось, повернись на другой бок, может дедушка покойный присниться…." в ответ "А может батюшка, я скоро помру?" Отвечаю: "Помрешь, куда же ты денешься, все мы помрем рано или поздно"

    - В Храме порой столько народу то, даже покреститься руку не поднимешь, дышать абсолютно не чем, а тут еще за спиной тебя всю службу сверлят, что мол загораживаешь, и вообще чего такой здоровый сюда приперся…

    - Именно воскреснуть из мертвых, а не очнуться как редко но бывает в моргах, сидит дежурный а из холодильной камеры человек выходит, как и был без ничего и спрашивает "А где здесь выход?"

    - Зависть это когда человеку дарят 500 мерседес, а он говорит "Ааааа…вон у того 600-тый!!!" а тот у кого 600 завидует тому у кого Ferrari, а тот в свою очередь тому у кого Порше, а тот у кого Порше завидует тому у кого Порше и еще 800 долларов на бензин

    - Мы привыкли верить телевизору, услышал 25 тепла, вышел в рубашке, а на улице снег и думаешь….странно, а сам мог бы выглянуть в окно то да и одеться адекватно

    - Человек все себе приписывает, это я такой умный, такой гениальный, это я..я..я..я..я..Я и раз на седьмой у него лопается в голове всего один сосуд и человек не то что перестает Якать, а перестает вообще соображать, двигаться и вообще ходит под себя в туалет

    - Если любимый человек захотел уйти, не держите! Если он Ваш, он вернется, а если не вернется, то никогда вашим и не был.

    - Мы благодарим, сами того не осознавая, что Спасибо - это желание спасения ближнему, и то одну букву потеряли, одним словом написали.... Это как у американцев Good morning" - приветствие, им лень, они и говорят "Morning!" - то бишь "утро", ну и утро, дальше то что.....бред какой-то"

    - Надо кротко смиряться с Божьей волей, заболел? Ну, значит надо поболеть, не пренебрегая при этом медициной, и радоваться, что сейчас хотя бы много всяких пилюль. Пушкина с какой-то пулей в животе и то не спасли....щас бы в Склиф отвезли, он бы уже через неделю бы писал стихи о том, как пожалел Дантеса........ну или плохо прицелился....))))))

    В: Как заставить покреститься моего двоюродного брата с женой?
    О: Можно взять ружье, зарядить, пальнут при них в потолок, чтобы убедить, что оно заряжено, и под дулом привести в Церковь и наверняка такой батюшка найдется, который также под дулом их и по крестит, только толку то от этого?

    Долго я их собирал....не один год.

    Profile

    live124578

    December 2016

    S M T W T F S
         123
    4 56 7 89 10
    1112 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 222324
    25262728293031

    Syndicate

    RSS Atom

    Most Popular Tags

    Page Summary

    Style Credit

    Expand Cut Tags

    No cut tags
    Page generated Sep. 24th, 2017 08:48 am
    Powered by Dreamwidth Studios